1uomo.ru

Мода и Стиль
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Цель царя Кира. Почему персы должны были завершить завоевание Вавилона

Цель царя Кира. Почему персы должны были завершить завоевание Вавилона?

С обретением царского венца Кир Великий вынужден был непрестанно воевать, чтобы его держава получала все больше и больше доходов. У царства не должно было быть сильных врагов, иначе это угрожало бы самому могуществу царя. К 546 году до н.э. персы во главе с Киром стали повелителями в Мидии, затем им покорилась Лидия. Но впереди была самая серьезная цель — мегаполис той эпохи Вавилон, сказочный город. Овладение этим городом означало бы не просто очередное блистательное завоевание. Это был бы достойный шаг воинственного правителя, который устрашил бы врагов и в будущем.

Политический расчет строился на том, что персы захватывали настоящую столицу мира. В Междуречье Вавилон шестого века до нашей эры был центром цивилизации. Обладая таким центром, персидский царь Кир становился повелителем Вселенной, мира. Его слава становилась безмерной, на века. Но получить желанный плод нужно было только зрелым. И Кир не собирался жертвовать воинами в штурмах, пока Вавилон не был бы истощен экономически.

Персы не только постепенно захватывали области, лишавшие вавилонян доходов. Но и посылали агентов, чтобы разложить местное общество. То есть персидский царь сочетал военные и политические методы борьбы, опираясь на разведку, спецслужбы. Посланники, проникавшие в город под видом купцов, агитировали в пользу Кира среди вавилонской олигархии. Они быстро нащупали болевые точки вавилонской знати, которая тяготилась стремлением к диктатуре царей Набонида и Валтасара. Кроме того, персы не жалели золота и серебра, подкупая сановников и влиятельных торговцев.

Персидский царь в Вавилоне

Персидский царь в Вавилоне

Простые жители Вавилона были равнодушны к тому, кто окажется у трона. Они исправно платили высокие налоги. Валтасар своих подданных не жалел, его сборщики налогов выбивали мзду палками, намеренно вгоняли ремесленный люд в долги. На рынках персидские агенты толково разъясняли таким жертвам царского произвола, что, мол, есть и более мягкосердечные правители, которые не стригут с овец последней шерсти. Постепенно немало простых вавилонян начинали верить, что царь персов Кир принесет избавление от бед.

Посланники персов сеяли надежды на скорое освобождение и среди многочисленных рабов вавилонян. Каждому после победы персов сулили свободу. Набонид и Валтасар в войне с персами могли полагаться исключительно на халдейское воинство. Для халдеев персидское господство означало банкротство. Они лишались привилегий. Но халдеев было немного. И серьезной военной силы они не представляли.

Видение Валтасара

Страшное видение царя Валтасара перед его гибелью

Отрезав стольный град Вавилон от земледельческих окраин, персы окружили свою добычу, как волки окружают раненого оленя. Царей Вавилонии бросили наместники. Особенно большую помощь оказал Киру наместник страны Гутиум, граничившей с Мидией. Получив его земли, Кир вплотную подошел к Мидийской стене, преграждавшей персам путь в глубь Вавилонии. Не рискуя штурмовать эту мощную линию укреплений, Кир готовился обойти ее с флангов. Здесь ему мешала река Гинд (Дияла), которая в случае неудачного исхода сражения, находясь в тылу у персов, помешала бы их отступлению.

«Отец истории» Геродот писал, что в 539 году до н.э. при переправе через Гинд (современная Дияла) одна из священных белых лошадей царя Персии утонула в потоке. Кир в гневе приказал покончить с непокорной рекой. За лето персидское войско вырыло триста шестьдесят каналов и отвело воду из реки. Царя Кира задержали гидравлические сооружения Навуходоносора, которые вавилоняне смогли привести в действие. Воды залили и территорию от Описа и Сиппара к югу, защитив Вавилон от врагов.

Персидская империя

Империя персидских царей

В сражении у города Описа персы заставили бежать вавилонян во главе с Набонидом. 10 октября был захвачен без боя Сиппар, а 12 октября 539 года до н.э. персы смогли пройти в Вавилон по руслу реки, которую отвели. Царь Валтасар поздно схватился за меч, был убит персами. Известна библейская история о пире Валтасара и его видении. Якобы вавилонский правитель святотатственно использовал для еды и напитков священные сосуды, вывезенные его отцом из Иерусалимского храма. В разгар веселья на стене появились начертанные таинственной рукой слова на иврите: «мене, мене, текел, упарсин». Пророк Даниил истолковал надпись, в переводе с иврита означающую: «Исчислено, исчислено, взвешено, разделено», — и расшифровал ее как послание Бога Валтасару, предсказав скорую гибель ему и его царству.

В ту же ночь Валтасар был зарезан завоевателями. Царь Кир вошел в столицу мира 29 октября 539 года до н. э. Он помиловал пленных сановников Вавилона. Бывшего царя Набонида отослал в провинцию Карманию на востоке Ирана, где того без лишнего шума и отравили. Конечно, персы приказали переписать историю завоевания Вавилона. Согласно их версии, никакой войны с персами не было, а если и имели место отдельные инциденты, вроде битвы при Описе, то в них повинен был только Набонид, но никак не град Вавилон. Править Вавилоном Кир сначала поручил своему старшему сыну и наследнику Камбису, но спустя несколько месяцев, видимо, по политическим мотивам, Кир отстранил сына от власти и короновался сам.

Персидская конница

Кавалерия персидских царей

Персидского царя вавилонские жрецы поддерживали как могли. Кира провозгласили посланцем бога Мардука, покровителем древних местных культов. Но из автономного царства Вавилония вскоре превратилась в простую сатрапию. В конечном итоге завоевание Вавилона открыло Киру путь к власти над Сирией и Палестиной. Богатейшей Финикии ничего не оставалось иного, как признать покровительство персидского монарха и платить ему все положенные налоги. Вот так верный выбор направления главного удара решил для персов многие политические задачи, превратил державу Кира в крупнейшую империю тогдашнего обитаемого мира. Процветавший при персах Вавилон по праву считался в империи, как и Персеполь, Сузы, Экбатаны, одной из четырех столиц персидского властителя.

Прочитайте еще наши материалы о персидских царях. Например, о походе царя Камбиса в пески Египта. Или о коварстве царя Дария, сделавшего себя властителем империи с помощью верных людей и кинжала.

Астинь

Царица А́стинь [1] (др.-евр. ושתי , Вашти; др.-греч. Αστιν ) — ветхозаветный персонаж; первая жена персидского царя Артаксеркса (евр. Ахашверош), согласно Книге Есфирь, входящей в Танах (Ветхий Завет). Она была изгнана за отказ явиться на царский пир, чтобы показать по воле царя свою красоту, и вместо неё царицей была избрана Есфирь. В мидраше она изображается нечестивой и тщеславной, в то время как феминизм считает её свободомыслящей героиней.

Содержание

В книге Есфирь [ править | править код ]

В книге Есфирь Астинь фигурирует как жена царя Ахашвероша (которого трактуют как Ксеркса, Артаксеркса I или Артаксеркса II). Когда царь устроил роскошный пир для своих приближённых и знати, Астинь также устроила отдельный пир для женщин. На седьмой день пира, когда «развеселилось сердце царя от вина», он приказал семерым своим евнухам,

чтобы они привели царицу Астинь пред лице царя в венце царском для того, чтобы показать народам и князьям красоту её; потому что она была очень красива. Но царица Астинь не захотела прийти по приказанию царя, объявленному чрез евнухов. И разгневался царь сильно, и ярость его загорелась в нём. Есф. 1:11–13

Он спросил своих советников, как наказать Астинь за непослушание. Князь Мемухан сказал, что царица причинила зло не только царю, но и всем мужьям Персии, жёны которых могли бы последовать её примеру и не слушаться. Он посоветовал царю отказаться от неё и найти себе другую жену. Артаксеркс последовал этому совету и послал во все области своего царства письма, гласившие, что муж должен быть главой своего дома. Позже он женился на Есфири, которая заменила ему Астинь [2] .

Некоторые мидраши считают, что Артаксеркс приказал Астини явиться на пир обнажённой [3] . Танцовщицы часто развлекали царских гостей, но персидский обычай, согласно которому «царица ещё в большей степени, чем жёны других мужчин, была сокрыта от глаз людей» [4] , делает это предположение маловероятным.

Читайте так же:
Работа с кожей воротники

Историчность [ править | править код ]

В XIX и начале XX веков комментаторы Библии пытались соотнести Астинь с персидскими царицами, которых упоминали греческие историки. Когда обнаружилось, что имена Артаксеркс и Ксеркс равнозначны, были попытки соотнести Артаксеркса с Ксерксом I, а Астинь — с его женой Аместридой, упоминаемой Геродотом. Однако традиционные источники считают, что в книге Есфирь речь идёт об Артаксерксе II. Доктор Якоб Хошандер, поддерживавший эту версию, предположил, что Астинь может быть женой Артаксеркса по имени Статира, которую упоминает Плутарх [5] . Но обе эти гипотезы проблематичны. Аместрида оставалась у власти и после воцарения своего сына Артаксеркса I, к тому же позднее учёные отвергли предположение об идентичности Артаксеркса и Ксеркса. Не сходятся с библейским рассказом и детали жизни Статиры, так как её убила мать Артаксеркса II ещё до событий Пурима. (Считается, что у Артаксеркса II было 366 жён и наложниц [6] .)

Персидская традиция, зафиксированная ат-Табари, считала Астинь отдельной исторической личностью.

Значение имени [ править | править код ]

Значение имени Вашти (Астинь) неясно. В качестве современного персидского имени оно толкуется как «доброта», но скорее всего оно происходит от реконструированного древнеперсидского слова *vaištī, родственного прилагательному превосходной степени vahišta- «лучший, отличный», встречающемуся в Авесте. Окончание -ī означает женский род; таким образом, имя может означать «прекрасная женщина, лучшая из женщин».

Я. Хошандер предполагал, что и оно, и имя Статира произошли от отсутствующего в источниках слова vashtateira [5] .

Словарь библейских имён Хичкока, вышедший в XIX веке, пытался толковать его как ивритское и предлагал такие значения, как «пьющая» и «нить». Исследователи, изучавшие историчность книги Есфирь, полагали, что имя может происходить от неизвестной эламской богини по имени Машти.

Вашти — одно из редких имён в Танахе, которое начинается с буквы «вав», и самое заметное из них. В иврите имена редко начинаются на «вав», так как есть тенденция её перехода в начале слова в «йод».

В мидраше [ править | править код ]

Согласно мидрашу, Астинь была правнучкой вавилонского царя Навуходоносора II, внучкой Амель-Мардука и дочерью Валтасара. В правление Валтасара на Вавилон напали мидяне и персы, которые ночью взяли город и убили царя. Астинь, не зная о гибели отца, бежала в его покои и была там схвачена царём Дарием. Но Дарий сжалился над ней и отдал её в жёны своему сыну Артаксерксу.

Так как Астинь происходила от царя, изгнавшего иудеев из Иерусалима и разрушившего Храм, мидраш изображает её нечестивой и тщеславной. Поскольку царь приказал ей явиться на седьмой день пира, раввины говорили, что Астинь держала в рабстве иудеек и заставляла их работать в субботу. Её нежелание предстать перед царём и его захмелевшими гостями они объясняли не стыдливостью, а изуродовавшим её недугом. В одном рассказе говорится, что она заболела проказой, в другом к ней явился архангел Гавриил и «укрепил на ней хвост». Второй рассказ позже часто толковали как «эвфемизм для чудесного превращения в мужчину» [7] .

Мидраш сообщает, что Астинь также хорошо разбиралась в политике, а женский пир, который она устроила одновременно с царским, был дальновидным манёвром. Поскольку туда явились знатные женщины царства, то в случае попытки переворота у неё оказались бы ценные заложницы [7] .

Хотя один мидраш называет Астинь нечестивой, в другом она предстаёт как благородная и мудрая женщина. Так о ней отзывались раввины Эрец-Исраэль. По их словам, она пыталась дать царю совет и послала ему три записки, где говорилось, что его требование непристойно и что это политическая ошибка.

В феминизме [ править | править код ]

Во многих феминистских толкованиях книги Есфирь отказ Астини покориться зову пьяного мужа воспевается как героизм. Ранние феминистки восхищались её принципиальностью и храбростью. Гарриет Бичер-Стоу назвала её поступок «первым выступлением в защиту женских прав» [8] . Элизабет Кэди Стэнтон писала, что Астинь «прибавила славы своему времени и поколению… своим непокорством; ведь „Сопротивление тиранам есть послушание Богу“» [9] .

Современные феминистки, рассматривая книгу Есфирь, порой отзываются о личности и поступках Астини даже более уважительно, чем о её преемнице Есфири, героине истории Пурима. Мишель Ландсберг, еврейско-канадская феминистка, пишет: «Спасти еврейский народ было важно, но в то же время покорный, замкнутый образ жизни Есфири — полный архетип женщины 1950-х. Это отталкивало меня. Я подумала: а что не так с Астинью? Она обладала достоинством. Она обладала самоуважением. Она сказала: „Я не собираюсь танцевать для тебя и твоих приятелей“» [10] .

В культуре [ править | править код ]

Образ Астини привлекает внимание деятелей искусства в конце XIX века. Англо-американский поэт, юрист и политик Джон Брейшоу Кей написал стихотворение об Астини (Vashti, 1894), в котором изобразил её как мудрую и добродетельную женщину, которую изгнали из-за дворцовых интриг. Она удочерила сироту по имени Мета, заботилась о ней и провела остаток жизни в уединении, но в окружении красот природы и в любви своей приёмной дочери.

Афроамериканская поэтесса Фрэнсес Э. У. Харпер примерно в это время также пишет стихотворение об Астини (Vashti, 1895). Самоуважение становится в нём силой, благодаря которой Астинь отказалась явиться на зов захмелевшего царя. В последних строках стиха она названа «женщиной, что могла согнуться от горя, но не склонилась бы перед стыдом».

Лассель Аберкромби, известный как «Георгианский лауреат», написал 40-страничную поэму «Астинь».

Отсылка к изгнанию Астини появляется в рассказе Люси Мод Монтгомери «Заблудшая верность», а в романе Сабина Бэринг-Гулда «Мехала» (1880) пастор сравнивает с ней главную героиню.

Фигура Астини привлекает внимание и позднее. Станция KPFA поставила радиоспектакль «Астинь, царица цариц», «основанный на первых шести стихах Книги Есфирь», который транслировался по Pacifica Radio в 1964 году [11] .

Кроме того, имя Вашти носят персонажи некоторых литературных произведений, не связанных с библейским сюжетом, а также британская певица Вашти Баньян.

Надпись царя Дария в Краснодарском крае

Фрагмент барельефа из Персеполиса с изображением Дария

Археологи, изучающие древнегреческий город Фанагория по Таманском полуострове, обнаружили фрагменты мраморной стелы с надписью на древнеперсидском языке, сообщает ТАСС. Предполагают, что надпись была сделана по приказу царя Дария I в первой половине V века до н. э. Это первый древнеперсидский текст, найденный на территории России.

Любую находку древнеперсидской надписи можно смело называть сенсацией. Дело в том, что, хотя древнеперсидская клинопись была расшифрована самой первой из письменностей Древнего Востока (в первой половине XIX века это сделали Георг Гротефенд и Генри Роулинсон), в распоряжении ученых до сих пор лишь небольшое количество текстов на этом языке. Предполагается, что этот язык был родным для представителей династии Ахеменидов, правивших Персидской империей, в VIII – IV веках до нашей эры. Видимо, он был распространен в области Парс на юге современного Ирана. Но во всей огромной Персидской державе основным языком общения и делопроизводства служил не он, а арамейский язык. Широко использовались также эламский и аккадский. На долю древнеперсидского языка оставались торжественные надписи на скалах, стенах дворцов, стелах, колоннах, сообщавшие о победах персидских царей над врагами и содержании царских указов. Наибольшее количество таких надписей посвящены делам Дария I (522 – 486 годы до н. э.) и Ксеркса I (486 – 465 годы до н. э.). Наиболее поздние надписи относятся к правлению Артаксеркса III (359 – 333 годы до н. э.). Распечатка всех известных нам древнеперсидских текстов, включая небольшие надписи на вазах, монетах и печатях, вместе с их переводами занимает менее десятка листов.

Хорошим примером содержания древнеперсидских текстов может послужить самый обширный из них – знаменитая Бехистунская надпись. Она сделана на скале на высоте более 100 метров в провинции Керманшах на западе Ирана. Когда-то мимо этой скалы проходила дорога из Вавилона в мидийскую столицу Экбатану, и все проезжающие могли видеть надпись. Текст повторен на трех языках: древнеперсидском, эламском и аккадском. Надпись сопровождается барельефом, изображающим царя Дария, бога Ахура-Мазду и поверженных врагов (возле каждого врага подписано его имя и указано, «как он врал»). Размеры надписи и барьельефа составляют примерно 15 метров в высоту и 25 метров в ширину. Древнеперсидский текст занимает 414 строк в пяти столбцах, эламский перевод – 593 строчки в восьми столбцах, аккадский – 112 строк. Пропагандистская цель Дария была достигнута: величественная надпись и по прошествии двух с половиной тысячелетий внушает восхищение.

Читайте так же:
Что такое терновый венец эволюции

В начале надписи Дарий рассказывает о своих предках и державе: «Я – Дарий, царь великий, царь царей, царь в Персии, царь стран, сын Виштаспы, внук Аршамы, Ахеменид. Говорит Дарий-царь: «Мой отец – Виштаспа, отец Виштаспы Аршама, отец Аршамы – Ариарамна, отец Ариарамны – Чишпиш, отец Чишпиша – Ахемен. Поэтому мы называемся Ахеменидами. Искони мы пользуемся почетом, искони наш род был царственным. Восемь [человек] из моего рода были до меня царями. Я – девятый. Девять нас были последовательно царями. По воле Ахурамазды я – царь. Ахурамазда дал мне царство. Следующие страны мне достались, по воле Ахурамазды я стал над ними царем: Персия, Элам, Вавилония, Ассирия, Аравия, Египет, [страны у моря], Лидия, Иония, Мидия, Армения, Каппадокия, Парфия, Дрангиана, Арейя, Хорезм, Бактрия, Согдиана, Гайдара, Сака, Саттагидиш, Арахозия, Мака: всего 23 страны. Эти страны мне достались. По воле Ахурамазды [они] стали мне подвластны, приносили мне дань. Все, что я им приказывал, — ночью ли, днем ли – они исполняли. В этих странах [каждого] человека, который был лучшим, я ублаготворял, [каждого] кто был враждебен, я строго наказывал. По воле Ахурамазды эти страны следовали моим законам. [Все], что я им приказывал, они исполняли. Ахурамазда дал мне это царство. Ахурамазда помог мне, чтобы я овладел этим царством. По воле Ахурамазды этим царством я владею»» (перевод В. Абаева).

Далее речь идет о том, что предшествовало воцарению Дария. Персидский царь Камбис II умер в завоеванном им Египте. В это время в Персии жрец Гаумата выдал себя за Бардию – брата Камбиса, убитого ранее царем. Под именем Бардии Гаумата сумел захватить власть. Затем он был свергнут группой знатных персов, одним из которых был Дарий – дальний родственник Камбиса. В надписи Дарий приписывает эту заслугу исключительно себе: «Народ очень его боялся, что он [Гаумата] перебьет многих, которые прежде знали Бардию, дабы никто не узнал, что он – не Бардия, сын Кира. Никто не осмеливался сказать что-либо против Гауматы-мага, пока я не прибыл. Затем я помолился Ахурамазде. Ахурамазда мне помог. Это было в 10-й день месяца багаядиш, когда я с немногими людьми убил Гаумату-мага и виднейших его приверженцев в крепости, называемой Сикаяуватиш, в индийской местности Нисайя. Царство у него я отнял. По воле Ахурамазды я стал царем». На барельефе Гаумата изображен лежащим на спине, а Дарий попирает его ногой.

Далее Дарий рассказывает о своих победах над вождями, которые пытались поднять мятежи в различных частях его державы: в Эламе, Вавилоне, Мидии, Маргиане. В конце он говорит, что приказал сделать надпись, повествующую о его подвигах, а копии ее выполнить на пергамене и разослать по всей стране. Подобные надписи, рассказывающие о делах царей, действительно находятся в различных частях обширной Персидской империи. Крупная надпись Ксеркса I была сделана в Персеполе. Известных надписи из Суз, Экбатан, Пасаргад и других мест в Иране, находили их в нынешнем Ираке (Вавилон) и Турции (Тушпа). Одну стелу с надписями обнаружили при строительстве Суэцкого канала (до походов Александра Македонского Египет тоже был под властью династии Ахеменидов). Стела, что примечательно, была связана с постройкой по приказу Дария канала, который соединял Красное море и Нил. Дарий говорит в ней: «Я завоевал Египет. Я приказал вырыть этот канал от реки, которая называется Нил и течет в Египте к морю, которое начинается в Персии. Поэтому, когда этот канал был вырыт по моему приказу, корабли пошли из Египта в Персию, как я пожелал».

Чему же была посвящена надпись, которую сейчас нашли на Таманском полуострове? Ученые говорят, что в ее тексте нашлось одно ранее никогда не встречавшееся в древнеперсидском языке слово. Они предполагают, что это название города Милета – богатого древнегреческого города в Ионии, на побережье Малой Азии. В середине VI века до нашей эры Милет и другие греческие города Ионии попали под власть персов. Но в 498 году до нашей эры Милет поднял восстание против персидской власти. Геродот рассказывает, что милетский тиран Гистей, который жил в персидской столице Сузах при дворе Дария, отправил послание своему двоюродному брату Аристагору, правившему Милетом. Послание было вытатуировано на голове верного слуги и скрыто выросшими волосами. Когда Аристагор велел обрить посланца, он прочитал совет Гистея: есть возможность освободиться от власти Дария, персидское войско сейчас ослаблено после неудачного похода на скифов.

Восстание началось. Оно быстро охватило другие греческие города побережья, а также остров Кипр. На помощь Милету афиняне послали двадцать кораблей. Повстанцы сожгли Сарды – столицу персидской сатрапии Лидия. Война шла от Геллеспонта на севере до Кипра на юге, она продолжалась шесть лет, но в итоге персы одержали победу. Они разбили греков в морском сражении возле острова Ладе, а затем осадили и взяли штурмом Милет. Город был разграблен, большинство мужчин убито, а женщины и дети обращены в рабство. Афинский драматург Фриних по этому поводу сочинил драму «Взятие Милета», которую считают первой пьесой, основанной не на мифах, а на исторических событиях. Все зрители плакали во время представления, а после постановили наложить на автора крупный штраф, за то, что он напомнил о страданиях близких людей, а новые постановки «Взятия Милета» запретить.

Для царя Дария же победа над Милетом стала еще одним поводом, чтобы напомнить подданным о нерушимости своей власти, приказав сделать соответствующую надпись. Ее фрагменты, по мнению ученых, и найдены сейчас в Фанагории. Предполагают, что стела с надписью Дария была установлена в Милете. Когда прошли века, она была сломана и части камня в качестве корабельного балласта попали в Фанагорию.

Находка древнеперсидской надписи вдали от места, где она была изначально установлена, не должна нас удивлять. Известно немало примеров, когда различные памятники еще в древности перемещались на значительные расстояния. Такая судьба была и у надписей на древнеперсидском языке. В 1937 году одна из них, выполненная на глиняной табличке, была найдена в городе Герла на севере Румынии. Она могла попасть туда через Фракию, куда совершала походы персидская армия, а могла быть перенесена значительно позже, в римскую эпоху или даже в средние века.

Голова в алмазах Как военная шапка превратилась в самое дорогое украшение для женщин

Кэти Перри

«Лента.ру» продолжает серию публикаций об истории разных видов одежды и аксессуаров. В предыдущих материалах цикла речь шла о шпильках, мини-юбке, мужском платье, костюме, галстуке, колготках, перчатках и браслетах. В центре новой истории — тиара, самое торжественное из женских украшений, прошедшее путь от военной шапки до драгоценности принцесс.

От персидского царя до Папы Римского

При слове «тиара» в воображении молодой романтично настроенной девушки рисуется принцесса — например, принцесса Диана — на каком-нибудь приеме в Букингемском дворце. Человек, увлекающийся историей, вообразит Папу Римского в его белой остроконечной церемониальной тиаре. А профессиональный историк, вероятно, вспомнит «Анабасис» Ксенофонта. В этой книге древний автор описывает персидские военные и ритуальные шапки из войлока, которые называет τιάρα — «тиара» — и сравнивает с кожаными шлемами с гребнем.

У персидских царей (это, кстати, можно увидеть на древних барельефах) была особая тиара прямой формы. В текстах греческих хронистов рассказывается, то «прямую тиару» украшали золотыми деталями и драгоценными камнями. Шапку этой формы не имел права носить никто, кроме верховного правителя.

Читайте так же:
Венцов Владимир Кириллович

При этом у греков имелся и собственный вариант церемониального венца. Он делался из золота или серебра (иногда — сплава этих двух металлов, который назывался «электр») и украшался драгоценными камнями. Украшение носили и мужчины, и женщины. Оно называлось греческим словом Διάδημα — «диадема» (от созвучного глагола со значением «обвязать» или «закрепить») — головное украшение в виде замкнутого в кольцо венца. Венец особой формы был частью жреческого облачения, а также фрагментом погребального наряда. Венец из золотых лавровых листьев вручался триумфатору после крупных военных побед.

От греков диадемы переняли и римляне: все состоятельные матроны империи обязательно заказывали ювелиру украшения модной формы, например, в виде венков из цветов или колосьев. По форме женская диадема, или античная тиара (разомкнутая диадема), напоминала кокошник: спереди она была сравнительно высокой и широкой, а по бокам постепенно сужалась.

Портрет британской королевы Елизаветы I, около 1575 года

Когда Римская империя распалась за Западную и Восточную, а затем Западную завоевали варвары, оплотом античной культуры и, в частности, ювелирного искусства стала Византия. Обычаи императорского двора и придворных были настолько пышными и расточительными, что словосочетание «византийская роскошь» стало расхожим. Император и императрица носили не просто диадемы, а высокие, тяжелые, унизанные драгоценными камнями короны. По их примеру подобные драгоценности, хотя, конечно, куда более простой и грубой работы, стали носить и монархи средневековой Европы во главе с императорами Священной Римской империи.

Тиару же по образу и подобию высокой персидской шапки носили высокопоставленные христианские священники — в частности, Папа Римский. По этому головному убору первосвященника католической церкви было легко узнать в тех особо торжественных случаях, когда он появлялся в ней на публике. Тиара напоминала увенчанное изображением креста огромное яйцо, опоясанное тремя коронами: по одной в честь Бога-Отца, Бога-Сына и Бога-Духа Святого. Как и остальное облачение понтифика, она была чрезвычайно дорогой.

Особо благочестивые и состоятельные верующие время от времени дарили понтификам новые тиары. В сокровищнице Ватикана накопилось немало разных тиар, и очередной Папа перед своим возведением на престол выбирал себе головной убор по вкусу. Так происходило столетиями — до 1960-х годов, когда Папа Павел VI решил, что тяжелый и громоздкий ритуальный предмет устарел. Павел VI продал реликвию, а вырученные деньги передал на благотворительность.

Дамский случай

В Европе Нового времени короны, наследницы византийских головных уборов, носили сугубо ритуальный, а не декоративный характер. Они обозначали статус своего владельца на придворных церемониях. Небольшие короны были у всех крупных феодалов. Для украшения дамских причесок использовали другие аксессуары: заколки, гребни, налобные ленты-бандо, булавки с головками, украшенными жемчугом и драгоценными камнями, золотые сетки для прически, а также шелковые ленты и жемчужные нити, которыми перевивали косы.

Мода на тиары и диадемы в их современном понимании вернулась вместе со стилем ампир — «имперским», который появился во время правления французского императора Наполеона Бонапарта, большого поклонника всего древнеримского. В конце XVIII — начале XIX столетия все аристократки причесывались «по-гречески» и увенчивали свои прически тиарами из золота и драгоценных камней, главным образом бриллиантов, которые к тому времени в Европе научились отлично гранить.

Форму тиар и диадем придворный ювелир Наполеона Шоме и его коллеги в Париже, Лондоне и других европейских столицах «подсматривали» на античных статуях и мозаиках Помпей. Поэтому драгоценные украшения для прически герцогинь и графинь ампирной эпохи от Парижа до Петербурга походили на тиары и диадемы древнеримских матрон. Повторялись и мотивы: лавровые ветви, колосья, цветы, а также древнегреческий орнамент меандр.

Не заржавеет Гениальный дизайнер-самоубийца оставил после себя странное наследие

Однако со временем и ювелирам, и их клиентам захотелось разнообразия. В 1820 году будущий британский король Георг IV заказал себе к коронации диадему из золота и серебра, напоминающую скорее венец средневекового сюзерена, нежели римскую тиару. Корону, которая получила неофициальное название «Диадема Георга IV», сделали по заказу принца-регента ювелиры мастерской Rundell & Bridge.

Общий вес 1333 бриллиантов диадемы — 320 каратов, самый впечатляющий из них — желтый четырехкаратник в центральном кресте. Низ диадемы обрамлен двумя линиями, выложенными из жемчужин. Геральдическую лилию, знаменующую королевскую власть, заменили растения-символы Англии (роза), Шотландии (чертополох) и Ирландии (трилистник). Этой диадемой со времен Георга IV коронуются все британские монархи, включая Елизавету II. Рассмотреть выдающееся ювелирное изделие можно даже на почтовых марках.

Если «Диадема Георга IV», так сказать, унисекс, то самой, пожалуй, знаменитой из дамских исторических диадем британской короны можно считать Girls of Great Britain and Ireland. Ее поднес в свое время британской королеве Марии Текской (или королеве Мэй) комитет британских аристократок и дворянок. Девушки и дамы собрали деньги по подписке и заказали диадему из золота и серебра с бриллиантами поставщику королевского двора дому Garrard.

Королева Елизавета II в тиаре, подаренной ей на свадьбу королевой-матерью. 1954 год

Фото: Keystone Pictures USA / Diomedia

Украшенная геральдическими лилиями драгоценность стала свадебным подарком и счастливым брачным талисманом: будущая королева Елизавета II получила ее в подарок от королевы-матери, супруги короля Георга VI, в день своей свадьбы и надела на венчание. Позже, уже унаследовав трон, королева не раз выбирала диадему для своих выходов на торжественных приемах. Драгоценность получила неофициальное название «Бабушкина тиара», поскольку королева Мэй приходится бабушкой нынешней британской монархине.

Еще в середине XIX века в Европе (и в аристократических кругах Российской империи) сложился официальный вечерний дресс-код. Согласно правилам этикета, диадема или тиара, а позже бандо (налобная повязка с ювелирными элементами или ободок, иногда с султаном из перьев) стали обязательной деталью вечернего и придворного дамского костюма в составе так называемой парюры. Парюра — полный набор украшений, включающий серьги, колье, браслет (или браслеты) и кольца, выдержанные в одном стиле и инкрустированные драгоценными камнями (обычно бриллиантами) и жемчугом. Иногда в парюру включалась брошь или аграф (украшение для корсажа).

Тиары а-ля рюсс

В XIX веке российские императрицы и их приближенные могли похвастаться удивительными ювелирными коллекциями, и в том числе диадемами работы Болина, братьев Дюваль и Фаберже. К сожалению, большая часть тиар и диадем, принадлежавших Марии Федоровне и Александре Федоровне, супругам Александра III и Николая II, были утрачены во время революции. Часть их вывезли из России и продали по частям. Ювелиры создавали тиары-трансформеры, которые можно было превращать в колье или броши, что впоследствии способствовало такой продаже. Другие украшения национализировали большевики и тоже продали на Запад, порой в виде лома и камней.

Единственная сохранившаяся в России царская диадема — «кокошник» с редким розовым бриллиантом в 13,35 карата — принадлежала жене императора Павла I Марии Федоровне. Украшение можно увидеть в Алмазном фонде Московского Кремля. К сожалению, в витрине диадема неподвижна, и невозможно оценить блеск и игру света, которую при каждом движении головы хозяйки диадемы создавали подвижные подвески из каплевидных бриллиантов огранки бриолет.

Еще одну тиару, названную по имени заказчика, великого князя Владимира Александровича, Владимирской, сейчас можно увидеть во время телетрансляций из Букингемского дворца. Тиару работы фирмы Болина выкупила в 1921 году все та же королева Мэй Текская. Благодаря этому драгоценность сохранилась в первозданном виде и сейчас принадлежит Елизавете II, которая время от времени одалживает ее своим молодым родственницам. Есть, например, фотографии принцессы Дианы в этой диадеме, состоящей из пятнадцати перекрывающих друг друга овалов, павированных бриллиантами, с жемчужной подвеской в центре каждого. По заказу королевы Мэй дом Garrard усовершенствовал тиару: сейчас при желании жемчужины можно заменить на подвески из каплевидных изумрудов (они называются «Кембриджские камни»).

Читайте так же:
Как правильно хранить валенки летом от моли

Во владении императриц и великих княгинь были и другие впечатляющие диадемы и тиары. Например, бриллиантовая тиара с колосьями и бесцветным крупным лейкосапфиром работы мастерской братьев Дюваль, сапфировая тиара Романовых (принадлежавшая супруге все того же великого князя Владимира Александровича Марии Павловне). Великолепные головные украшения имелись не только у представительниц императорского дома, но и у богатейших аристократок империи, например, у княгини Зинаиды Юсуповой. Большая часть их продана, либо безвозвратно утрачена, либо хранится в закрытых частных собраниях.

Впрочем, и британцы порой не могут сохранить свое достояние. Так, в конце 2018 года из поместья Уэльбек в Ноттингемшире похитили ценнейшую «Портлендскую тиару» с крупным бриллиантом огранки кушон (так называемым «Портлендским бриллиантом»). В 1902 году шестой герцог Портлендский заказал драгоценность знаменитому ювелиру Луи-Франсуа Картье. Герцогиня Уинифред, жена герцога, в этой тиаре присутствовала на коронации короля Эдуарда VII.

Современная роскошь

В XX и даже XXI веке тиары и диадемы не только не забыты, но и получили новую жизнь. Кроме традиционных драгоценностей из золота и платины с драгоценными камнями, в которых появляются на официальных мероприятиях венценосные особы и богатейшие женщины мира, появились и тиары-бижутерия с кристаллами Swarovski или кубическим цирконием. Такими вещицами может украсить себя даже небогатая выпускница или невеста.

Модные дизайнеры превратили помпезную диадему и тиару в экстравагантный аксессуар, зачастую выглядящий весьма неожиданно и провокационно. Диадемы, словно в насмешку над королевским протоколом, могут украшать моделей, демонстрирующих нижнее белье на шоу Victoria’s Secret. Тиары, в которых модели ходят по подиуму, а звезды приходят на дизайнерские балы вроде MET Gala в Нью-Йорке, могут быть сделаны не из золота и бриллиантов, а из латуни, пластика, стекла и тому подобных не слишком ценных материалов. Главное в них — идея и производимое на зрителей впечатление.

Патриарх, расколовший Русь. Грезы и поучение инока Никона

Спор о вере. Неизвестный художник. XVIII век

360 лет назад, 20 июля 1658 года, патриарх Московский и всея Руси Никон, обидевшись на царя, покинул патриарший престол. Некогда всесильному владыке суждено было обратиться в простого инока. Порожденный им церковный раскол еще долго терзал Россию.

В этот день в кремлевском Успенском соборе отмечался праздник положения Ризы Господней. Эту реликвию, хранившуюся в грузинском кафедральном соборе Светицховели в Мцхети, персидский шах Аббас, покорив Грузию, прислал в дар царю Михаилу Федоровичу. Заутреню служил патриарх Никон. Царь Алексей Михайлович, вопреки традиции, в храм не пожаловал. Это был уже второй подряд случай отсутствия монарха на патриаршей службе: двумя днями прежде он не изволил пожаловать на праздник Казанской Божьей Матери.

После заутрени царь вместо себя прислал князя Юрия Ромодановского, который объявил Никону: "Царское величество гневен на тебя и сего ради к заутрени не прииде и ко святой литоргии ожидати не повеле". К этому посланец прибавил, что патриарх пренебрегает царским величием: "Пишешься великим государем, а у нас един есть великий государь – царь". Никон ответил, что величать его так приказал сам Алексей Михайлович. На это Ромодановский ответствовал: государь чтил его как отца и пастыря, но патриарх не оценил царской милости, а потому "отныне впредь не пишешься и не называешься великим государем, а почитать тебя впредь не будет".

Это был жестокий удар для Никона.

Патриарх Никон с братией Воскресенского Новоиерусалимского монастыря. Неизвестный художник. 1660–1665

Вступив на престол 16 лет от роду, юный набожный царь вскоре обрел в Никоне, в то время игумене Кожеозерского монастыря, старшего друга и наставника. Никон стал архимандритом московского Новоспасского монастыря, затем митрополитом Новгородским. В Новгороде в дни восстания было ему видение в храме, описанное им в письме царю:

И вот внезапно я увидел венец царский золотой на воздухе над Спасовою главою; и мало-помалу венец этот стал приближаться ко мне; я от великого страха точно обеспамятал, глазами на венец смотрю и свечу перед Спасовым образом, как горит, вижу, а венец пришел и стал на моей голове грешной, я обеими руками его на своей голове осязал, и вдруг венец стал невидим.

Именно Никон внушил царю мысль перенести с Соловков в Москву мощи святого Филиппа – митрополита Московского и всея Руси, осмелившегося бросить вызов Ивану Грозному, лишенного за это сана и задушенного Малютой Скуратовым. Никон лично отправился за мощами. Реликвия должна была стать суровым напоминанием о правоте и бесстрашии власти духовной перед властью светской. Над гробом Филиппа зачитали доставленное Никоном царское послание к нему. Алексей Михайлович молил покойного "разрешити согрешение" царя Ивана, "нанесенное на тя неразсудно завистию и неудержанием ярости".

К возвращению Никона в июле 1652 года умер патриарх Иосиф. Созванный по этому случаю собор избрал Никона в патриархи, однако тот упорно отказывался от такой чести. Наконец Алексей Михайлович принародно слезно просил Никона занять пустующий престол.

В Успенском соборе, при мощах св. Филиппа, царь, лежа на земле и проливая слезы со всеми окружавшими, умолял Никона не отрекаться. Никон, обратясь к боярам и народу, спросил: "Будут ли почитать его как архипастыря и отца, и дадут ли ему устроить церковь?" Все клялись, что будут и дадут, и Никон согласился.

Так описывает сцену Сергей Соловьев.

Александр Литовченко. Царь Алексей Михайлович и Никон, архиепископ Новгородский, у гроба чудотворца Филиппа, митрополита Московского. 1886

Венец, который грезился Никону, соединял в себе власть Бога и кесаря. Если молодой царь мечтал устроить свое царство по законам духовным, то патриарх жаждал славы и власти земной. Концепт "Москва – Третий Рим", измысленный иноком Филофеем еще в XV веке ("два Рима пали, а третий стоит, четвертому же не бывать"), казалось, был близок к осуществлению. Все крупные православные патриархии Востока пребывали под властью турецкого султана. И только Русь сохраняла независимость, только русская церковь находилась в симфонии, то есть гармонии с самодержавной властью монарха. Никон уже равен самодержцу: царь присвоил ему титул "великий государь", оставляет его на царстве на время своих отлучек из Москвы. Но если патриарх Московский станет вселенским, авторитет его возрастет безмерно.

Восточные патриархии и без того поставили себя в зависимое от Москвы положение. Их иерархи то и дело приезжали в Москву за "милостыней", то есть за деньгами на содержание своих храмов и собственное безбедное существование, годами жили там, получая щедрое царское жалованье и жалуясь на тяжкое турецкое иго, а то и переселялись вовсе "на вечное житье".

Историк русской церкви Николай Каптерев пишет:

Побуждения, заставлявшие разных восточных иерархов выселяться в Россию, заключались обыкновенно в том, что им плохо жилось дома, приходилось. искать себе приюта где-либо в другом месте, а иногда и просто бежать от суда или кредиторов. На Россию они смотрели как на страну, где ловкий, бывалый и оборотливый иностранец, пользуясь своим культурным превосходством, искусно разыгрывая роль гонимого агарянами страдальца, с успехом может занять видное влиятельное положение, быстро составить себе состояние и, при посредстве московского двора, поправить свое пошатнувшееся положение на востоке.

Тем не менее, подчинить чужеземные автокефалии русскому пастырю было непросто. Для этого надлежало прежде всего унифицировать обряд, а значит – добиться единообразия богослужебных книг. "Книжная справа" началась прежде Никона. Люди из ближайшего окружения Алексея Михайловича – боярин Федор Ртищев, духовник царя Стефан Вонифатьев, настоятель Казанского собора Иван Неронов, протопопы Аввакум и Логгин – составили кружок "ревнителей благочестия", чьей целью было вдохнуть жизнь в закосневшее тело русской церкви. За века в рукописных книгах накопилось много ошибок и описок, препятствующих постижению истинной веры, малограмотные священники не понимали смысла священных текстов. В богослужении царил беспорядок: в целях экономии времени священники читали и пели разное одновременно в несколько голосов.

Никон поставил дело на систематическую основу. Он велел править книги по греческим образцам – ведь именно от византийских греков приняла свою веру Русь. Недостатка в греческих богословах и переводчиках на Москве не было. В церковной службе были введены единогласие и проповедь пастыря. Много нововведений оказалось в словах затверженных сызмальства молитв, в числе и виде поклонов (земные заменялись поясными). Но самым радикальным решением стала замена исконного русского двоеперстия при крестном знамении греческим троеперстием.

Читайте так же:
Свитер с воротникомхомут

Эллинофилия патриарха не знала границ. Он стал носить греческий клобук, ополчился на иконы новомодного "франкского письма" (сиречь "латинского") и требовал возвращения к византийскому канону. Однажды он учинил "неправильным" иконам форменную казнь, о чем рассказывает в своих записках священник Антиохийской патриархии Павел Алеппский:

Во время проповеди Никон велел принести иконы старые и новые, кои некоторые из московских иконописцев стали рисовать по образцам картин франкских и польских. Никон выколол глаза у этих образов, после чего стрельцы, исполнявшие обязанность царских глашатаев, носили их по городу, крича: "кто отныне будет писать иконы по этому образцу, того постигнет примерное наказание" . Видя, как патриарх поступал с иконами, подумали, что он сильно грешит, пришли в смущение и волнение и сочли его противником икон. В это время случилась моровая язва и солнце померкло перед закатом 2 августа. Они подумали: "все случившееся с нами есть гнев Божий на нас за надругательство патриарха над иконами".

Эллинизация литургии в корне противоречила замыслу "ревнителей благочестия" – они предполагали привести церковную службу в соответствие со старинным русским уставом и видели в исправлениях греков угождение патриарху и в конечном счете ересь: не имея своих типографий, восточные патриархии печатают свои книги в иноверных землях, где католики и протестанты вставляют в них "лютое зелье" – за то и томятся вот уже два века под властью нехристей. Двоеперстие же ясно видно и на русских, и на греческих старых иконах.

Никон карал своих оппонентов с исступленной жестокостью. Но он недооценил силу сопротивления. Пострадать за веру было в глазах народа подвигом, а не позором. Подвергнутый истязаниям и сосланный в Сибирь протопоп Аввакум сделался вождем раскола. В конце концов возмужавший царь стал тяготиться опекой и самоуправством патриарха. Его крайне беспокоило смятение умов, порожденное реформой.

Окончательный разрыв произошел по мелкому поводу: царский окольничий нанес побои патриаршему боярину (тот был княжеского рода), а царь был занят приемом иностранного гостя и не пожелал тотчас разобрать ссору и наказать виновного. За сим последовало многозначительное отсутствие Алексея Михайловича на двух подряд праздничных службах в Успенском соборе.

Сериал "Раскол". Автор сценария Михаил Кураев, режиссер Николай Досталь. Кинокомпания "Аврора", 2011. Никон слагает с себя сан патриарха. Никон – Валерий Гришко, царь Алексей Михайлович – Дмитрий Тихонов

Некоторые историки изображают дальнейшие действия Никона как эмоциональную реакцию на нанесенную ему обиду. Это правда, что патриарх был вспыльчив, но в данном случае он действовал обдуманно, как мастер пиара. Он заранее послал купить в рядах клюку и велел принести в храм узел с простой монашеской рясой. Саму же службу обставил со всей возможной помпой, представ перед паствой в саккосе митрополита Петра и с его же посохом в руке. Поверх саккоса он надел омофор Шестого Вселенского собора (VII века). Отслужив литургию, он приказал никого из собора не выпускать, дабы все услышали его поучение. Из этого приказания впоследствии произошла легенда о том, что двери в храм затворил народ, не желавший отпускать пастыря с престола.

Поучение Никона свидетели излагают по-разному, но ключевые фразы в показаниях почти дословно совпадают. Митрополит Крутицкий Питирим передает слова Никона так:

Ленив де я учить вас был, и не стало де меня столко, и лености де моя ради окрастовелся; и вы, видя мое к вам неучение от мене окрастовели; и говорил с клятвою: от сего де времени не буду вам патриарх; аще де и помышлю быти патриарх, и я де анафема буду.

"Окрастоветь" значит покрыться коростой. Закончив свое поучение, Никон облачился в монашескую рясу и взял в руку простую клюку. В истории русской церкви еще не бывало добровольного отречения патриарха. Митрополит Питирим поспешил с сенсационной вестью на царский двор. Никон же никуда не ушел, а сел дожидаться, покуда от царя придут просить его не оставлять престола. Вскоре в соборе появился боярин Алексей Никитич Трубецкой и передал ему царское послание: "Говорил я патриарху Никону: для чево он патриаршество оставляет, не посоветовав с великим государем, и от чьево гоненья, и хто ево гонит? и чтоб он патриаршества не оставлял и был по-прежнему".

Сергей Милорадович. Разрыв патриарха Никона с царем Алексеем Михайловичем

Но Никон решил покапризничать еще. Он вручил Трубецкому свое письмо Алексею Михайловичу и велел просить царя дать ему келью, то есть определить в какой-либо монастырь. Новый ответ был суше прежнего. "И великий государь послал меня к патриарху вдругоряд, и то письмо велел ему патриарху отдать, и велел ему говорить, чтобы он патриаршества не оставлял и был по-прежнему; а келей на патриаршем дворе много, в какой он похочет, в той и живи".

Делать было нечего. Никон собрался и с большим обозом отправился в Воскресенский Новоиерусалимский монастырь, втайне надеясь, что царь одумается и призовет его обратно. В некоторых апологетических сочинениях монашеское житье Никона изображается чуть ли не как мученичество. В феврале 1660 года князь Трубецкой и стряпчий Ларион Лопухин, посетившие бывшего патриарха, нашли его в бедной келье, в рубище и веригах. Но все это было притворством. Аскетизмом Никон отнюдь не отличался и буквально ни в чем себе не отказывал.

Царь оставил в его личной собственности Воскресенский, Иверский и Крестный монастыри со всеми приписанными к ним землями и крепостными общим счетом более шести тысяч душ.

В ноябре 1666 года, после долгих проволочек в Москве для суда над Никоном был созван собор с участием двух восточных патриархов. Никону вменили в вину самовольное оставление престола. Своим поступком Никон, по мнению иерархов, нанес горькую обиду царю. Впоследствии называл монарха в письмах "латиномудренником, мучителем и обидником", возводил хулу на восточных патриархов и т. д., и т. п. В материалах дела имелись и обвинения в госизмене – сведения о тайных сношениях Никона со Степаном Разиным, будто бы подтвержденные самим Разиным под пыткой, но эту тему решено было не тревожить. Никон был извержен из священства, объявлен простым иноком и отправлен в Ферапонтов Белозерский монастырь.

Сериал "Раскол". Большой Московский собор провозглашает приговор Никону

Но и там он отнюдь не томился в заточении, как утверждают некоторые современные авторы. Монахи Ферапонтова монастыря жаловались новому патриарху Иоакиму, что Никон со своей прислугой и с прикомандированными к нему приставом и отрядом стрельцов вконец разорили братию:

И всякия хоромныя поделки и рыбные сады и пруды для него делали; и пашни пахали и сено косили и возили, и в овощных огородах у него работали. и рыбу, государь, по озерам и по Шексне реке в монастырских угодьях ловили и в рыбные сады к нему живою привозили. И от прежних, государь многих денежных и хлебных расходов и харчевых запасов, и от недопашки в Ферапонтовом монастыре ныне все стало пусто. крестьяне лошадьми до конца оскудали и великими хлебными и денежными долгами одолжали.

Он скончался в августе 1681 года в царствование Федора Алексеевича и по настоянию нового царя был погребен с патриаршими почестями. Раскол же Русской православной церкви продолжается и поныне. В апреле 1905 года Николай II указом "Об укреплении начал веротерпимости" легализовал раскольников и велел называть их старообрядцами. И лишь в октябре 2000 Русская православная церковь за границей (РПЦЗ) попросила у старообрядцев прощения за жестокости, причиненные их единоверцам. РПЦ не сделала и этого.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector