1uomo.ru

Мода и Стиль
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Отравленная туника гумилев сюжет

Отравленная туника гумилев сюжет

Пьеса Гумилёва «Отравленная туника», тяготея к классицистическим образцам драмы, раскрывает хрестоматийный конфликт между чувством и долгом. Любовь дочери византийского императора и невесты трапезондского царя к арабскому скитальцу – главная и единственная интрига всего действия. Гумилёв погружает сюжет в смелую поэтическую стихию, где красота рифмы становится доминантой всего.

фото: Татьяна Мордвинова

Прочувствовать тонкие нити в непростой ткани пьесы и вывернуть её наизнанку способен художник, который не просто знает поэзию Серебряного века, но и «живёт» в ней. И таким мастером сценического преобразования лирики, конечно же, является Роман Виктюк. Вместе с художником Владимиром Боером, режиссёр создаёт метафорическое пространство, условно отсылая к вершине Голгофы. Деревянные брусья (разломанные и хаотично разбросанные), тяжелые булыжники, кресты, бросающие тени на винтовую лестницу, усиливают эффект перевоплощения ритмов гумилёвских стихов в театральную плоть. Гибель творца на заре ХХ века становится невидимым подтекстом в спектакле, где смерть обличается в маску любви.

фото: Татьяна Мордвинова

Твёрдость и монументальность Людмилы Погореловой (Феодора), пластика Анны Подсвировой (Зоя), кошачья гибкость Дмитрия Бозина (Имр), порывистость Антона Даниленко (Царь Трапезондский), собранность и внутренняя наполненность Ивана Ивановича (Евнух) и Дмитрия Жойдика (Юстиниан) – микшируют любой намек на героическую пафосность или ложную патетику. Когда начинает говорить Дмитрий Бозин, кажется, что слова мягко, волнообразно кристаллизируются и бесшумно опускаются на пол сцены. В созданном эфире актёр купается и с лихвой окропляет зрителей светом лирического слога.

фото: Татьяна Мордвинова

Роман Виктюк стремится возвысить историю над обыденностью, сделать действие максимально воздушным. Герои постоянно «парят», становясь на края деревянных срубов, неподвижно застывают в скульптурных позах (режиссер по пластике Михаил Вишневский). Особенно красивы сцены, где Дмитрий Бозин и Анна Подсвирова, лёжа на спине, по-детски наивно играют, соприкасаясь кончиками пальцев и нежными пятками. В диалогах с Феодорой этот Имр ведёт себя абсолютно иначе. Их разделяет пружинистая основа старой кровати, сквозь которую, словно через решётку темницы, араб пытается дотянуться к своей бывшей любовнице.

фото: Татьяна Мордвинова

Людмила Погорелова и Анна Подсвирова то нежно и певуче читают текст, то вдруг их голос звучит как иерихонская труба. Такие контрасты повторяются и в образе Имра: он поёт, рычит, рокочет, шепчет… Белые одеянья со свисающими нитками на краях, военные длинные шинели придают простоты, заостряя роль слова (художник по костюмам Елена Предводителева). Подобной простотой наделена и музыкальная, а точнее звуковая партитура постановки, где мелодия стиха перекликается с гулкими лязгами, словно плетью раздавливающими пустоту в углах сцены.

фото: Татьяна Мордвинова

Декламационная статуарность драмы в руках Романа Виктюка приобретает эпический масштаб и особенную ренессансную грациозность. Финальная сцена решена режиссёром максимально легко и аскетично: Юстиниан, Феодора и Зоя сидят лицом к зрителям. Герой Дмитрия Жойдика в распахнутой шинели и со стекающими каплями пота на волосах, отправляет свою совсем юную дочь в заточение. Её законный жених, покончив с собой, обрекает и невесту на духовную смерть, одиночество, отречение от радостей. В спектакле вообще радость горькой отравой разносится по венам влюбленных Зои и Имра, как наркотик, отравляющий организм и душу.

фото: Татьяна Мордвинова

Спектакль Романа Виктюка воспевает благолепие даже в трагедии и смерти, поскольку эти неотделимые составляющие жизни очень часто становятся музами художника-пророка. «Отравленная туника» – поэтический спектакль, где мелодия стиха разливается бескрайним океаном красоты, описать которую словами невозможно, только гумилёвская рифма и режиссёрский язык Романа Виктюка способны материализовать это.

фото: Татьяна Мордвинова
фото: Татьяна Мордвинова
фото: Татьяна Мордвинова
фото: Татьяна Мордвинова
фото: Татьяна Мордвинова

Вам также может понравиться

Read more about the article Спектакль «Музей советского эмигранта» в Karlsson Haus. Невеликий русский

Спектакль «Музей советского эмигранта» в Karlsson Haus. Невеликий русский

Read more about the article Осмысление безжалостности власти через театр кукол:«И дольше века длится день», Музей истории ГУЛАГа и Творческое объединение «Таратумб».

26.11.2019

Осмысление безжалостности власти через театр кукол:«И дольше века длится день», Музей истории ГУЛАГа и Творческое объединение «Таратумб».

Read more about the article Спектакль «Платонов. Рассказы» в театре им. Е.Вахтангова

21.02.2020

Николай Гумилев: Отравленная туника

Здесь есть возможность читать онлайн «Николай Гумилев: Отравленная туника» — ознакомительный отрывок электронной книги, а после прочтения отрывка купить полную версию. В некоторых случаях присутствует краткое содержание. категория: Драматургия / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

Читайте так же:
Как приклеить подошву валенки

Николай Гумилев Отравленная туника

  • 80
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Отравленная туника: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Отравленная туника»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Николай Гумилев: другие книги автора

Кто написал Отравленная туника? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Николай Гумилев: Отравленная туника

Отравленная туника

Николай Гумилев: Я печален печалью разлуки

Я печален печалью разлуки

Николай Гумилев: Том 1. Стихотворения

Том 1. Стихотворения

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

Николай Гумилев: Дитя Аллаха

Дитя Аллаха

Эта книга опубликована на нашем сайте на правах партнёрской программы ЛитРес (litres.ru) и содержит только ознакомительный отрывок. Если Вы против её размещения, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

Николай Гумилев: Золотой рыцарь

Золотой рыцарь

Елена Воронцова: Нейлоновая туника

Нейлоновая туника

Отравленная туника — читать онлайн ознакомительный отрывок

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Отравленная туника», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Поставьте закладку, и сможете в любой момент перейти на страницу, на которой закончили чтение.

Трагедия в пяти действиях

Имр, арабский поэт

Юстиниан, император Византии

Феодора, императрица

Зоя, дочь Юстиниана

Царь Трапезондский

Евнух, доверенное лицо Императора

Время действия – начало VI столетия по Р.Х.

Место действия – зала Константинопольского дворца.

Действие происходит в течение 24 часов; между 3-м и 4-м действиями проходит ночь.

Евнух

Ты Имр из Кинда, кажется? Случалось
И мне слыхать о племени твоем.
Оно живет не в кесарских владеньях,
Не в золотой руке Юстиниана,
Но всё-таки достаточно известно,
Чтоб я решился выслушать тебя.

Имр

О, господин, несчастье и измены –
Вот всё, что видела моя заря.
Родился я к востоку от Йемена
В семействе Годжра, Киндского царя.
Но слишком дорогим я стал народу
И должен был бежать, и много лет
Ел хлеб чужой и пил чужую воду,
Перед чужим шатром шептал привет.
Я сделался поэтом, чтоб ласкали
Меня эмиры, шейхи и муллы,
И песни, мною спетые, летали
По всей стране, как римские орлы.
И как-то вечером на состязанье
Певец из племени Бену-Ассад
(Как ненавистно мне это названье!)
Запел и на меня направил взгляд:
«Был Годжр из Кинда воин очень сильный,
И сильно плачет Годжрова жена…».
Я понял все, увидел столб могильный
И умертвил на месте крикуна.
Домой я моего погнал верблюда
И мчался восемь дней и наконец
Увидел: вместо башен – камней груда,
Обрывки шкур в загоне для овец.
Тогда я, словно раненая птица,
К Константинополю направил путь.
Я думал: Кесарь может согласиться,
Несчастному поможет как-нибудь.
Шесть тысяч копий, да четыре луков,
Да две людей, приученных к мечу,
Да сколько надо для отрядов вьюков,
Я попросить у Кесаря хочу.

Евнух

Зачем же Кесарь вмешиваться будет
В пустые распри чуждых нам народов,
Какую славу или прибыль может
Он получить от этих малых войн?

Имр

Когда Бену-Ассад, народ коварный,
Давно заслуженную примет часть,
То вся страна, навеки благодарна,
Клянусь, признает кесареву власть.

Евнух

Не знаю я, как отнесется Кесарь
К завоеваньям часто ненадежным,
Порою трудным и всегда ненужным,
Но доложу. Быть может, ты слыхал,
Что начали мы преобразованье
Всех императорских постановлений
В один обширный, полный свод законов,
Дабы никто в народе не страшился
Ни яда языка, ни злых коварств.
К чему же нам теперь завоеванья?
Но всё ж я доложу. Однако прежде
Ответь мне правду, ты не манихей?
Как помышляешь ты о Воплощенье?

Имр

В пустыне думать некогда о Боге,
Там битвы, львы и зыбкие пески,
Но я однажды видел у дороги,
Как черный камень молят старики.

Евнух

Ну что ж! Язычник может быть крещен,
Еретика исправит лишь железо.
Ты знаешь, для похода нужен вождь,
Доместик пеших воинов и конных,
Знакомый и с народом и с пустыней,
Во всем покорный кесаревой воле…
Что если бы мы выбрали тебя?

Имр

С тех пор как я, бродяга безрассудный,
Узнал о том, что мой отец убит,
Я вечно слышу сердцем голос чудный,
Который мне о мщеньи говорит.
И этот голос, пламенем пропитан,
В толпе и битве заглушил бы всех,
Как будто тот, кому принадлежит он,
Одет в броню и леопардов мех.
Я клялся не носить духов в фиоле,
Не есть свежины и не пить вина,
И не касаться женщины, доколе
Моя обида не отомщена.

Читайте так же:
Драйвинг рейндж гольф что это

Евнух

Зачем же ты приехал в Византию,
Смешной дикарь? Таких, как здесь, духов
Из мускуса, из розового масла,
Из амбры, и раздавленных левкоев,
Ты не найдешь от стран гиперборейских
До смертоносной Суматры и Явы.
На наших празднествах едят быков,
Оливками и медом начиненных,
И перепелок, маленьких и нежных
И вкусных, вкусных, как блаженство рая.
Мы запиваем их вином заветным,
Что от тысячелетий сохранило
Лишь крепость дивную да ароматность
И стало черным и густым, как деготь.
А женщины! Но здесь остановлюсь,
Затем что я принадлежу к священству.
Скажу одно: когда ты сдержишь клятву,
Ты будешь самым стойким из людей,
И мы пошлем тебя тогда не только
В Аравию, а в Индию и даже
К великому и славному Китаю.

Отравленная туника гумилев сюжет

Дальнее странствие Николая Гумилева

Николай Гумилев известен как автор тихого и нежного стихотворения «Жираф» (Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд. ). И он же подарил миру сумасшедший вихрь «Заблудившего трамвая», о расшифровке которого до сих пор ведутся горячие споры.

Сергей Маковский, основатель журнала «Аполлон», с которым сотрудничал поэт, в книге «На Парнасе Серебряного века» писал:

«Настоящий Гумилев — вовсе не конквистадор, дерзкий завоеватель Божьего мира, певец земной красоты, т. е. не тот, кому поверило большинство читателей, особенно после того, как он был убит большевиками. Этим героическим его образом и до «Октября» заслонялся Гумилев-лирик, мечтатель по сущности своей романтически-скорбный (несмотря на словесные бубны и кимвалы), всю жизнь не принимавший жизнь такой, какая она есть, убегавший от нее в прошлое, в великолепие дальних веков, в пустынную Африку, в волшебство рыцарских времен и в мечты о Востоке «Тысячи и одной ночи»».

Дальнее странствие не только по географическим просторам, но и по безбрежному морю времени, Гумилев подарил читателю, открыв дверь в чудесный мир, чтобы его тепло холодными ночами согревало того, кто вспомнит строки поэта.

Гумилев писал не только поэзию (особо выделим его последние сборники «Шатер» и «Огненный столп»), но и драмы, и прозу, и критику, и даже уцелело немного из его Африканских дневников.

Остановимся на поэмах «Гондла» и «Отравленная туника».

В январе 1917 года драматическая поэма «Гондла» была опубликована в «Русской мысли». В то время в стране назревали великие перемены.

Лариса Рейснер, тогда бывшая в романтических отношениях с Гумилевым, отзывалась о литературной ситуации в начале 1917 года так: «эпос и драма – «большое искусство» — оставались в стороне, а вся тяжесть нового миросозерцания, целый ряд тем исторических и философских – оказались втиснутыми в хрупкие сонеты, рондо и канцоны. Перегруженный содержанием и ограниченный в объеме, стих утратил свою нечаянную легкость и, чтобы не лишиться ясности и простоты, заменил художественную последовательность схемой и логикой рациональной».

Лирическая драма «Гондла» была одним из шагов на пути преодоления этого разрыва, попыткой нащупать гармонию между лирикой и эпосом. «Гондлу» ставили на сцене. Но критикам казалось, что это произведение не для сцены. Лирическая драма – это не пьеса жеста, это пьеса слова. Вот один из отзывов: «актерам нечего играть, поза может быть одна: поза произнесения». Впрочем, сам Гумилев был восхищен постановкой «Театральной мастерской» из Ростова-на-Дону. На сцене стихи оживали. Бойко, громогласно, будто бы волны, звучали выступления героев. Музыка слов была похожа на шум моря, а ведь море совсем рядом, может, его даже видно из окон замка Старого Конунга.

Гондла – ирландский королевич на воспитании у исландского Конунга. Вскоре Гондла женится на прекрасной Лере, знатной исландской девушке, и таким образом два народа будут соединены. Но Гондла некрасив, горбат, к тому же христианин. Знатным ярлам он не нравится, и они плетут против него заговор, да еще есть страшная тайна о происхождении Гондлы. Начинается драма как история о любви и короне. Перед читателем/зрителем разворачивается борьба королевича-лебедя и исландцев-волков, жаждущих его разорвать. И только волшебная лютня защищает Гондлу от волков, впрочем, даже сила музыки не может усмирить волков, сделать их кроткими, пробудить в них свет, она лишь не дает им растерзать Гондлу.

Читайте так же:
Караченцев венец творенья дивная диана

В сюжет о назначении поэта и силе искусства Гумилев вплетает христианские мотивы. Гондла бросает лютню и оказывается под защитой Христа, защитой, что сильнее колдовства, и кровью своей крестит дикарей. Но это история не столько о крещении и принятии христианства, сколько о борьбе света и тьмы, о борьбе страстей и смирения. Это вечная тема была актуальна для той грозной поры, когда писалась драма. Волки символизируют страсти человеческие, внутреннюю тьму, распад и хаос. И свет побеждает, своей жертвой Гондла рассеивает мрак в душах волков. В этой драме есть и несправедливый суд, и колдовство, и волшебство, предательство возлюбленной и искупление любовью. В небольшую по объему вещь Гумилев включает широкую палитру чувств.

Главное драматическое произведение Гумилева – «Отравленная туника», написанная в течение 1917-1918 гг. Работа так и не вышла в печати, хотя автор читал ее на вечерах, осталось несколько списков. Впервые «Отравленная туника» была опубликована Г.П. Струве в книге «Неизданный Гумилев» (Нью-Йорк, 1952). У нас драма впервые появилась в журналах «Современная драматургия» (1986) и «Театр» (1986).

«Это не только одно из лучших поэтических достижений Гумилева; нет сомнения, что «Отравленная туника» принадлежит к самым лучшим созданиям в истории русского театра вообще», — писал В. Сечкарев.

Как и при написании «Гондлы» Гумилев изучал исторические и литературные источники, чтобы погрузиться в атмосферу эпохи и, главное, наполнить текст колоритными деталями, которые помогут читателю проникнуться духом того времени.

Скорее всего, Гумилев был вдохновлен авантюрной историей бродячего принца-поэта, которую прочел в книге «Арабская литература» Клемана Юара. Но Гумилев создал отнюдь не точное историческое повествование, а лишь воспламененный историей художественный вымысел. От многих исторических фактов Гумилев отступился. Так, он выдумал Зою, дочь императора Юстиниана, и царя Трапезондского, и заговор против него, изменил характер императрицы Феодоры.

«Отравленная туника» — это драма о страсти, любви, предательстве. Что может быть сильнее безумства страсти, захватившей поэта? Что может быть печальнее страсти, вдруг уступившей место честолюбию? Равнодушен к влюбленной в него Зое становится Имр, когда он, наконец, получает войско. А ведь это он соблазнил красивыми речами несчастную девушку.

Но и сам Имр пал жертвой чужой злобы и ревности к молодости и красоте. Гумилевская Феодора ради мести не поступается ничем, обманывает и завлекает. Ненависть слепа так же, как и любовь.

Зоя — юная душа, которая жаждет любви, по неопытности своей готова влюбиться в первого, кто заговорит с ней о любви. Это не ветреность и не распутство. Это трепетное сердце, открытое миру и любви и не знающее о зле и соблазнах: «Молчи, молчи, я о словах таких / Мечтала слишком долго и напрасно. / Зачем приходишь ты смущать меня / Своей печалью, красотой и страстью?» И именно это невинное сердце подвергается искушению.

Несколько интриг движут сюжет. Это и борьба Имра и Трапезондского царя за сердце Зои. Это и желание Юстиниана присоединить к Византии Трапезондское царство, и ради этого он готов и на обман, и на убийство. Феодора ненавидит Зою и жаждет растоптать ее. Имр просит войска для мести, которые ему не дают.

В драме зло торжествует. Но кто злодей? По мере чтения пьесы мнение на этот счет может меняться, но финал сомнений не оставит и ярко высветит, кто невинная жертва, а кто – страшный кукловод. Только один персонаж и будет торжествовать, сбросив маску и обнажив свою уродливую душу.

В отличие от пьесы «Гондлы», где на холодном ветреном берегу свет побеждает тьму, в грустной и трагической драме «Отравленная туника» красота, любовь и чистота оказываются бессильны перед мраком, холодным расчетом и бессовестным коварством. И все же эту пьесу невозможно читать без надежды, без упоения легким и красивым слогом, без счастья окунуться в восточную сказку.

Творчество Гумилева позволяет вновь познать хрупкость любви, вспомнить, что красота и любовь легко могут быть сметены жестокостью. Мы часто говорим о вечных ценностях. Но действительно ли мы помним о том, как легко они могут разбиться? Как легко растоптать любовь? Как трудно уберечь ее от соблазнов и злых речей?

Читайте так же:
Венец гордыни пое англ

Поэзия Гумилева с ее волшебными и сказочными мотивами, с трепетной и воинствующей музой напоминает нам о том, как прекрасен мир, как нежна душа, как беззащитна любовь, и что только от человека зависит уберечь ее или потерять.

И вот душа поэта зовет нас в дальнее странствие, в тот чудесный мир прекрасного, где хоть ненадолго мы забудемся и скроемся от быта и горестей. Послушай: далеко, далеко, на озере Чад Изысканный бродит жираф. И пусть жизнь поэта трагически оборвалась, но на страницах книг и в воображении читателя жизнь его души продолжается.

«ОТРАВЛЕННАЯ ТУНИКА» в театре Романа Виктюка

5 и 6 марта 2020 в 19:00 в Театре Романа Виктюка на Стромынке, 6, состоится премьера – «ОТРАВЛЕННАЯ ТУНИКА» по пьесе Николая Гумилева в постановке художественного руководителя театра Романа Виктюка.

Лучшая пьеса литературного наследия одного из ярчайших представителей Серебряного века Николая Гумилева была написана им за три года до трагического ухода из жизни. Эпоха творческого взрыва начала XX века интересует Романа Виктюка всегда, независимо от того, над какой постановкой он работает в настоящий момент. В годы, когда Гумилев писал «Отравленную тунику», контраст между изысканностью творческой атмосферы того времени и действительностью, которая всеми силами старалась эту атмосферу убить, был силен, как, пожалуй, никогда до этого и никогда после. Противостоять жестокой действительности, в которой существовали Гумилев, Мандельштам, Сологуб, Цветаева, возможно было только наивысшими выплесками творческой энергии, поэтому и тексты их столь высоки и невероятно насыщенны. Именно такой литературный и общехудожественный материал и привлекает режиссера Романа Виктюка, который необыкновенно чуток к пограничным состояниям человеческих душ и более всего ценит именно произведения, продиктованные этими состояниями, написанные вопреки – вопреки тому, что мешает художнику реализовывать его высокое предназначение, поскольку именно тогда и рождаются самые великие произведения.

Текст пьесы изыскан и образен, наполнен атмосферой восточной поэтической лирики, ведь прототипом главного героя, бродячего поэта Имра стал один из основателей арабской поэзии, легендарный поэт и воин Имру аль-Кайс, реальные факты жизни и творчества которого стали основой сюжета пьесы. И, подобно Гумилеву, написавшему трагедию с позиции поэтоцентричности мироздания, Роман Виктюк, принципиально существующий в таком же мироздании, соединяет в своем спектакле последние дни жизни русского поэта с его же произведением. Раскрывать творение путем раскрытия судьбы творца – один из его важнейших режиссерских методов. Судьба Поэта как отравленная брачная туника, которой его повенчали с творчеством, эпохой, историей и смертью…

Показывая в «Отравленной тунике» тектонический разлом времен и судеб, крича и плача о смерти, взявшей себе лицо любви, обжигающей, губительной, иступленной, Виктюк рассказывает об уничтоженном поколении творцов начала XX века, великое наследие которых никто до сих пор так и не смог превзойти.

В ролях — звездный состав театра: заслуженный артист РФ Дмитрий Бозин, заслуженная артистка РФ Людмила Погорелова, Анна Подсвирова, Дмитрий Жойдик, Антон Даниленко, Иван Иванович.

Постановка и режиссура – народный артист РФ, народный артист Украины Роман Виктюк
Музыкальное оформление – Людмила Платонова
Сценография – заслуженный художник РФ Владимир Боер
Художник по костюмам – Елена Предводителева
Художник по свету – Сергей Скорнецкий
Режиссер по пластике – Михаил Вишневский

С камнем на душе…

В начале весны в Театре Романа Виктюка состоялась премьера спектакля «Отравленная туника» по пьесе Николая Гумилёва в постановке художественного руководителя театра.

Когда наступает весна, солнце начинает светить чаще и греть теплее, многим хочется романтики. А от чего же ещё её ждать, как не от красивой, хоть и трагической, истории, действие которой происходит в Византийской империи? Но нет, в «Отравленной тунике» Романа Виктюка романтики вы не найдете, но найдете чувственность и жёсткость, звуки металла и падения камней, существование на грани, свойственное времени создания этой пьесы – 1918 году.

«Отравленная туника» была написана Николаем Гумилевым за три года до смерти. Текст пьесы изыскан и образен, наполнен атмосферой восточной поэтической лирики, ведь прототипом главного героя, бродячего поэта Имра, стал один из основателей арабской поэзии, легендарный поэт и воин Имру аль-Кайс, реальные факты жизни и творчества которого стали основой сюжета пьесы. И, подобно Гумилеву, написавшему трагедию с позиции поэтоцентричности мироздания, Роман Виктюк, принципиально существующий в таком же мироздании, соединяет в своем спектакле последние дни жизни русского поэта с его же произведением. Раскрывать творение путем раскрытия судьбы творца – один из его важнейших режиссерских методов.

Читайте так же:
Что делать чтобы не линяли джинсы при стирки

При работе над постановкой Романа Виктюка поразило одно обстоятельство. Это то, что впервые «Отравленная туника» была сыграна заключенными в одной из петербургских тюрем, где был театр. Среди этих заключенных, приговоренных к смерти, и находился Николай Гумилев. А премьера состоялась в тот день, когда поэта расстреляли.

Роман Виктюк никогда не ставит пьесу в том виде, в котором она представляется читателю, в постановках режиссёра очень часто пересекается история литературная с историей времени и с биографией автора. Вот и «тунику» он поставил, опираясь на время. Новый спектакль, вышедший на «Стромынке, 6» – это история, которую разыгрывают те самые заключенные. В постановке Романа Виктюка нет красивых дворцов, экзотических птиц и диковинных животных, в ней все кричит о войне и сломе эпох. Первое, что видишь, заходя в зал, – это набросанные, будто бы на свалке, железные кровати, стулья, кресты и прочие металлические предметы, разбитые окна, деревянные балки, и много крупных булыжных камней. Одновременно и свалка, и недостроенная гильотина – место действия «Отравленной туники» Романа Виктюка. Металл слышится и в звуковом оформлении спектакля. Металл присутствует и в голосе актеров. В спектакле нет эмоциональности, но есть ощущение, которое можно назвать «металлом по стеклу» – оно пробирает до дрожи.

Главную роль – араба Имра играет Дмитрий Бозин. Его герой – хищное животное, с мягкой пластикой, мурлыкающим голосом, постепенно переходящим в дикий рык. Он красив и страшен одновременно. Его цель – месть, его совсем не страшит смерть, и когда Имр встречает на пути молодую девушку, то всего лишь поддается животным инстинктам. Главное в его жизни – война. Впрочем, это время такое: война – главная в судьбах всех героев. Просто у каждого она своя. Всякий герой готов бросить камень в другого, и всякий, оступившись, может скатиться по камням вниз. Почти весь спектакль Имр проводит одетый только в грязные бриджи, ноги его босые. Одежда на арабе появится только перед трагическим концом. На всех остальных – белые платья и пижамы, военная обувь и шинели – опять же приметы страшного времени.

Зоя (Анна Подсвирова), еще не знающая правил войны, живет по наитию, не понимая, что может делать кому-то больно. Этим она губит и себя, и окружающих, и особенно любящего её Царя Трапезондского (Антон Даниленко), для которого Зоя была главным «военным трофеем». Юстиниана, отца Зои, играет вернувшийся в труппу Романа Виктюка Дмитрий Жойдик. Невероятно выразительный актер в новой постановке предстает стариком с прищуренным взглядом, с еле слышным голосом, но с твердой уверенностью в своих решениях, как Императора, так и главы семьи. Его жена – Феодора (Людмила Погорелова), императрица, бывшая танцовщица и распутная женщина. Ее война – война с падчерицей, которая мешает её корыстолюбивым планам.

Поэтичный текст Гумилева звучит в устах артистов то спокойно, медленно и размеренно, то жестко, переходя в крик отчаяния, порой этот крик настолько силен, что становится немым.

Страстью к войнам, страстью к достижению цели, страстью к отмщению, страстью к ликвидированию себе подобных, страстью, сжигающей любовь – то единственное, что может вытаскивать человека из темноты, пронизана постановка. Когда уже натянутая струна так сильна, что она рвется, то люди, находящиеся по разным концам этой струны, разлетаются от напряжения и отдачи, сжигая жизнь красивую и романтичную и превращая ее в ничего не значащую вражду.

Фото: Ольга Бобкова

Следующие спектакли: 23 и 27 марта, 5, 13 и 27 апреля.

В ролях: Дмитрий Бозин (Имр), Людмила Погорелова (Феодора), Дмитрий Жойдик (Юстиниан), Антон Даниленко (Царь Трапезондский), Анна Подсвирова (Зоя), Иван Иванович (Евнух).

Над спектаклем, помимо режиссёра Романа Виктюка, работали: Владимир Боер (художник-постановщик), Елена Предводителева (художник по костюмам), Михаил Вишневский (режиссер по пластике), Сергей Скорнецкий (художник по свету).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector