1uomo.ru

Мода и Стиль
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Гризвольд, Руфус Уилмот

Гризвольд, Руфус Уилмот

RGriswold-signature.jpg

Руфус Уилмот Гризвольд, также Грисвольд [1] , Грисуолд [2] и Гризуолд [3] (англ.  Rufus Wilmot Griswold ; 13 февраля 1815 — 27 августа 1857) — американский литературовед, поэт, редактор и критик. Литературную известность и репутацию приобрёл благодаря изданной им антологии американской поэзии «Поэты и поэзия США» (англ.  The Poets and Poetry of America ) (1842).

Однако всемирную известность ему принесла роль, сыгранная им в жизни и, особенно, в смерти известного американского писателя Эдгара Аллана По. Гризвольд стал автором первого некролога и первой полной биографии Эдгара По, которые на десятилетия вперёд создали Эдгару По образ порочного и неуправляемого алкоголика, наркомана и безумца. По его словам, жизнь По представляла собой «вместилище всевозможных пороков и пример сатанинской гордыни».

Passion, in him, comprehended many of the worst emotions, which militate against human happiness. You could not contradict him, but you raised quick choler. You could not speak of wealth, but his cheek paled with gnawing envy.

Содержание

Биография [ править ]

Ранние годы [ править ]

Руфус Гризвольд родился в строгой кальвинистской семье из Бонсона (штат Вермонт) 13 февраля 1815 года. Он был двенадцатым из четырнадцати детей. Отец Руфуса был фермером и башмачником [5] . В 1822 году семья переехала в Хуббардтон (англ.  Hubbardton ). С детства отличался непредсказуемостью и бесшабашностью. В 15 лет Руфус ушёл из дома, посчитав себя: «одинокой душой, блуждающей по миру, бездомным и безрадостным изгнанником» [6] [7] .

Гризвольд переехал в Олбани (Нью-Йорк), где жил вместе с 22-летним журналистом Джорджем С. Фостером (англ.  George C. Foster ), известным как автор книги «Нью-Йорк при свете лампы» (англ.  New-York by Gas-Light ) [5] . Между молодыми людьми могли быть романтические отношения. Гризвольд жил у Фостера до 17 лет [7] . Когда он съехал, Фостер направил ему письмо, в котором просил вернуться. Письмо заканчивалось словами: «Вернись, если любишь меня» [8] [9] . Гризвольд пытался поступить в Политехнический институт Ренсселира в 1830 году, но принят не был, поскольку его застали за попыткой подшутить над профессором [9] .

Начало карьеры и первый брак [ править ]

После непродолжительного периода, когда Гризвольд был учеником у печатника, он перебрался в Сиракьюс, где совместно с несколькими приятелями он основал газету The Porcupine [7] . Издание было ориентировано на местных жителей и публиковало то, что запомнилось злобной критикой [9] .

Он переехал в Нью-Йорк в 1836 году, а в марте того же года он был представлен 19-летней Каролине Сирлес (англ.  Caroline Searles ), на которой он впоследствии женился [9] . Гризвольд работал редактором в нескольких изданиях Нью-Йорка. В октябре он участвовал в предвыборной гонке за пост в партии Вигов, но партийной поддержки не получил [9] . В 1837 году получил сан баптистского священника, хотя постоянного прихода так никогда не имел.

Гризвольд женился на Каролине 12 августа 1837 года, у пары родились две дочери. После рождения второй дочери, Гризвольд оставил семью в Нью-Йорке, а сам перебрался в Филадельфию [5] . Его отъезд (27 ноября 1840 года) был внезапным: он оставил работу у Хораса Грили в New York Tribune, а также свою обширную библиотеку. В Филадельфии он присоединился к редакционному коллективу газеты Daily Standard, где стал выстраивать репутацию литературного критика, известного своей жестокостью и мстительностью [10] .

6 ноября 1842 года Гризвольд навестил свою жену в Нью-Йорке после рождения у неё их третьего ребёнка, сына. Через три дня, вернувшись в Филадельфию, Гризвольд получает известие о смерти и сына и жены [5] . Пребывая в глубоком шоке, Гризвольд сопровождает тело жены на поезде, не отходя от гроба всё время пути. На все предложения пойти отдохнуть, он лишь продолжал обнимать тело жены, целовать в мёртвые губы, а дочери плакали рядом с ним [9] . Он отказывался покидать кладбище после похорон, даже после того, как ушли плакальщики, родственники уводили его силой [5] [9] . Он написал длинное стихотворение, посвящённое Каролине, которое было опубликовано в газете New York Tribune 16 ноября 1842 года под название «Пять дней». Он с трудом верил, что её больше нет, и продолжал мечтать о воссоединении [5] . На сороковой день после её похорон Гризвольд открыл её склеп, срезал локон её волос, целовал её в лоб и губы и рыдал у её тела несколько часов, пока не был обнаружен другом 30 часов спустя [7] .

Антологии и литературная критика [ править ]

В 1842 году Гризвольд опубликовал 476-страничную антологию американской поэзии «Поэты и Поэзия США» (англ.  The Poets and Poetry of America ) [5] , которую он посвятил американскому поэту Вашингтону Олстону. В сборник Гризвольда вошли стихи более, чем 80 авторов, включая 17 стихотворений Лидии Сигурни, три произведения Эдгара Аллана По, и 45 — Чарльза Хоффмана [10] . Хоффман был близким другом и ему было отведено вдвое больше места, чем остальным. На этом Гризвольд не остановился, и продолжил редактировать другие антологии, в частности вышли «Биографический ежегодник» (англ.  Biographical Annual ), в котором собирались биографические очерки о недавно умерших выдающихся персоналиях, а также «Жемчужины Американской женской поэзии», «Прозаики Америки» и «Женщины-поэты Америки». Сборник «Прозаики Америки» вышел в 1847 году в противовес аналогичной антологии, опубликованной Корнелиусом Мэтьюсом и Эвертом Дьюкинком (англ.), представителями нового политического движения США «Молодая Америка» (англ.). Изданная Гризвольдом антология прозы стала причиной возникшей между тремя авторами вражды. Гризвольд её предвидел, поскольку сразу после публикации написал Бостонскому редактору Джеймсу Томасу Филдсу, что «Молодая Америка будет в бешенстве» [11] .

В 1843 году Гризвольд организовал выпуск ежегодного подарочного иллюстрированного альманаха The Opal (англ.), в котором печатались эссе, поэзия и рассказы. Первый сборник вышел под редакцией Натаниэля Паркера Уиллиса. Некоторое время Гризвольд работал редактором в газете Saturday Evening Post [12] . Гризвольд издал также и сборник собственной поэзии «Кипарисовый венок» (англ.  The Cypress Wreath , 1844). Многие его стихотворения, например, «Счастливый час смерти» (англ.  The Happy Hour of Death ), «Смертный сон» (англ.  The Slumber of Death ) или «На смерть молодой девицы» (англ.  On the Death of a Young Girl ), особое значение придавали смертности и смерти [13] . Ещё один сборник его поэзии, «Христианские баллады и другие стихотворения» (англ.  Christian Ballads and Other Poems ) был опубликован в 1844 году. В 1854 году Гризвольд издал книгу «Республиканский двор, или Американское общество времён Вашингтона» (англ.  The Republican Court or, American Society in the Days of Washington ). Книга была направлена на освещение событий времён президентства Джорджа Вашингтона, однако Гризвольд представил смесь исторических фактов и сомнительных домыслов [14] .

Второй брак [ править ]

20 августа 1845 года Гризвольд женился на Шарлотте Мейерс (англ.  Charlotte Myers ), женщине еврейского происхождения, которой на тот момент было 42 года, а самому Гризвольду 33 [5] . Биографы утверждают, что Гризвольда заставила вступить в этот брак тётя Шарлотты. Сам Гризвольд был против женитьбы, его пугала разница в религиозных убеждениях, которая была настолько велика, что один из друзей Гризвольда называл его жену «маленькая еврейка» [5] [15] . Один из биографов Гризвольда, Джо Бэйлисс [9] , утверждает, что Гризвольд в брачную ночь обнаружил у своей жены «некие физические отклонения, которые не позволяли ей быть женой», а биограф Эдгара По Кеннет Сильверман [5] утверждал, что она просто не могла иметь интимную близость. Гризвольд счёл брак не имеющим юридической силы и недействительным «как брак, заключённый между лицами одного пола, или при условии невозможности одной из сторон вести сексуальную жизнь» [9] . Тем не менее они вместе переехали в Чарльстон, родной город Шарлотты, где жили под одной крышей, хотя и в разных комнатах. Они оба были несчастливы, и в конце апреля 1846 года она наняла адвоката, который составил для неё соглашение о раздельном проживании с целью «окончательного и безоговорочного расставания и последующего развода» [9] . По соглашению Гризвольду запрещалось вступать в повторный брак, ему также выплачивалась сумма в размере 1000 долларов США в случае, если он оставит свою дочь Каролину на попечение семьи Мейерс [9] . После разрыва Гризвольд немедленно перебрался обратно в Филадельфию.

Читайте так же:
Как убрать пятно от утюга с джинсов

Переезд в Нью-Йорк [ править ]

Несколькими годами позже Гризвольд переехал в Нью-Йорк, оставив свою младшую дочь Каролину в семье Мейерс, а старшую, Эмили, с родственниками по материнской линии. К этому времени за ним закрепилось прозвище «Турецкий султан» (англ.  Grand Turk ). Летом 1847 года Гризвольд решил составить антологию американской женской поэзии [9] . По его мнению, женская поэзия, в отличие от мужской, была лишена «интеллектуальности», а значит, их надо было разделять. В предисловии к антологии он написал: «Условия формирования эстетического вкуса у полов весьма различны, даже противоположны» [16] [17] .

Литературные произведения, выбранные им для сборника «Поэтессы Америки» (англ.  The Female Poets of America ), далеко не всегда являлись образчиками прекрасной поэзии, скорее наоборот, он старался выбирать те стихи, в которых делался акцент на традиционные ценности и мораль [17] . В том же году Гризвольд приступает к работе над книгой, которую сам считал своим magnum opus — большой биографический словарь. Гризвольд продолжал работу над ним в течение нескольких лет, широко его рекламировал, однако книга так и не вышла [9] . Он активно помогал американской писательнице и поэтессе Элизабет Эллет в публикации её книги «Женщины Войны за Независимость» (англ.  Women of the American Revolution ), и его здорово разозлило, что Эллет не отметила его помощь в благодарственной надписи к книге [9] . В июле 1848 года он посещает поэтессу Сару Хелен Уитман в её доме в Провиденс, к этому времени он уже страдал от вертиго и истощения, редко покидал свою квартиру в Нью-Йоркском Университете и с трудом обходился без опиума [5] . Осенью того же года у него случился эпилептический припадок, первый в череде многих последующих, от которых он будет страдать до конца своей жизни. Во время одного такого припадка Гризвольд упал с парома в Бруклине и чуть не утонул [5] . Он написал издателю Джеймсу Филдсу:

«I am in a terrible condition, physically and mentally. I do not know what the end will be . I am exhausted—betwixt life and death—and heaven and hell»

В 1849 году большое расстройство Гризвольду причинила история с помещением в психиатрическую клинику его друга, Чарльза Фенно Хоффмана [9] .

Гризвольд продолжал редактировать и писать критические очерки для различных изданий, как на постоянной основе, так и работая вне штата, включая полуторагодичный период работы на журнал The International Magazine с 1 июля 1850 по 1 апреля 1852 [9] . Там он работал с такими авторами, как Элизабет Оакс Смит (англ.), Мэри Хьюит и Джон Томсон (англ.). 10 ноября 1855 года вышел номер журнала The Criterion, в котором Гризвольд опубликовал критический очерк на стихотворный сборник Уолта Уитмена «Листья травы», назвав сборник «кучей дурацкого хлама» [18] . Он также предположил, что Уитмен был гомосексуалом, намекая на «страшный грех, который нельзя упоминать меж Христиан» [19] . Уитмен позднее включил этот критический обзор в новое издание сборника «Листья травы», возможно, с целью демонстрации своего дистанцирования от принятых условностей [20] . Гризвольд был одним из первых, кто в XIX веке публично предположил гомосексуальносьи Уитмена [20] .

Развод и третий брак [ править ]

После недолгого романа с поэтессой Элис Кери (англ.) у Гризвольда начались отношения с Гарриет МакГриллс. Изначально Гризвольд не собирался разводиться с Шарлоттой Мейерс, поскольку опасался общественного резонанса и поскольку она любила и воспитывала его дочь [9] . Он подал на развод в Суд по гражданским делам (англ.  the Court of Common Pleas ) Филадельфии 25 марта 1852 года. Элизабет Эллет и Энн Стефенс (англ.) написали Мейерс, уговаривая её не давать развод Гризвольду, а затем написали МакГриллс, уговаривая её не вступать с ним в брак. Чтобы уговорить Мейерс дать развод, Гризвольд согласился оставить ей свою дочь Каролину, если Мейерс напишет заявление, что сама оставляет его. Она согласилась, и развод был оформлен 18 декабря 1852 года. Гризвольд больше не встречался со своей дочерью и Шарлоттой Мейерс [9] . Вскоре после этого, 26 декабря, Гризвольд и МакГриллс поженились и поселились в Нью-Йорке. 9 октября 1853 года у них родился сын Уильям [9] .

Эллет и Стефенс продолжали писать бывшей жене Гризвольда, подталкивая её к оспариванию развода. В конце концов Мейерс удалось убедить, и 23 сентября 1853 года она подала апелляцию. Однако в суде были утеряны бумаги и с принятием апелляции вышла задержка. Осень 1853 года стала очень тяжелой для Гризвольда. Из-за взрыва газа в его доме случился пожар, при котором Гризвольд пострадал: у него были опалены ресницы и брови, он также лишился семи ногтей.

В это же время на краю гибели оказывается его 15-летняя дочь Эмили. Её объявили погибшей при крушении поезда в Коннектикуте. Прибывший на место Гризвольд увидел полевой морг и тела погибших. Дочь удалось найти и спасти ей жизнь [5] . 24 февраля 1856 года состоялось слушание в суде, на котором ни Гризвольд, ни Мейерс не появились, а Эллет и Стефенс давали показания против Гризвольда. Иск был отклонён. Утомлённая этими испытаниями, МакГриллс ушла от Гризвольда и переехала вместе со всей своей семьей в Бангор (Мэн) [9] .

Смерть [ править ]

Гризвольд умер от туберкулёза в Нью-Йорке 27 августа 1857 года. Его подруга, писательница Сара Анна Льюис, заявила, что вмешательство Элизабет Эллет пагубно сказалось на здоровье Гризвольда и что она «ускорила его смерть» [21] . Всё, что было найдено в его комнате после смерти, были портреты его, Эдгара По и Фрэнсис Осгуд [22] . Друг Гризвольда Чарльз Годфри Лиланд (англ.) нашёл у него на столе несколько документов, подготовленных для публикации, в которых Гризвольд нападал на некоторых писателей. Лиланд принял решение сжечь бумаги.

Похороны Гризвольда состоялись 30 августа. Его гроб несли Лиланд, Чарльз Фредерик Бриггс (англ.), Джордж Генри Мур (англ.) и Ричард Генри Стоддард (англ) [9] . В течение восьми лет останки Гризвольда покоились в склепе на кладбище Грин-Вуд, а 12 июля 1865 года были захоронены в могилу без надгробия [9] . Его обширная библиотека из более чем нескольких тысяч книг была распродана, а на вырученные деньги, 3000 долларов США, планировалось поставить памятник, который так и не был сооружён.

Субтитры, JoJo’s Bizarre Adventure

Земли Винднайта расположены на крутом берегу и окружены горами.

Читайте так же:
Струны сквозь корпус или бридж

Город был построен ещё в средние века, чтобы служить тренировочным лагерем для рыцарей.

В настоящее время крепостные сооружения используются в качестве тюрьмы,

заключённые которой используются в работах на угольных шахтах.

Местные жители зарабатывают себе на жизнь охотой и фермерством.

Включая заключённых, здесь проживает 517 человек.

Но в скором будущем. этот город исчезнет!

С неба упали две звезды

Sora kobore ochita futatsu no hoshi ga

Словно поглотило их море света и тьмы

Hikari to yami no minamo suikomareteyuku

Круги на воде, будто рядом битва

hikiauyouni takanaru hamon

Да направит того, кто следует тропой гордыни, солнце

hokori no michi wo yukumono ni taiyou no michibiki wo

Да будет принесён в жертву тот, кого переполняют амбиции и жадность

yabou no hate wo mezasu mono ni ikenie wo

Его сердце так пылает, что я боюсь, оно дрогнет и превратится в пепел

furueru hodo kokoro moetsukiru hodo atsuku

В его руках можно ощутить биение отваги!

sono te kara hanate kodou karada minagiru yuuki de

Да рукоплещут пусть железной воле

mayoi naki kakugo ni gassai wo

То судьба, что в его крови

sono chi no sadame

Перевод на английский: Commie. (http://commiesubs.com/)

Перевод на английский: Commie. (http://commiesubs.com/)

Перевод на русский: shizoidal. Редакция/оформление: mutagenb. (http://vk.com/cafesubs)

Перевод на русский: shizoidal. Редакция/оформление: mutagenb. (http://vk.com/cafesubs)

Люди за работой.

Кажется, в городе ещё ничего не случилось.

Но Дио где-то здесь.

Спидвагон был так настойчив.

Я подумал, что дам ему возможность использовать немного силы Хамона,

но что-то пошло не так.

это всего лишь ребёнок.

Его движения не так уж плохи.

Ну и чего вы стоите?!

Все наши деньги в той сумке!

Он не только выполнил кражу, но и проложил путь к отступлению.

Этот ребёнок может провести нас в город.

ДжоДжо, тонешь по колено.

Ты пока ещё не в состоянии сохранять достаточно энергии Хамона!

Прекрасный звук, ДжоДжо.

Звук распространения Овердрайва.

Как думаете, мне стоит стоять здесь же?

Нет. Думаю, на два метра левее.

Ставлю на это два фунта.

Чего? Вы кто такие?

Он выглядит как-то странно.

Импульс был слишком сильным?

Нет, странный не только мальчик.

Похоже те, кто «отлично пойманы» это мы.

Мальчик, должно быть, был загипнотизирован.

Мистер Джостар, вверху!

Это время, когда ваша жизнь окончится!

Он ползёт вверх!

Я-я готовился к этому моменту!

Но всё равно схожу с ума!

Не могу смириться с тем, что этот ублюдок остался безнаказанным!

Человек, что отплатил на любовь сэра Джостара кровавым предательством!

Так он и есть Дио.

Он и его зомби не могут ходить по поверхности, пока солнце не село.

Вот почему он загипнотизировал ребёнка

и заманил нас в то место и время, которые выгодны им.

Маска попала в руки к очень коварному парню.

Мы должны уничтожить его несмотря ни на что!

Не знаю тебя лично,

но каменной маске, которая пробудила тебя, я должен сказать следующее:

Вот мы и снова встретились!

Собираешься драться со мной на такой неустойчивой опоре?

Да что ты о себе возомнил, насекомое?!

Я — венец творения!

Существо, которое создаст новое будущее!

Почему я должен ходить по той же земле, что и жалкие людишки?!

Какое невероятное давление зла!

Он уже ведёт себя как сумасшедший тиран!

Когда я исцелю эту рану на животе, последний след моего поражения ДжоДжо исчезнет!

Давай же, волшебник!

Я использую твою скудную жизнь, чтобы исцелить мою последнюю рану!

Сколько жизней ты поглотил, чтобы исцелить свои раны?

Ты помнишь сколько хлеба съел за свою жизнь?

Ты помнишь сколько хлеба съел за свою жизнь?

Я заставлю тебя признать поражение!

Волью в тебя Хамон солнца!

Хамон переходит в руку Дио!

Так слабо, так слабо!

Так слабо, так слабо!

Цеппели, или как там тебя зовут.

Эта твоя энергия, кажется, как-то связана с потоком крови.

Если я заморожу кровь в твоих венах, то ты не сможешь использовать свою силу!

Ты должен был знать, что я могу контролировать каждую часть своего тела.

Я испарил влагу из твоей руки, когда ты прикоснулся.

Когда вода испаряется, она забирает с собой часть тепла.

Поэтому мне удалось мгновенно её заморозить!

Я пробью тебе руку и череп как вазу!

Дио, я уничтожу твои амбиции!

Я чувствую порочную кровь, бегущую по венам!

Я приму это за комплимент.

Во всяком случае, ты действительно остановил мой удар.

Признаю, ты стал сильнее!

На твоём месте, я бы не оставлял руку на том же месте.

Учитывая испарённую воду и заморозку, ваша кровь больше не может пройти через руки!

Как я и говорил, ваша энергия Хамона больше не действует!

О-он слишком силён!

Его энергии в пять раз больше, чем у нас вместе взятых!

С рукой ДжоДжо случится то же, что и с моей!

Я не могу позволить, чтобы рука ДжоДжо пострадала!

Настолько холодная, что чувствуется, будто она горит!

Кожа облезает, словно я коснулся куска замороженного металла!

Рука старика Цеппели!

Она же будет гнить!

Нет способа поразить его Хамоном солнца!

Можно ли одолеть Дио?!

Дыхательная техника, говоришь?

Раз уж вы так стараетесь.

. то могли бы дуть в фанфары в мою честь!

Тёмный рыцарь Бруфорд!

Сражение с ними не стоит моего времени.

Восстаньте, и пусть их крики станут фанфарами!

Перевод на английский: Commie. (http://commiesubs.com/)

Перевод на русский: shizoidal. Редакция/оформление: mutagenb. (http://vk.com/cafesubs)

К-кто они, чёрт возьми?

Поко, пойди спрячься!

Это храбрые рыцари, служившие несчастной королеве Марии Стюарт,

которая была обезглавлена Елизаветой I в XVI веке!

Позаботьтесь обо всём.

Оставляю уничтожение этих насекомых на вас двоих.

Делайте, что пожелаете.

Делайте, что пожелаете.

Он не только поднял скалу одним пальцем,

но ещё и разрушил её им же!

Оба зомби направляются к ДжоДжо!

У него нет никаких шансов против двух противников!

Если бы только кровь отогрелась!

Что было бы тогда?!

Я мог бы залечить раны, используя дыхательные техники.

Есть ли способ вернуть замороженную руку обратно к жизни?!

Ваш нужно лишь разморозить руку, так?!

Чт-что ты собираешься делать?!

Что насчёт этого?!

Я видел как эскимосы обрабатывают обморожения.

Они оборачивают свои конечности плотью тюленя!

Я выпью твою кровь!

Он высасывает мою кровь!

Я пришёл не для того, чтобы быть обузой вам и мистеру Джостару!

Если ты можешь поглощать мою кровь через волосы, то я могу послать через них Хамон!

Должно быть, высасывание крови, ослабило Хамон!

Я ошибался насчёт тебя.

Думал, что ты убежишь при первом признаке опасности.

Поблагодарите меня, когда покончим с этим сражением.

Мне сейчас же нужно восстановиться, чтобы приготовиться к бою!

Я так напуган, что забыл о боли!

Огромнейший меч затмевает даже исполинский рост мистера Джостара!

А этот парень с его загадочными чёрными волосами.

Только посмотрите на их лица!

Они что-то скрывают.

Я повидал много лиц, и могу сказать, что с ними случилось что-то ужасное!

Все англичане должны были слышать об этих легендарных рыцарях!

Таркус и Бруфорд!

Даже история служит мне!

300 лет назад, примерно в 1565, две королевы боролись за право наследования.

Читайте так же:
Сивка бурка признаки волшебной сказки 3 класс

Одной из них была королева Елизавета I.

Другой — прекрасная 23-летняя Мария Стюарт!

Герои Таркус и Бруфорд поклялись в верности Марии.

Она приняла этих двух, потерявших близких во время войны, с распростёртыми объятиями.

Даже самые сильные люди могли обрести покой в её сердце.

Не любовь, а нечто гораздо большее.

Таково было обаяние Марии.

Эти двое поклялись защищать Марию ценой собственной жизни.

И вот муж Марии, Дарнли, умер.

Елизавета ухватилась за эту возможность.

Она обвинила Марию в убийстве собственного мужа!

Вся страна ополчилась против неё.

Мария была схвачена и заточена в тюрьму.

Таркус и Бруфорд продолжали сражаться, чтобы спасти Марию.

Елизавета с трудом подчинила их, предложив сделку.

Вы оба сдадитесь.

Сделаете это и я сохраню жизнь Марии.

Мы не можем отклонить такое предложение.

Я ни о чём не жалею!

Они оба были схвачены

Прежде чем вы перейдёте в иной мир, позвольте мне кое-что сказать вам.

Мария уже мертва!

Вы оба были обмануты!

Вон. Видите нечто на земле, что выглядит как мусор?

Чёрт бы тебя побрал, Элизабет!

Как ты посмела. Как ты посмела обмануть нас?!

Я проклинаю тебя!

Будь проклята ты и все твои потомки!

Таким образом они встретили свою судьбу.

Таркус сломал несколько топоров мышцами шеи, твёрдыми от гнева.

Что касается Бруфорда, его длинные волосы каким-то образом спутали ноги палача

и впились в его плоть, пока тот не умер.

Меня глубоко радует их сумасшедший гнев!

Я вскрыл могилы легендарных героев, которые ненавидели людей и проклинали мир,

и вернул эти трупы к жизни!

Я превратил их в животных, одержимых жаждой мести, перед которой сам дьявол будет дрожать!

Мы заверяем вас в своей преданности лорд Дио!

Мы разрушим мир!

Мы убьём каждого!

К-какая сильная ненависть!

Их ненависть — единственное, что не изменилось!

Дио превратил героев в монстров!

Сможем ли мы преодолеть их безумие?!

Хамон пламени в левой руке!

Есть кое-что, что мистер Джостар носит внутри себя!

Любовь к умершему отцу и надежды на будущее!

Этот парень неплох.

Он будет идеальным противником для разминки после трёхсот лет.

Дай попробовать твои вкусные хрящики!

Эй, слабак. Не вмешивайся.

У этого человека есть выдержка.

Я, Бруфорд, хочу покончить с ним своими собственными руками.

Делай, что хочешь!

Таркус. Не вмешивайся.

Тёмный рыцарь Бруфорд! Какая в нём яростная сила!

Какая безудержная жестокость!

Он излучает уверенность в своих способностях и отваге в бою!

Тот тёмный рыцарь, о котором я читал в школе,

сейчас направляется ко мне, переполняемый своей злобой.

Он скрестил руки за спиной!

Какой рукой он будет атаковать?!

Или он использует ноги?!

Неожиданно, оказалось, что это будут его волосы!

Я удивлён, что он смог увернуться от моих Смертельно танцующих волос.

Он не может дышать под водой!

Значит, не сможет использовать технику Хамона!

Мы должны помочь ему!

Мы не сможем помочь мистеру Джостару!

Бруфорд имеет преимущество под водой.

Больше нет необходимости мне, Дио, оставаться здесь!

Время обратить всех жителей земель Винднайт в зомби!

Через один день и одну ночь

зомби распространятся от этого города по всей Англии!

Мне нужен воздух, чтобы создать Хамон!

Всё, что мне нужно — один вдох!

Давай же, плыви к поверхности!

Твой недостаток в том, что тебе нужно дышать.

Мой же — в бремени тяжёлой брони.

Я не буду использовать меч.

Это поединок между двумя героями!

Ну же, делай что-нибудь, иначе утонешь!

Могу ли я добраться до поверхности раньше него?

Могу ли я вырвать победу из когтей поражения?!

На грани смерти взрывная сила, спящая в ДжоДжо, совершила невероятно рискованную авантюру!

Обычный человек, загнанный в тупик и борющийся за возможность дышать,

думал бы только о достижении поверхности.

Но ДжоДжо был совсем другим!

Он сделал наоборот!

Нырнул глубже в пучину озера!

Что? Дэнни не отпускает пистолетик?

ДжоДжо, это потому, что ты пытаешься отнять у него его силой.

Подумай, что вместо него ты можешь дать ему взамен.

Винднайт — это шахтёрский городок!

Таким образом, земли подверглись оседанию!

Это означает, что немного воздуха должно оказаться в ловушке между камней!

Я чувствую биение кровотока!

Именно ты под водой в невыгодном положении!

Вода является более быстрой средой распространения, чем воздух!

Подводный бирюзовый Овердрайв!

I’ll be the roundabout

Я пойду окольными путями

The words will make you out ‘n’ out

Слова бесспорно повлияют на тебя

I’ll spend the day your way.

Я провожу день на пути к тебе

Call it morning driving thru the sound and

Называй это утренней ездой сквозь звук

In and out the valley.

и в долину, и из неё.

In and around the lake

В озере и его окрестностях

Mountains come out of the sky

горы пронзают небеса

and they Stand there

и там они стоят

One mile over we’ll be there and we’ll see you

Ещё миля, и мы будем там и увидим тебя

Ten true summers we’ll be there and laughing too

Десять истинных лет мы будем там и тоже смеяться

Twenty four before my love you’ll see I’ll be there with you

Двадцать четыре часа пройдет прежде, чем, моя любовь, ты увидишь, что я там с тобой

Бар VNVNC на Конюшенной площади (Петербург) DJ-бар с танцами в центре клубной жизни и с удивительным интерьером — стилизацией под лютеранскую церковь

Бар VNVNC на Конюшенной площади (Петербург)

На задворках Конюшенной площади, которая этим летом, кажется, снова станет центром ночной жизни, уже несколько месяцев работает DJ-бар VNVNC (набор согласных следует расшифровывать как «Виновница»), стилизованный под лютеранскую церковь. На месте некогда популярного кафе-бара «Копен», который, к слову, был одним из первых баров в Петербурге, где не разрешали курить, а еда была вегетарианской, посетителей теперь встречает дверь с цитатой из Данте на английском «Оставь надежду всяк сюда входящий», которая служит одновременно и предупреждением, и рекламой.

Опасность здесь как будто и впрямь витает в воздухе. Владелец и главный идеолог проекта Вадим Матяш говорит, что посетители часто спрашивают его о массивном терновом венце под потолком, подвешенном на тонкую проволоку: что если он упадёт? И поясняет, венец только выглядит устрашающе, но реальной угрозы в себе не таит: он сделан из монтажной пены, проволоки и сантехнического скотча и весит не больше десяти килограммов.

Под ним в тусклом свете громадного и очень реалистично воспроизведённого готического витража собирается большей частью публика из соседних техно-клубов Stackenschneider и Mosaique. Свой круг посетителей у «Виновницы» только начинает формироваться, равно как и музыкальная концепция, которая всё ещё остаётся для организаторов предметом дискуссии. Такая неопределённость объясняется просто. Изначально заведение было задумано как тихий винный бар, по сути тот же «Копен», который рассчитывали оживить с помощью ремонта и ребрендинга. Но когда был разобран второй этаж и за ним обнаружились эффектные кирпичные своды, напоминающие о готике, в голову организаторам пришла идея стилизовать новый бар под церковь. Элементы оформления придумывали уже по ходу дела. Так, кроме витражей и тернового венца, здесь появилось антикварное зеркало, стеклянные лампы-фонари, свечи, а пианино 50-х годов, оставшееся от «Копена», было модернизировано и превращено в диджейскую рубку.

Читайте так же:
Брезентовая варежка работяги 8 букв
VNVNC

Время работы: временно только
по пятницам и субботам с 18:00 до 06:00

Впрочем, окончательно концепция переменилась уже после открытия, когда, неожиданно для всех, свободное пространство в центре зала оккупировала танцующая молодёжь. Владельцы пожали плечами, убрали оставшиеся столики, сделали музыку громче и перешли на ночной режим работы.

Соответствующим образом пришлось пересматривать барное меню. Так, запланированная винная линейка, хоть и состоит до сих пор примерно из десяти наименований (200–350 рублей), на практике ограничивается двумя простейшими позициями — красное и белое — это максимум, который среднестатистический человек может прокричать сквозь шум на ухо бармену. Коктейли пока делают только классические, но уже скоро обещают запустить фирменные рецепты — разом семь штук, по числу смертных грехов. Пиво в баре решено подавать только бутылочное и небанальных сортов (250—350 рублей), например, здесь есть английский лагер Frontier, голландский стаут Jopen и ирландский сидр Magners.

Изначально запланированная еда тоже отошла на второй план, хотя перекусить по-прежнему можно — по просьбе посетителя бармены соберут сэндвич или хот-дог (250–350 рублей).

Вечеринками в «Виновнице» занимаются Галина Абакарова и Александр Степаненко, музыкальная программа построена на электронике: IDM, даунтемпо, трип-хоп, дип-хаус, минимал-техно. Раз в месяц здесь, например, проходит «электрическая месса» «Father, Son and Holy Spirit — FSHS» — за пультом играют отец и сын Дмитрий и Александр Степаненко, роль святого духа исполняет Jax D с лейбла Baikonur Digital.

Пока бар работает только по пятницам и субботам, но уже с начала мая вечеринки начнут проводить и в будние дни. Тогда же планируется открыть летнюю террасу.

Художественная литература для взрослых

Среди аномальных зон всякое встречается. Осторожность тут соблюдать надо, а то в «пекло» угодишь и даже мокрого места не останется. Или мутанты сожрут. Да еще бандиты повсюду, -вольные, видите ли, люди. Еще там Пустошь.

Среди аномальных зон всякое встречается. Осторожность тут соблюдать надо, а то в «пекло» угодишь и даже мокрого места не останется. Или мутанты сожрут. Да еще бандиты повсюду, -вольные, видите ли, люди. Еще там Пустошь.

Юн Чжан — китайская студентка с невероятным даром к языкам, благодаря своим уникальным способностям оказалась в Великобритании. Здесь она записала по воспоминаниям матери и бабушки историю трех поколений женщин своей.

Юн Чжан — китайская студентка с невероятным даром к языкам, благодаря своим уникальным способностям оказалась в Великобритании. Здесь она записала по воспоминаниям матери и бабушки историю трех поколений женщин своей.

Книга написана на основе летописных источников и рассказывает о событиях второй половины XIII века, происходивших на Северо-Западе Руси. Литовский князь и язычник, принявший по стечению обстоятельств православие, стал.

Книга написана на основе летописных источников и рассказывает о событиях второй половины XIII века, происходивших на Северо-Западе Руси. Литовский князь и язычник, принявший по стечению обстоятельств православие, стал.

1963 год. Страна восстанавливается после ядерной войны. На одной из строек в аномальной зоне, объекте «Кольцо», внезапно пропала связь. Что это — воздействие внешних сил, человеческий фактор или эксперименты.

1963 год. Страна восстанавливается после ядерной войны. На одной из строек в аномальной зоне, объекте «Кольцо», внезапно пропала связь. Что это — воздействие внешних сил, человеческий фактор или эксперименты.

При случайной встрече на морском побережье Торвард, конунг фьяллей, невольно убил Скельвира, приняв его за Бергвида Черную Шкуру, своего давнего врага. У Скельвира нет сыновей, за него некому мстить. Его дочь, Ингитора.

При случайной встрече на морском побережье Торвард, конунг фьяллей, невольно убил Скельвира, приняв его за Бергвида Черную Шкуру, своего давнего врага. У Скельвира нет сыновей, за него некому мстить. Его дочь, Ингитора.

Задолго до того как во главе преступного мира Нью-Йорка встали «Пять семей», им безраздельно правил «босс боссов» Джузеппе Морелло. Майк Дэш воскрешает малоизвестную историю рождения американской Мафии на рубеже XIX-ХХ.

Задолго до того как во главе преступного мира Нью-Йорка встали «Пять семей», им безраздельно правил «босс боссов» Джузеппе Морелло. Майк Дэш воскрешает малоизвестную историю рождения американской Мафии на рубеже XIX-ХХ.

Судьба странного мира висит на волоске — монстр, уже не раз пытавшийся его погубить, вернулся и собирает армию. Приближается последняя битва.

Дожди из крови, костей и пепла — будто египетские казни — обрушились на.

Судьба странного мира висит на волоске — монстр, уже не раз пытавшийся его погубить, вернулся и собирает армию. Приближается последняя битва.

Дожди из крови, костей и пепла — будто египетские казни — обрушились на.

Этот роман покрывает весь ХХ век. Тут и приключения типичного «совецкого» мальчишки, и секс, и дружба, и любовь, и война: «та» война никуда, оказывается, не ушла, не забылась, не перестала менять нас сегодняшних.

Этот роман покрывает весь ХХ век. Тут и приключения типичного «совецкого» мальчишки, и секс, и дружба, и любовь, и война: «та» война никуда, оказывается, не ушла, не забылась, не перестала менять нас сегодняшних.

Приключения авиатора Елизаветы фон дер Браге продолжаются. Сокровища Лемурии, параллельные реальности, в которые ей суждено попасть со своей новой подругой, сражения в Германских государствах, Североамериканских.

Приключения авиатора Елизаветы фон дер Браге продолжаются. Сокровища Лемурии, параллельные реальности, в которые ей суждено попасть со своей новой подругой, сражения в Германских государствах, Североамериканских.

Юную Джейми, дочь английского барона, по приказу короля отдают в жены могущественному шотландскому лорду Алеку Кинкейду. Но то, что начиналось как брак по принуждению, переросло затем в неистовую страсть, обжигающую.

Юную Джейми, дочь английского барона, по приказу короля отдают в жены могущественному шотландскому лорду Алеку Кинкейду. Но то, что начиналось как брак по принуждению, переросло затем в неистовую страсть, обжигающую.

Юная провинциалка Андре Сенторенс приезжает покорять Париж, где влюбляется в сотрудника советского посольства и выходит за него замуж. Приехав в Москву в 1930 году вместе с мужем и маленьким сыном, она познает на.

Юная провинциалка Андре Сенторенс приезжает покорять Париж, где влюбляется в сотрудника советского посольства и выходит за него замуж. Приехав в Москву в 1930 году вместе с мужем и маленьким сыном, она познает на.

Великая антиутопия XX века с иллюстрациями знаменитого аргентинского художника Луиса Скафати, которому пришлось в реальном мире столкнуться с ужасами, описанными Джорджем Оруэллом. Личный взгляд художника открывает.

Великая антиутопия XX века с иллюстрациями знаменитого аргентинского художника Луиса Скафати, которому пришлось в реальном мире столкнуться с ужасами, описанными Джорджем Оруэллом. Личный взгляд художника открывает.

Миром правят вампиры. Не вечно молодые романтичные юноши и девушки с бессонными глазами и кровавыми губами, а вполне обыкновенные мужчины и женщины со следами жизненного цинизма на лице. Им одним открыт секрет «гламура».

Миром правят вампиры. Не вечно молодые романтичные юноши и девушки с бессонными глазами и кровавыми губами, а вполне обыкновенные мужчины и женщины со следами жизненного цинизма на лице. Им одним открыт секрет «гламура».

Прошло семь лет с тех пор, как умер Джерри, муж Холли Кеннеди. И шесть лет с тех пор, как она прочитала его последнее письмо, призывающее Холли найти в себе мужество начать новую жизнь. Она преодолела боль, заново.

Читайте так же:
Голден гейт бридж кто построил

Прошло семь лет с тех пор, как умер Джерри, муж Холли Кеннеди. И шесть лет с тех пор, как она прочитала его последнее письмо, призывающее Холли найти в себе мужество начать новую жизнь. Она преодолела боль, заново.

Первая книга прозы на русском языке писателя и поэта Сергея Морейно, родившегося в Москве и тридцать лет живущего в Латвии. Это проза поэта, в которой дорожные впечатления, воспоминания о детстве и любимых женщинах.

Первая книга прозы на русском языке писателя и поэта Сергея Морейно, родившегося в Москве и тридцать лет живущего в Латвии. Это проза поэта, в которой дорожные впечатления, воспоминания о детстве и любимых женщинах.

Российская империя, 1908 год. Очень похожая на ту, которая была, и всё же другая: здесь на престоле по-прежнему император Александр Третий, а дети в школах читают стихи Пушкина, написанные при осаде Севастополя. Но эта.

Российская империя, 1908 год. Очень похожая на ту, которая была, и всё же другая: здесь на престоле по-прежнему император Александр Третий, а дети в школах читают стихи Пушкина, написанные при осаде Севастополя. Но эта.

Кадеты Александровского кадетского корпуса случайно обнаруживают в подвале странный аппарат и на два дня попадают из своего 1908 года в 1972-й, из своей реальности — в нашу. Теперь им, чтобы понять своё настоящее.

Кадеты Александровского кадетского корпуса случайно обнаруживают в подвале странный аппарат и на два дня попадают из своего 1908 года в 1972-й, из своей реальности — в нашу. Теперь им, чтобы понять своё настоящее.

Эта книга — увлекательное путешествие через культурные слои, предшествовавшие интернету. Перед читателем предстает масштабная картина: идеи русских космистов перемежаются с инсайтами калифорнийских хиппи, эксперименты с.

Эта книга — увлекательное путешествие через культурные слои, предшествовавшие интернету. Перед читателем предстает масштабная картина: идеи русских космистов перемежаются с инсайтами калифорнийских хиппи, эксперименты с.

В каждом поколении рождается истребительница. Здесь начинается история вашего поколения! Баффи Саммерс мечтает о том же, о чём и все остальные подростки: завести в новой школе друзей, хорошо учиться и перестать быть.

В каждом поколении рождается истребительница. Здесь начинается история вашего поколения! Баффи Саммерс мечтает о том же, о чём и все остальные подростки: завести в новой школе друзей, хорошо учиться и перестать быть.

Шаол Эстфол, капитан королевской гвардии Адарлана и ближайший друг Селены Сардотин, в битве с демонами, захватившими столицу королевства и разрушившими стеклянный замок, получает серьезные увечья. Единственное, что ему.

Шаол Эстфол, капитан королевской гвардии Адарлана и ближайший друг Селены Сардотин, в битве с демонами, захватившими столицу королевства и разрушившими стеклянный замок, получает серьезные увечья. Единственное, что ему.

Чарлин Лагер командируют в Карлстад, на поиски пропавшей девятимесячной девочки. Родители малышки потрясены и сломлены горем, а местная полиция лишь разводит руками. Все обнаруженные улики оказываются пустышками.

Чарлин Лагер командируют в Карлстад, на поиски пропавшей девятимесячной девочки. Родители малышки потрясены и сломлены горем, а местная полиция лишь разводит руками. Все обнаруженные улики оказываются пустышками.

Даян совершил ошибку, поверив в перемирие с Квинтилиями. Но потомки Каида перешли черту. Грядет финальная битва, в которой любой неверный шаг будет стоить слишком дорого. Ойро искала ответы на вопросы, но готова ли она.

Даян совершил ошибку, поверив в перемирие с Квинтилиями. Но потомки Каида перешли черту. Грядет финальная битва, в которой любой неверный шаг будет стоить слишком дорого. Ойро искала ответы на вопросы, но готова ли она.

Книга «Белый снег Колумбии» — автобиографический роман В. В. Видеманна, произведение в целом сугубо постмодернистское. Специфика книги в том, что она написана не туристом, а человеком, глубоко погрузившимся в местные.

Книга «Белый снег Колумбии» — автобиографический роман В. В. Видеманна, произведение в целом сугубо постмодернистское. Специфика книги в том, что она написана не туристом, а человеком, глубоко погрузившимся в местные.

Рецензии на книгу « Диагностика кармы. Книга третья. Любовь » Сергей Лазарев

Книга читается непросто, но знания, которые хочет донести автор до нас, очень важны. В данной книге рассматриваются вопросы о роли гордыни в жизни человека, стремления к совершенству, любви к Богу и жизни.

Третья книга уважаемого С.Н. Лазарева посвящена любви. Вообще вся система Лазарева базируется на любви, любовь должна быть во главе всего и ничего главнее Бога и божественной любви быть не может. Но многие люди об этом забывают и целью жизни делают достижение каких-либо материальных или духовных благ, отношения с любимым человеком и т.д. Если человек начинает абсолютизировать какую-либо ценность помимо любви (божественной и всепрощающей), он должен её потерять. Так если это любимый человек, то он уйдет, предаст, заболеет и пр. Если деньги — обворуют, потеряет, понизят в должности и т.д. Лазарев в книге приходит в выводу, что нельзя абсолютизировать и делать целью ничего, кроме любви. Автор проводит четкую грань между человеческой и божественной любовью. Так, если любимый человек оскорбил или предал, а вы продолжаете любить его, то вы любите Бога в нем и отбрасываете всё, что мешает вам его любить. Если у женщины повышена гордыня, то перед зачатием и во время беременности необходимо проходить испытани и принимать обиды и унижения, чтобы очистить душу ребенка и наполнить её любовью. Для того, чтобы пройти испытания нужно устремить душу к Богу. Вот вкратце обо всем об этом подробно и рассказывает Лазарев С.Н. в своей третьей книге. Привожу для наглядности и ознакомления с текстом страницы из книги:

Книга рассказывает о преодолении негативной кармы в любви и любовных отношениях. Автор, опираясь на основы психологии и эзотерики, пытается донести до читателей, что часто мы спихиваем на негативную карму в любви свою безграмотность, распущенность, потакание своим минутным желаниям.
Мы готовы сложить на нее и свою невоспитанность, грубость, невнимательность по отношению к любимым, нежелание поступиться ни одной своей причудой, нежелание идти навстречу, неумение доставить радость словом, улыбкой, действием. И все же негативная карма в любви действительно существует. Кто-то называет ее «венцом безбрачия» и пытается «снимать» его. Но нет такой кармы, от которой можно было бы избавиться способом «снимания».
Энерготерапевт, психолог, парапсихолог могут лишь помочь человеку развить в себе те энергии, которых явно недостаточно, либо избавиться от энергетических состояний, которые мешают обрести счастье в любви. И, все же, основная работа по преодолению кармического долга должна произойти в душе самого человека.
Интересно подчеркивает автор и то, что любовь сама по себе это не только понятие любви к партнеру, супругу, любимому человеку. Лазарев говорит о любви вообще: о любви к близким, к окружающей природе, то есть о любви как о чувстве, которое душу обогащает, очищает и делает внутреннее душевное состояние человека счастливым.
Книгу полезно почитать тем, кто отчаялся, разуверился в себе, в любимых, в близких, так как основой повествования служат хорошие советы из области психологии.
Издание оформлено мягкой, однотонной обложкой, страницы газетные, без иллюстраций.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector