1uomo.ru

Мода и Стиль
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Скинуть бушлат что значит

Скинуть бушлат что значит

Если ты настоящий патриот своей родины,

Ты будешь убивать своего врага везде, где только встретишь,

Ибо выживший враг завяжет новую войну

И рано или поздно найдет способ убить тебя и твой народ.

Как гром среди ясного неба из штаба военного округа пришел приказ сформировать на базе госпиталя специализированный медицинский отряд. Размеренная жизнь закончилась, и началась суета, свойственная большим военным сборам.

Срочно паковались все необходимые инструменты и оборудование. В спешном порядке медицинский персонал получал положенные по штату предметы снаряжения и обмундирования. В парке госпитальной базы снимались с хранения автомобили.

Майора медицинской службы Игоря Янина назначили начальником формируемого медицинского отряда. Предполагалось, что в Чечне медицинский отряд будет оказывать специализированную помощь в виде хирургического усиления Моздокского военного госпиталя.

Света, тоже врач-хирург, которая не собиралась никуда ехать, помогала тем, кто вызвался добровольцем в командировку. Игорь с воспаленными от недосыпа глазами, устало, но в тоже время и радостно, в который раз говорил своей жене:

– Хоть на квартиру заработаю. Когда еще такой момент подвернется? Там платить хорошо будут…

– Боюсь я, – говорила Света. – А вдруг тебя убьют?

– Мы же не на самой передовой будем, – весело отмахивался Игорь. – Мы в тылу. В госпиталях… ты же сама слышала, что нам говорят: работать будем строго по своей специальности…

Тревожные вести приносило радио и телевидение. По всему чувствовалось, что новая война с Чечней была не за горами. В Дагестане шли тяжелые, кровопролитные бои. По стране упорно нагнеталась военная истерия, и дома Света иногда уже боялась включать телевизор: то покажут, как высотные многоэтажки взрываются, то, как боевик голову заложнику режет. Складывалось ощущение, что этими телепередачами население страны специально готовили к войне, – чтобы потом можно было ввести войска в Чечню, и все считали бы это нормальным, не как в первую войну…

Бригада специального назначения, дислоцированная рядом с госпиталем, уже воевала в первую войну, и тогда погибло несколько разведчиков. Но то – уже история, и смотришь на неё совсем не так как на предполагаемые события, которые реально могут произойти с тобой. Портреты погибших висели на территории части и воспринимались те портреты так же, как портреты погибших в Афганистане. Духовной связи с теми бойцами Света не чувствовала, тем более что погибших парней знать живыми ей не довелось. И похороны видеть, тоже не довелось.

Но сейчас казалось, что война стучалась в твой дом, и чувствовалась как реальность, хоть и далекая. Все-таки родной человек уезжал на войну.

Командировка планировалась на три месяца, по-другому – на тринадцать недель. Или девяносто суток. Ехать в Чечню предстояло вместе с отдельным отрядом бригады специального назначения.

– Я тебя люблю, – Света прижалась к мужу.

Они лежали в постели, обняв друг друга. Тускло горела бра. Глухо о чем-то говорил телевизор. Какое-то противное чувство разъедало сознание. Растекалось по всему телу неприятным жаром. Так бывает, когда знаешь, что скоро кто-то покинет тебя надолго… и не хотелось думать, что возможно – навсегда…

– Я не хочу, чтобы ты уезжал. Может, откажешься? – Света говорила тихо, зная какой будет ответ мужа.

– Ну, как я откажусь? – отозвался Игорь. – Со мной едут не только наши врачи, но и две женщины – медсёстры, и вдруг я не поеду!? Они поедут, а я – нет? Да меня весь госпиталь засмеёт!

– Ну и пусть засмеёт. Зато будешь живым и здоровым, – резонно, чисто по-женски, заметила Света.

– А как же разведчики из бригады? Как наши мужики? Если они все откажутся ехать, кто тогда будет воевать?

– Пусть воюют другие, кому это нравится…

– Это нравится боевикам. Вот они и воюют. Но ведь должен кто-то задавить их. Задушить эту скверну, пока она не перекинулась на всю Россию.

– Почему обязательно мы? Что, там нет других таких частей, других госпиталей? Ведь мы так далеко от этой Чечни! На другом конце страны!

– Такие есть. Есть и другие. Но мне видится, что воевать должны настоящие солдаты, а не те, что подметают плац и моют в казарме полы, а за всю службу не видят ни разу автомат.

– Наши разведчики видят. И стреляют. Сама видела. И с парашютом прыгают.

– Вот потому разведчики и едут. А мы с ними. Лечить их если что… кто, если не мы?

– Давай спать. Завтра суета опять… – Света потянулась в постели.

Она еще долго лежала и думала о предстоящем расставании. Уснула только под утро…

После построения Света подошла к подполковнику Астапову – начальнику госпиталя.

– Вадим Иванович! – Света на мгновение замешкалась, не зная как правильно построить разговор.

– Слушаю, Светлана Юрьевна.

– Вадим Иванович, вы можете приказать моему мужу не ехать в командировку? – Света поняла, что получилось слишком откровенно, и покраснела.

– Могу, – усмехнулся Астапов.

– Прикажите! – загорелась Света. – Прошу вас…

– Янин! – крикнул громко Астапов, и когда Игорь подошел, сказал ему: – Товарищ майор, я приказываю вам не ехать в Чечню.

Игорь понял, что это исходило от жены, и несколько мгновений глупо смотрел то на подполковника, то на Свету.

Глаза Светы загорелись видимым торжеством.

– Не понял? – наконец отозвался Янин, озадаченно глядя на своего начальника.

Читайте так же:
Джинсы мавин свитер бойс Немного об одежде

– Чего не понятно? – усмехнулся Астапов, – Светлана Юрьевна боится вас, товарищ майор, отпускать. Вот я вам и приказываю остаться здесь.

– А кто тогда поедет? – спросил Игорь Астапова.

– А кто тогда поедет? – спросил Астапов Свету.

– Я не знаю… – растерялась Света.

– Да… – протянул Астапов. – Кто же там вместо нас работать будет?

Света поняла всю неловкость своего положения и опустила глаза. Астапов усмехнулся, и пошел по своим делам. Игорь посмотрел на Свету:

– Ну, зачем ты так?

– Я не хочу, чтобы ты уезжал. Прости, что так получилось.

– Сейчас Астапов будет думать, что это я тебя подговорил.

Света обняла Игоря и уткнулась ему в грудь. Проходящие мимо люди смотрели на них и улыбались.

Весь день прошел в заботах. Только к вечеру, после того, как под завязку загрузили имуществом автоперевязочную, Света почувствовала, что голодна. Дома ничего не было приготовлено, и она предложила Игорю сходить в местную забегаловку, стоявшую возле части и получавшую свой основной доход только в дни получки.

Там уже находилось несколько офицеров бригады спецназа, которые своим кругом пили водку. Света некоторых знала, ведь жили в одной общаге, и поздоровалась. Игорь усадил Свету за столик и подошел к офицерам. Те начали его угощать водкой, но Игорь неуловимым кивком головы указал на Свету, и отказался.

Принесли гарнир, пару салатов и чай.

– Может, выпьем? – Спросил Игорь и указал на пример разведчиков.

– Я устала. Не хочу. – Света начала работать вилкой и ножом. – Выпей, если сильно хочешь…

Разговор за ужином не клеился. Тяжесть предстоящей разлуки давила на нервы, но заговорить так никто и не решился. И так все было предельно ясно.

За соседним столиком командир группы спецназа старший лейтенант Дима Лунин спьяну, что-то рассказывая, махнул рукой и свалился со стула, чем вызвал смех собутыльников. Он поднялся, отряхнулся и, повернувшись к единственной присутствующей в забегаловке даме, извинился. Света кивнула. Пару недель назад Дима, прыгая с парашютом, подвернул ногу и своим ходом еле прихромал в госпиталь. Пока Света накладывала ему тугую повязку, он смешил ее анекдотами, подтверждавшими приклеившееся к нему прозвище «поручик Ржевский». Сейчас он рассказывал своим друзьям какую-то историю, от которой все хохотали.

Песнь о ватнике

Каждый, кому доводилось носить бушлат военного образца, знает, что для русских морозов это идеальное боевое облачение. Рационально спроектированное, дешевое, надежное и удобное. Ватник – это мягкие латы оруженосца Русской Империи.

Песнь о ватнике

В ватниках русский народ непобедим на своей холодной земле. Никакая американская «аляска», никакой хипстерский «даффлкот» не позволят выживать и действовать в наших условиях.

Ватник – облачение грозных русских богов Войны. Тех самых, о ком, храня в генах накрепко вколоченный русским сапогом тремор, пишут ни разу еще нами в этом веке не битые западные анонимусы:

Это тебе не цивилизованные европейцы. Это русские, народ, который на протяжении веков уничтожал всех. Самые могущественные империи были разбиты в прах русскими варварами. Они — боги войны из холодного ада, они не боятся мороза, голода, жары, дождя, они убивают в любую погоду, голодными и холодными. То, что творится у них каждую зиму, для нормальных людей считается экстримом. Условиями, работа в которых рекомендована вахтовым методом, с огромными надбавками за вредность.

Русские смеются и играют в снежки, покоряя космос и морские глубины, пронзая пространство излучением своих радаров и превращая в плазму целые горы своими ядерными бомбами.

Не связывайся с русскими, беги от них, беги. Это их суть: боги войны, повелители хаоса. Это у них в крови, это их инстинкты, которые дремлют, но которые всегда там, внутри. С виду добрые и безобидные, но дай им повод, и они уничтожат весь мир, и посмеются над его останками, если вообще заметят конец света в своих вечных зимах. Они собирались воевать против всего мира сразу, всего несколько десятилетий назад. К счастью, они решили дать человечеству еще пожить. Не надо злить русских. Беги от них, беги как только можешь.

Как вам взгляд извне? Чем-то похоже на гнусные картинки про ватников, нарисованные криворуким хикки-мизантропом в пэйнтбраш, и растиражированные неовласовцами вКонтакте?

Одетые в ватник русские добывали руду и лес за пределами человеческих сил, вольно преобразуя саму Природу. В ватниках мы били любого врага, покоряли бесконечные безлюдные просторы, добывая славу в труде и в бою.

Тот, кто использует слово «ватник» в качестве деструктивного мема, попросту малолетний дебил. Он недостоин своих великих предков, и не понимает суровой сути своей Отчизны. Он не имеет права называть себя русским.

Русский нового поколения гордится ватником своих предков, а малолетних дебилов – с презрением игнорирует.

Да, кстати. Если вы еще не заметили. Ватник нового поколения называется — «Ратник».

Это тот самый зеленый комбинезон «Вежливой Армии», пропитанный сверхпрочными наноматериалами и нафаршированный боевой электроникой. Над крымскими фотосессиями гордых носителей нового русского ватника роняют слюну фанаты военной экипировки со всего мира.

Рано или поздно мы отправим наш космофлот распространять русские ценности на просторах Млечного пути and the worlds beyond. Тогда мы пришьем на скафандр каждому своему космодесантнику по пуговице от того, святого, непобедимого, дедова еще ватника.

И Вселенная, убоявшись, падет к нашим валенкам, вымазанным в звезной пыли.

Читайте так же:
Ремонт воротника кожзам куртки

Скинуть бушлат что значит

Глава 9 Лучше гор могут быть только горы

Когда взошло солнце, шел уже четвертый час с тех пор, как мы покинули деревню. Погони слышно пока не было, но я понимала, что это только пока.

Проклятый чемоданчик оттянул мне все руки. На небольшом привале я заставила подругу скинуть бушлат и вытянула из него два длинных шнура — они утягивали одежду в поясе и по нижней кромке. Гениальное изобретение! Обвязав ими «дипломат», я пристроила его за спиной. Совсем другое дело.

Катерина с недоумением наблюдала за мной.

— Слушай, а чего ты его не бросишь?

— Чемоданчик? Ну вот еще. А как я выведу на чистую воду твоих шарлатанов? И вообще, он мне дорог как память.

Наши пять минут истекли, и мы побежали дальше.

Путь нам то и дело преграждали упавшие деревья, какие-то кусты цеплялись за одежду, и через них приходилось буквально продираться. Вдобавок ко всему незаметные в высокой траве корни норовили подставить подножку. Катька в своих тяжелых кирзачах постоянно спотыкалась, но мужественно терпела.

Через два часа такого передвижения, которое вряд ли можно было назвать бегом, мы полностью выдохлись и рухнули на траву на дне какой-то лощины.

За нами вот-вот должны были отправить погоню. Целая орава вооруженных мужиков с собаками, знакомых с местностью, имела все основания желать нашей смерти.

А мы были против них вдвоем — вялая после «дури» Катька и я. Две слабые женщины в тайге, почти без пищи, без компаса, черт знает на каком расстоянии от ближайшего жилья.

Вообще-то, шансов у нас не было никаких. Но сдаваться просто так было крайне обидно.

Немного отдышавшись, я села и попыталась сосредоточиться. Насколько я запомнила дорогу, вертолет пролетал над какими-то горами. От поселения эти горы… Так. Солнце встает в той стороне, значит, запад… Ага!

— Двигаться нам нужно на север.

Катька восприняла новость без энтузиазма. По-моему, ей было все равно. Про горы я решила пока не говорить. Ну что ж, пора. Я подняла с земли чертов кейс с уликами, повесила на шею ружье, и мы пошли.

Мою догадку следовало проверить. На каком-то взгорке я нашла самое высокое дерево.

— А ну-ка, подсади, — обратилась я к подруге.

Последний раз лазать по деревьям мне приходилось лет двадцать назад. Но навыки, видимо, остались. Почти не поцарапавшись, я взобралась, насколько позволяли ветви, и огляделась.

Ура! Я оказалась права. Горная цепь была совсем рядом и находилась как раз у нас на пути.

Однако радовалась я рано. Мы шли целый день, и только к вечеру местность стала заметно повышаться. Еще через два часа пути мы оказались наконец перед первым настоящим горным склоном. Такого бурелома мне видеть еще не приходилось — за исключением каменистых осыпей, весь склон был густо утыкан елками, кустами и прочей дребеденью.

Страшная апатия охватила нас. С самого утра мы почти не делали остановок. Нас подстегивало желание убраться как можно дальше от проклятого места. Теперь же мы без сил распластались на огромном валуне, до половины ушедшем в землю. К вечеру заметно похолодало, а поверхность камня излучала приятное тепло.

Вдруг Катька приподнялась и уставилась назад.

— Что? — Шумели кроны деревьев, пересвистывались какие-то птицы. Где-то вверху склона вдруг застучал дятел. Только теперь я поняла, что все эти звуки сопровождали нас и раньше. Просто я их не замечала.

— Да нет, показалось. Слушай, а откуда все-таки ты здесь взялась? — К подруге явно начинало возвращаться сознание.

Я ответила загадочно:

— Знаешь, однажды я прочитала о ком-то: «Он бредил небом». Теперь я понимаю, что это значит. Бредить небом мне предстоит всю свою жизнь.

Я не ответила. Мне тоже послышалось что-то необычное, и я пыталась понять, что бы это значило. Через минуту мои самые худшие подозрения подтвердились. Порыв ветра вновь донес какой-то звук. И этот звук был отдаленным собачьим лаем!

Мы вскочили и ринулись вверх. Хватаясь за корни и оскальзываясь на крутом склоне, мы лихорадочно карабкались все вперед и вперед.

На небе уже появились первые звезды, когда мы наконец оказались на вершине. Восхождение заняло несколько часов, да еще каких! Последние двести метров мы проползли буквально на ощупь и потратили на это почти сорок минут.

Зато мы вновь оторвались от преследователей. Их костер мы увидели далеко внизу, у самого подножия нашего Эвереста. Теперь, если они решат продолжать погоню, им придется оставить собак внизу. У нас появилась маленькая надежда.

— Просто поверить не могу, что я это сделала…

Катька зачарованно смотрела вниз. Я с ней была полностью согласна. Перед нами открывался прекрасный вид. Подножие уходившего вниз склона терялось в чернильной темноте. До самого горизонта расстилалась тайга. Где-то там мы бежали сегодня днем.

— Лучше гор могут быть только горы, Катерина. Пойдем, нужно позаботиться о ночлеге.

Продолжать путь ночью было бы полным безумием.

Убегая из «молельного дома», я в спешке побросала в «дипломат» кое-какую еду со стола. Теперь она нам очень пригодилась. Мы прикинули свои продуктовые запасы. Коврига хлеба, несколько кусков вяленого мяса и десяток холодных вареных картофелин. Не густо. Но после таких нагрузок есть почти не хотелось, и мы особенно не переживали. Единственное, что меня расстраивало, — я не сообразила взять ни одной спички! Конечно, сейчас тепло, но кто знает, что ждет нас впереди…

Читайте так же:
Друц вадим максович бридж

Мы разделили ковригу хлеба на четыре части, одну из них съели сразу, а остальные я убрала обратно. Мясо и хлеб подкрепили нас, и неудержимо стало клонить ко сну.

Немного спустившись по другую сторону голого каменистого гребня, мы нашли елку, развесившую нижние ветки до самой земли. Первую ночь нашего турпохода мы провели под ней, зарывшись в лапник.

Я обнаружила, что, если свернуться в клубок, сунуть руки под мышки и дышать в поднятый воротник куртки, вполне можно ночевать и в лесу.

Спали мы отлично, только под утро немного замерзли. Зато подняться оказалось делом нелегким. Все тело ломило так, как будто вчера по нему пробежался табун бизонов. У моей подруги, похоже, были такие же ощущения, потому что вставать она наотрез отказалась. Только напоминание о грозившей нам опасности заставило ее двигаться. Охая и чертыхаясь, мы поднялись на гребень, чтобы осмотреться.

Нас ожидало большое разочарование. Чуть ниже места нашей ночевки склон круто обрывался вниз. Спуститься тут без специального снаряжения нечего было и думать. Но не это было самым страшным. Путь на север нам преграждали настоящие горы. Казалось, до них было рукой подать. Думаю, на самом деле до них было километров двадцать, не меньше. Там лежал снег, розовый в лучах восходящего солнца. Даже издали горы казались страшно холодными.

Путь назад был закрыт. Вперед мы могли бы полететь разве что на крыльях. Зато гребень, на котором мы стояли, уходя влево и постепенно повышаясь, по широкой дуге вел прямо к нашей цели. Деваться некуда, еще одного восхождения было не избежать.

Но сначала нужно было дойти. К счастью, самый верх покоренной нами вчера горы был относительно свободен от зарослей. По сравнению с нашим вчерашним маршрутом этот был просто Арбат.

Нормальные пираты всегда идут в обход. И мы пошли. Вернее, побежали, потому что пропадать ни за грош нам обеим совсем не хотелось.

Можете мне не верить, но упорство в борьбе за жизнь заставило какие-то колесики в небе повернуться в нашу пользу.

Дойдя до настоящей горы, мы обнаружили, что Судьба привела нас к единственному месту, в котором горная цепь образовывала некую седловину. Казалось, что здесь горный хребет был придавлен ногой какого-то великана. Высота в этом месте составляла не больше полукилометра. Плевое дело для двух отважных женщин.

Сначала кончились растущие на склоне деревья. Потом пропала трава. Хребет, по которому мы шли целый день, остался далеко внизу. Подниматься было несложно — уходивший вверх каменистый склон был не очень крутым.

Через некоторое время на нас пахнуло холодом. Мы приближались к границе ледника. Тут и там среди булыжников журчала вода.

Если вам доводилось ходить на Северный полюс или хотя бы на Южный, вам должно быть известно, что такое торосы. Это такие большие куски льда, торчащие тут и там для того, чтобы максимально затруднить вам путь.

А теперь представьте себе, что ледяное поле под вашими ногами вдруг поднялось почти вертикально. Представили? Вот по такому безобразию мы и карабкались. Звенело в ушах, плотная корка снега под ногами то и дело проваливалась, и мы по пояс погружались в сухую ледяную крупу.

Дойти до перевала и преодолеть метров двести осыпи из обледенелой щебенки оказалось по сравнению с этим восхождением сущими пустяками. А я-то думала, что уже исчерпала все свои скрытые резервы. Но когда вам на пятки наступает орава психопатов, об усталости приходится забыть. Шли мы буквально «на бровях». Без оружия в тайге — верная смерть, и я это знала. Так вот — во время подъема я первый раз пожалела, что тащу на себе несколько лишних килограммов железа.

Если бы мне предложили повторить этот путь наверх еще раз, даже за миллион долларов я бы отказалась. Сейчас я уже не уверена, что там на склоне была именно я. Может быть, мой астральный двойник, не знаю…

Не задерживаясь наверху, мы кубарем покатились вниз по противоположному склону. Если бы заходящее солнце не погрузило эту сторону горы в тень, мы были бы отличной мишенью — две темные фигурки на белом склоне.

Преследователи отстали от нас не намного. Оглянувшись назад, я увидела несколько силуэтов на фоне неба. Они вышли на перевал чуть правее, чем мы, и теперь смотрели, как добыча уходит.

Громыхнул нестройный залп.

Вряд ли они надеялись в нас попасть. Скорее всего, они просто хотели сорвать злость — спускаться таким самоубийственным способом им не хотелось. Они выбрали свой, особый.

Снизу было хорошо видно то, чего не могли заметить стрелки. Место, где они стояли, не было вершиной горы. Это был нависавший над склоном огромный козырек из слежавшегося снега, который и подломился вдруг с пушечным грохотом.

Вся компания какое-то время летела вниз на гребне начинавшейся лавины. Снега стало слишком много, все новые и новые тонны сползали со своих мест и вливались в общий поток. А потом по лавине прошла какая-то судорога, поднялась огромная волна, которая в несколько секунд догнала барахтавшиеся нелепые фигурки. И навсегда скрыла их под собой.

Это зрелище настолько захватило наше внимание, что мы совсем забыли, где находимся. Когда мы бросились бежать, было уже поздно. Несущаяся вниз со скоростью курьерского поезда масса снега и льда захватила и нас.

Читайте так же:
Сразу под венец без свидания дорама с русской

На наше счастье, только краем. Я отбросила чемоданчик и успела уцепить Катьку за рукав. Я оглохла и ослепла. Рот и нос забил колючий снег. Минут пять нас крутило и швыряло, потом гул начал удаляться, и мы заскользили все медленнее и медленнее. Снежный вихрь в воздухе поредел настолько, что можно было отличить верх от низа.

Я успела сесть и пыталась тормозить ногами. У меня даже стало получаться, но тут склон из-под нас выскользнул, и мы полетели в темноту.

Руки-ноги, к счастью, остались целы, мы отделались одними ушибами. Трещина, в которую мы провалились, не выглядела особенно глубокой. Встав на цыпочки, я легко дотянулась пальцами до ее края.

Мои часы остановились на девяти тридцати. На поверхности стремительно темнело. Поднимался ветер. Мы решили переночевать тут же, а выбираться наружу наутро. Здесь по крайней мере не было ветра.

Ночевкой это назвать было трудно. Бесконечные часы мы проводили, растирая друг другу руки и ноги. Стараясь не заснуть, рассказывали по очереди страшные истории. Под утро ветер стал стихать, и вот наконец-то над нашими головами забрезжил долгожданный рассвет.

Я отошла в сторонку по своим делам, присела… И оказалась лицом к лицу с чьим-то жутким оскалом!

Всегда в боевой готовности

Если вы увидите, что по коридорам пожарной части идет ее сотрудник, у которого расшнурованы берцы, не спешите его обвинять в небрежности или расхлябанности – так надо, чтобы, не теряя ни секунды, скинуть одну обувь и впрыгнуть в специальные резиновые сапоги. И с виду скомканные бушлаты тоже не просто брошены, а сложены особым образом, чтобы по тревоге одним движением накинуть бушлат на себя. Здесь нет мелочей, все подчинено одному: в считанные секунды выехать на место пожара или другой чрезвычайной ситуации.

Сутки пожарный караул находится в боевой готовности. И эти сутки насыщены по строгому служебному распорядку.

Если нет тревог или вызовов, личный состав караула проводит теоретические занятия в учебном классе, оттачивает мастерство в теплодымокамере или на так называемой психологической полосе препятствий, где в условиях, максимально приближенных к боевым, еще и еще раз отрабатывает профессиональные навыки.

Предусмотрены занятия и по отдельным направления: с пожарными рукавами, с дыхательными аппаратами, с пожарно-техническим вооружением. Выезжают на реальные объекты города и, получив установку, ликвидируют условный пожар. Сутки заполнены разными важными делами, так что шуточка «спит как пожарный» не проходит! А сон в специально отведенном помещении во время суточного дежурства тоже предусмотрен. И обед. Все как положено.

Что касается шуток, с юмором у пожарных все в порядке. Рассказывая о насыщенном расписании их дежурства, сделав паузу, добавляют: «А в свободное время выезжаем на пожары». И психологическая полоса у них – «долина смерти». Могут и друг над другом пошутить, за острым словцом в карман не полезут. Веселые, в общем, ребята из второго караула 61 пожарной части.

Вот только не стоит забывать, насколько серьезна и порой опасна их работа, с которой они справляются отлично.

В прошлом году выезжали на тушение лесных пожаров в Рязанскую область.

Два часа на сборы – вернулись домой через три недели. В составе сводного отряда был и водитель второго караула Сергей Комиссаров. Все участники тушения тех летних пожаров удостоены медалями, а Сергей – знака «Участник ликвидации последствий ЧС», это особо ценная у пожарных награда.

Начальник второго караула лейтенант внутренней службы Евгений Бойцев – молодой, но уже опытный командир. Воспитывает личный состав, подавая пример добросовестной службы: отличный специалист, спортсмен, в прошлом году в областных соревнованиях доказал, что он лучший начальник караула в Ленобласти. «Грамотный, ответственный офицер», – говорит о нем начальник 61 пожарной части подполковник внутренней службы Владимир Никифоров. А его заместитель лейтенант внутренней службы Иван Екимов добавляет с улыбкой: «А в быту – сама скромность».

Молодой пожарный Павел Смирнов стал победителем в областном конкурсе «Лучший по профессии» по итогам 2010 года. Причем так получилось, что специально не готовился – собрался, приехал, победил.

В соревнованиях звеньев газодымозащитной службы среди подразделений Северо-Западного региона, которые прошли недавно в Карелии, в составе сборной команды 28 ОФПС впервые участвовали молодые сотрудники караула, неплохо выступили Евгений Тагиров и Павел Смирнов.

У пожарных нет возможности делать скидку на молодость. Опытный и молодой они завтра плечом к плечу встанут на пути огня, и каждый отвечает за жизнь другого, а все вместе – за каждого. Такой вот у них мушкетерский принцип: один за всех и все за одного! И никакой красивости в этой фразе нет – такая у них работа.

Начальник 61 части В.Никифоров говорит, что приходящие служить в часть или уходят сразу, или уже остаются до конца. Разные пути приводят их сюда.

Кто-то мечтал с детства, кто-то пришел случайно, но не стал случайным человеком, втянувшись в суровые будни службы в команде настоящих мужчин.

А есть и династия: Андрей и Сергей – двое из троих сыновей бывшего начальника части подполковника внутренней службы в отставке Сергея Вячеславовича Хартукова пошли по стопам отца.

Пожарные сегодня выезжают не только на тушение огня – на любое чрезвычайное происшествие, на ДТП. И всегда должны быть готовы бороться с огнем. И спасать человеческие жизни. Выводя из огня людей, отдавая кислород из собственных дыхательных аппаратов. Так, как это сделал Алексей Шарков, удостоенный за подвиг медалью «За отвагу на пожаре». Такой же медалью в разное время награждены сотрудники Юрий Калинин, Виктор Ермолаев, Андрей Солдатенко и Александр Солянов.

Читайте так же:
Застежки для шапок ушанок

О многом можно было бы рассказать. О задымленных лабиринтах горящих подвалов, о раскаленных баллонах с газом в охваченных пламенем гаражах. О том, как переживают их семьи, когда пожарные выезжают по тревоге.

Я спросил про страх. Не боится только сумасшедший – был ответ. А здесь таких нет! Наверное, пересилить собственный страх, шагнуть в дым, в огонь – в неизвестность и есть мужество.

У огнеборцев скоро профессиональный праздник – 30 апреля. И с традиционными пожеланиями здоровья и семейного счастья пожелаем им поменьше работы. Это значит – уверенности и спокойствия всем нам, жителям городов и деревень.

Скинуть бушлат что значит

Спрятать опции

Установить закладку

+ Настройки

Размер шрифта:
14 | 16 | 18 | 20 | 22 | 24

Ширина текста:
50% | 60% | 70% | 80% | 90% | 100%

Цвет текста:
Установить
Цвет фона:
Установить

Сбросить настройки

ПРИМЕЧАНИЕ [2]

I
Бушлат

II
Идем домой

III
Обзор основных подразделений корабельной команды

IV
Джек Чейс [26]

V
Джек Чейс на испанских шканцах

VI
Офицеры, унтер-офицеры и мелкая сошка военного корабля; где они живут; как живут; их общественное положение на корабле и что это за господа

VII
Завтрак, обед и ужин

VIII
Параллель между Шкимушкой и Шалым Джеком

IX
О карманах в бушлате

X
От карманов к карманникам

XI
Затруднения, связанны е на корабле с занятием поэзией

XII
О хорошем и дурном характере матросов, в значительной мере связанном с занимаемыми ими постами и с их обязан ностями на корабле

XIII
Военно-морской отшельник в толпе

XIV
Попойка на военном корабле

XV
Солонинный клуб на военном корабле и изгнание из оного

XVI
Боевые учения на военном корабле

XVII
Шлюпки номер два, три и четыре спустить!

XVIII
Ноев ковчег

XIX
Бушлат на реях

XX
Как спят на военном корабле

XXI
Одна из причин, почему военные моряки, как правило, недолговечны

XXII
Большая стирка и генеральная приборка на военном корабле

XXIII
Театральное представление на военном корабле

XXIV
Служащая введением к мысу Горн

XXV
Горячие денечки у мыса Горн

XXVI
Мыс Горн во всей красе

XXVII
Кое-какие мысли по поводу того, что Шалый Джек отменил приказ своего начальника

XXVIII
Подальше от мыса Горн

XXIX
Ночные вахты

XXX
Взгляд, брошенный украдкой через люк в подземные части военного корабля

XXXI
Артиллерист в недрах корабля

XXXII
Блюдо дандерфанка

XXXIII
Экзекуция

XXXIV
О некоторых вредных последствиях телесных наказаний

XXXV
Телесные наказания беззаконны

XXXVI
В телесных наказаниях нет необходимости

XXXVII
Высшего сорта выдержанный портвейн из подвалов самого Нептуна

XXXVIII
Капеллан и церковные службы на корабле

XXXIX
Фрегат в гавани. Шлюпки. Торжественная встреча коммодора

XL
О том, что некоторые церемонии на военном корабле бесполезны и даже вредны

XLI
Библиотека военного корабля

XLII
Как убить время на военном корабле, пока он стоит в порту

XLIII
Контрабанда на военном корабле

XLIV
Плут при должности на военном корабле

XLV
Как на военном корабле выпускают в свет стихи

XLVI
Коммодор на полуюте, а один из «людей» в руках у хирурга

XLVII
Аукцион на военном корабле

XLVIII
Ревизор, баталер и почт мейстер на военном корабле

XLIX
Слухи о войне, и как они были приняты населением «Неверсинка»

L
Бухта всех красот

LI
Один из «людей» имеет на шканцах аудиенцию у коммодора и командира корабля

LII
Кое-что о кадетах

LIII
Подверженность мореходцев вспышкам болезненной раздражительности. Во что выливаются эти приступы у командиров военных кораблей

LIV
«Людям» дают увольнение

LV
О том, что кадеты слишком рано попадают во флот

LVI
Сухопутный император на военном корабле

LVII
Император устраивает смотр команде во время боевой тревоги

LVIII
Офицер, разжалованный в матросы

LIX
Как пуговица с якорем может разделить двух братьев

LX
Как стреля ли по своему матросу

LXI
Флагманский хирург

LXII
Консилиум военно-морских врачей

LXIII
Операция

LXIV
Военно-морские трофеи

LXV
Состязание военных кораблей

LXVI
Забавы на военном корабле

LXVII
Белый Бушлат на судилище

LXVIII
О корабельном лагуне и прочих вещах

LXIX
Молитвы у пушек

LXX
Ежемесячное построение вокруг шпиля

LXXI
Генеалогия законов военного времени

LXXII
«Здесь приведены все полезные постановления, касающиеся жизни на кора б ле, кои мудрые люди, путешествовавшие вокруг света, дали нашим предкам и кот о рые составл я ют Книги науки о добрых нравах»
Морской кодекс

LXXIII
Азартные игры днем и ночью на военном корабле

LXXIV
Грот-марс ночью

LXXV
«Топить, жечь и уничтожать»
Из печатного адмиралтейского
приказа военного времени

LXXVI
Руслени

LXXVII
Лазарет на военном корабле

LXXVIII
Невеселые времена для нашей артели

LXXIX
Как матросы умирают на море

LXXX
Последний стежок

LXXXI
Как в море хоронят матроса

LXXXII
Что остается от матроса, после того как его похоронили в море

LXXXIII
Колледж на военном корабле

LXXXIV
Корабельные цирюльники

LXXXV
Великое истребление бород

LXXXVI
Мятежники на судилище

LXXXVII
Экзекуция старика Ашанта

LXXXVIII
Прогонка сквозь строй эскадры

LXXXIX
Общественные отношения на военном корабле

XC
Комплектование флотов

XCI
Клуб курильщиков на военном корабле вместе со сценками на батарейной палубе по дороге домой

XCII
Конец бушлата

XCIII
Якорь и якорная цепь чисты

Заключение

Юрий Витальевич Ковалев
«БЕЛЫЙ БУШЛАТ» Г. МЕЛВИЛЛА И АМЕРИКАНСКИЙ
МОРСКОЙ РОМАН 1840-х ГОДОВ
1973 [514]

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector