1uomo.ru

Мода и Стиль
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Исследовательский проект; Русская одежда; на материале поэмы сова; Кому на Руси

Исследовательский проект "Русская одежда" на материале поэмы Н.А.Некрасова "Кому на Руси. "

Горох Надежда Геннадьевна

Изучая творчество поэта Н.А.Некрасова, мы часто встречали такие слова, как кафтан, армяк, лапти, поддева, сарафан. «Что означали эти слова? Как выглядела «мужицкая» одежда?» — задались мы вопросом. Достали с книжных полок словари и энциклопедические справочники, воспользовались Интернетом , увлеклись — и вот что у нас получилось.

В 19 веке армяки носили только крестьяне. Это была повседневная осенне-летняя одежда из толстого сукна, сшитая просто: в виде халата, без складок и сборок, без застежек (подпоясывался армяк кушаком, а то и просто веревкой).

У названия армяк очень интересная история. Пришло это слово к нам давно (ещё до 16 столетия) из тюркских языков, и обозначало оно особую ткань – сукно из верблюжьей шерсти. Из этой ткани (из армяка) шили мужскую одежду, которую тоже назвали армяком.

Между прочим, в «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И.Даля у слова армяк первым отмечается такое значение: «ткань верблюжьей шерсти (подшерстка, пуха), выделываемая большей частью татарами»; и только потом указывается другое значение: «сшитый из армячины крестьянский кафтан, халатом, без боров». Обратим внимание: Даль к слову армяк в значении «ткань» дает синоним армячина (т.1. С.23-24); впоследствии именно это название закрепилось за сукном из верблюжьей шерсти, а армяками стали называть только одежду.

Есть интересная книга И.Забелина, которая называется «Домашний быт русских царей в 16 и 17 столетиях», в ней упоминается и армяк, и армячина: «Фарези армяшные, иначе называемые армяком, шились из шерстяной верблюжьей ткани, толстой и тонкой, которая носит и доселе названия армячины. По имени ткани из ферезей явилась как бы новая небывалая одежда армяк» (т.2, С. 440).

Ферязь – «старинная русская распашная одежда (мужская и женская) без воротника и перехвата в талии» (такое объяснение дает Малый академический словарь (т.4. С. 559). Ферязи из армячины назывались армяками, и носили их когда-то лица высокопоставленные: цари, их окружение. Покрой у тех армяков был, конечно, другой: это была комнатная мужская одежда с завязками (их было 8-12) на боковых прорехах, на вороте, у подола; украшался армяк кружевами, образцами (нашивками). Такие армяки носили и Иван Грозный, и Борис Годунов. Цари жаловали армяки своим подчиненным в качестве подарка.

Но время шло. Армяки начали шить проще, из более дешевой ткани, и стали они относиться к «разряду верхней одежды» (так пишет Н.И.Костомаров в «Очерке домашней жизни и нравов великорусского народа в 16-17 столетиях»), их носили уже люди всех сословий. Однако под давлением западноевропейской моды армяки постепенно исчезли из обихода дворянства, купечества и в конце концов превратились в «крестьянский кафтан».

Кафтан – более общее название; Малый академический словарь показывает, что кафтанами называли старинную мужскую долгополую одежду. Кафтаны были разного покроя (об этом пишет Даль): круглые, прямые, с борами, купеческие, немецкие, французские, казачьи…(т.2. С.98-99). Так что армяк – это одна из разновидностей кафтана.

Ещё один вид простонародной одежды – поддевка. В Словаре Даля о поддевке написано: то, что надето «под другую одежду», «полукафтанье или безрукавный кафтанчик, поддеваемый под верхний кафтан» (т.3.С.171). Но были поддевки и с рукавами. Малый академический словарь показывает, что поддевка – это верхняя мужская одежда, род пальто в талию, с мелкими сборками (т.3. С. 184). Интересно, что интеллигенция 19 века, уходившая «в народ», подчеркивая свою близость к народу, носила поддевки, русские рубахи, русские сапоги.

Какие сапоги назывались русскими? Это уже разговор о крестьянской обуви, и не только о сапогах, но прежде всего о лаптях.

Послушайте одну быль-небылицу.

Давно это было – лет сто тому назад, а то и больше.

Жил в одной деревне Ваня-подпасок. Просыпался он чуть свет (вместе с пастухом – дядей Егором – выгонял на пастбище скотину), потому и спать укладывался рано. Вот и в этот вечер примостился он на широкой лавке возле печки и начал было засыпать, как вдруг услышал то ли шорох, то ли шепот. Прислушался: под лавкой кто-то разговаривал. Один голос был грубоватый, другой тихий, шуршащий.

— Так кем же вы будете? – спросил грубый голос.

— Мы-то? Лапти мы. Липовые, — прошелестело в ответ.- А вас как звать-величать?

— А мы сапоги. Русские. Смазные. Нас хозяин дегтем смазывает.

— Как не жалеть? Мы его в непогоду ох как выручаем! Но надо сказать, что и по праздникам или на ярмарку хозяин тоже нас надевает.

— Как не уважать? Стоим мы недешево, из добротной кожи сшиты. Да и происхождение у нас знатное.

— Это как же понимать?

— А так, что мы, сапоги, старинного рода: когда-то нас носили только князья да старейшины. Шили сапоги из кожи, сафьяна разного цвета, а потом даже из атласа и бархата, украшали разными узорами, золотыми и серебряными прошивками…

— Что теперь? И нынче сапоги не только в деревне, но и в городе носят. Разные бывают сапоги. Вот нас, к примеру, русскими называют. Такие сапоги делались из кожи, с пришивным голенищем или цельные, вытяжные (последние стоили подороже), с набойками или более высоким каблуком, к которому прибивалась медная подкова. То есть это высокие сапоги, потому что сапоги гармошкой были известны не только русским, но и украинцам, и белорусам. Ну а вас-то почему липовыми кличут?

— Так ведь нас из липового лыка сплели. Строку за строкой, строку за строкой, — позевывая, произнес Лапоть.

— А какие ещё лапти бывают?

— Разные: из бересты, из веревок… Ну а мы лычники, из липового лыка.

— Из лыка? А что это такое?- не унимался Сапог.

— Как бы попроще объяснить, — оживился Лапоть. – Лыко – это подкорье у молодой липы или другого лиственного дерева. Подкорье раздирают на узкие полоски: их тоже лыком называют. Из них и плетут лапти. Конечно, роду мы не знатного, да и прочности в нас такой, как в сапогах, нет. Верно говорят: «В дорогу идти – пятеро лаптей сплести». Да зато и недорого стоим: пойди в лес, надери лыка и плети себе новые лапти – хочешь простые, хочешь с подковыркой. Было бы умение. Без умения и лаптя не сплетешь…

Читайте так же:
Направление ворса при раскрое воротника

Под лавкой затихло, и Ваня совсем уже задремал, но снова услышал голос, который доносился с печки.

— Разговоры разговаривают, а про нас ни словечка. Попробовали бы без онучей да без портянок обуться. К слову сказать, мы, онучи, тоже древнего происхождения, свое имя получили от слова онути, по-нынешнему – обуть. Да и вы, портянки, тоже не лыком шиты: говорят вы самому портному родственниками приходитесь?

— Это верно, — простужено подтвердил другой голос. – Только не ко времени разговор, до утра просохнуть бы…

Больше Ваня ничего не слышал.

Утром его разбудил рожок пастуха. Ваня вскочил, ловко обернул ноги сухими онучами, обул лапотки, подвязав их оборами (бечевками) вперекрест до самых колен. «Все мои сборы – лапти да оборы», — пришла ему на ум пословица, которую часто повторял дядя Егор. Тут и припомнился ему ночной разговор. Ваня заглянул под лавку: отцовы сапоги были на месте. «Почему это лапти назвали лаптями, а сапоги – сапогами? – подумал Ваня.- Надо спросить у дяди Егора, он все знает». И Ваня выбежал на улицу.

Что же сказал ему дядя Егор? Это нам неизвестно. А вот «Краткий этимологический словарь русского языка» Н.М.Шанского, В.В.Иванова, Т.В.Шанской дает любопытные сведения: предполагают, что название сапог произошло от той же основы, что и глагол сопеть. Ведь и сегодня известно название дудочки-сопелки. Возможно, сапоги так назвали из-за их сходства с дудкой, трубой. Хотя другие исследователи считают слово сапог заимствованным из древнетюркских языков. Название лапти связано со словом лапа. В.Даль о лаптях так и пишет: «короткая плетеная обувь на ножную лапу».

«А приходится ли слово портянки родственникам портным,» — заинтересовались мы. Да. Ведь «портной швец» (так раньше называли портных) шил «пъртъ» (т.е. одежду). На одежду нередко шел грубый холст, который назывался портно (Об этом пишет и В.Даль). А портянка – это кусок того самого холста (портно), который использовался как обертка под обувь.

Возник у нас и такой вопрос: «Связано ли название рубахи с глаголом рубить?»

Вот сведения, почерпнутые из этимологического словаря:

«Собственно русское название рубаха образовалась от слова руб – «ветхая одежда», «грубая ткань». И слово руб, и более позднее рубище, и рубашка восходят к общеславянскому глаголу рубити (см. подрубить – подшить край изделия)»

Сам собой завязался разговор о том, как и из чего шили рубахи. Вспомнили рассказ К.Д.Ушинского «Как рубашка в поле выросла» — том, как сеяли, растили, выдергивали лен; потом его сушили, обмолачивали и мочили в реке, придавив камнями; после этого лен просушивали, мяли доской на гумне; затем его трепали, чесали железным гребнем; из шелковистых льняных волокон пряли нитки, а из ниток на старинных ткацких станках (кроснах) ткали холст. Холст морозили, расстилая на снегу, а весной белили, разостлав на траве. Холст из серого становился белым. Вот из него и шили рубахи – детям и взрослым.

Позже мужские холщовые рубахи стали считаться нижними, а дети и деревенские женщины продолжали их носить как верхнее платье. Вспомним описание сенокоса у Некрасова:

Народу тьма! Там белые

Рубахи баб, да пестрые

Да голоса, да звяканье

И героиня поэмы «Кому на Руси жить хорошо» — Матрена Тимофеевна – носила такую рубаху:

На ней рубаха белая,

Да сарафан коротенький,

Да серп через плечо.

Белая рубаха и сарафан – вот летняя одежда крестьянок. Только почему тогда героиня поэмы А.С.Пушкина Людмила тоже одета в сарафан?

Лазурный пышный сарафан

Одел Людмилы стройный стан.

Дело в том, что у сарафана тоже любопытная история. Сначала, вплоть до середины 17 века, сарафаном называли мужскую одежду в виде халата. Об этом можно прочитать, например, в книге Р.М.Кирсановой «Розовая ксандрейка и драдедамовый платок» (М.1989. С.204-208).

Потом сарафан стал преимущественно женской одеждой; носили его и в городе, и в деревне женщины разных сословий, только у богатых сарафаны были из дорогой материи, а у бедных – из дешевой. «Лазурный пышный сарафан» Людмилы был сшит, конечно, из какой-то дорогой ткани.

В 19 веке сарафаны уже носили только крестьянские женщины. Не случайно Лиза Муромская, пушкинская «барышня-крестьянка», решив одеться по-деревенски, «послала купить на базаре толстого полотна, синей китайки и медных пуговок, с помощью Насти скроила себе рубашку и сарафан, засадила за шитье всю девичью…»

Сарафаны различались и по ткани, и по фасону. Они могли быть с рукавами и без рукавов, узкие и широкие, прямые и клинчатые, закрытые и с открытой грудью. О разнообразии русских сарафанов можно прочитать и в Словаре Даля, который не случайно называли энциклопедией народного быта того времени.

Какой же сарафан был на Матрене Тимофеевне? Скорее всего без рукавов (видны рукава белой рубахи), широкий и недлинный (чтобы удобнее было жать), из какой-то дешевой ткани (ведь сарафан-то не праздничный). Такие сарафаны можно увидеть на картинах А.Г.Венецианова («Гумно», «На пашне», «Весна», «Жнецы»), отражающих жизнь патриархальной жизни русской деревни.

Следующим этапом в нашем исследовании стали головные уборы. В старину головной убор играл большую роль в женском костюме. По форме головного убора, по его цвету, по украшениям можно было судить не только о возрасте женщины, но и о её семейном и социальном положении и даже о месте, где она жила.

Начали мы с кокошника. Как он выглядит? Можно ли его сделать самим?

Снова обратились к словарям и справочникам. В Малом академическом словаре о кокошнике прочитали: «Старинный женский головной убор с высоким расшитым полукруглым щитком». О том, как изготовлялся кокошник, там ничего не сказано, да и не обязан толковый словарь это объяснять: ведь его задача – раскрыть значение слова.

Тогда мы обратились к «Толковому словарю живого великорусского языка» В.И.Даля: в отличие от других словарей в нем, как в энциклопедиях, даются сведения о называемых предметах. Мы не ошиблись, в Словаре Даля о кокошнике написано: «народный головной убор русских женщин, в виде опахала или круглого щита вокруг головы. Кика и сорока носятся только замужними, делаются из лубка кузовком, а кокошник носят и девицы: это легонький веер из толстой бумаги, пришитый к шапочке или волоснику; он состоит из убранного начельника и донца, или начельника и волосника, со спуском позади ленты».

Читайте так же:
Накладные воротнички – тренд 2022

Итак, здесь можно найти некоторые советы по изготовлению кокошника. Попутно выяснили, что начельник – это девичья головная повязка, лента с поднизями, а поднизь – жемчужная или бисерная сетка, «бахромка», на женском головном уборе. Волосник – род шапочки, иногда простеганной, надеваемой бабами под повой или платок, а слово донце понятно и без пояснений. Изготовление головного убора – дело непростое. Чтобы чувствовать себя увереннее, решили справиться о форме кокошника в специальной книге (определителе). И первое, на что мы натолкнулись, было замечание о том, что в каждой губернии кокошники носили определенной формы, хотя иногда встречались и одинаковые в разных губерниях. И ещё мы узнали, что богатые шили кокошники из парчи, бархата, шелка на твёрдом каркасе, на подкладке из холста, миткаля, байки; украшали жемчугом. Каменьями, шитьем золотой и серебряной нитью; узор – ветки с цветами и листьями. При малом достатке семьи шили «бусовые» кокошники – с бисером, вставками цветного стекла, фольги.

Рассмотрев картины, мы приступили к делу. Нашли картон, кусок гладкоокрашенного шелка, бусы «под жемчуг», горстку бисера. На широкую ленту нанизали бисерную бахромку, сшили волосник из твердой ткани; вырезали из картона щиток по форме кокошника, обтянули его шелковой материей, предварительно расшив «жемчугом».

Попутно выяснили, что название кокошник связано со словом кокошь (курица, наседка). Действительно кокошник похож на куриный гребень.

А какая она – кичка? Мы снова раскрыли словарь Даля и узнали, что кичка – «бабий головной убор, с рогами; род повойника». Оказывается, рога выражали идею плодородия. Только куда же они были направлены – вперед или вверх? У Даля ответ на этот вопрос мы не нашли. Обратились к «Словарю лексических трудностей художественной литературы» — в нем нередко характеризуются называемые предметы. И действительно, мы нашли в этом словаре важное уточнение, касающееся 2рогов» кички: авторы словаря отмечают, что кичка – это «шапочка с двумя выдающимися вперед остриями». А из чего же делались рога? « В Рязанской и Тульской губерниях верхнюю часть кички делали в виде острых рогов высотой в 15-22 см, скатанных из пеньки и простеганных суровыми нитками». Стало более или менее ясно, как изготовлялась кика.

Наконец, дошла очередь до головного убора (упоминаемого в словаре Даля) со странным названием сорока. Даль пишет, что «сорока – на челе пониже, а с боков повыше», что на неё иногда повязывалась 2шитая ширинка, и это сорока с повоем; а сорока саженая убрана шитьем, низаньем, даже каменьями либо жемчугом; крылатая или с крылом: волосы стягиваются сдерихой на затылке, сорока прикрепляется сзади крыльями; иногда спереди жемчу4жная подвязь, на самой сороке». А странность названия объясняется просто6 из-за сходства его с сорочьим хвостом и расцветкой перьев.

Требует своего исследования и такое знакомое всем слово платок, косынка. Из каких тканей они шились? Ответы на эти вопросы мы обязательно будем искать.

Словари

Найдено определений: 22 армякармяк

Старинная крестьянская верхняя мужская одежда из грубого сукна в виде прямого долгополого кафтана без сбор.

АРМЯ́К, армяка, муж. Крестьянская верхняя одежда из толстого сукна в виде кафтана.

АРМЯ́К, -а, муж. В старину у крестьян: кафтан из толстого сукна.

| прил. армячный, -ая, -ое.

АРМЯК — муж. армячина жен., татар. кипорная ткань верблюжьей шерсти (подшерстка, пуха), выделываемая б.ч. татарами. Есть весьма тонкая армячина, как меринос, но она сечется.

| Шерстяная серпянка, гарусная рединка на пушечные картузы (заряды).

| Армяк, сшитый из армячины крестьянский кафтан, халатом, без боров;

| Такой же кафтан верблюжьего сукна и вообще широкий простой кафтан, азям, без боров. Армячный, армяжный, армячинный, армяковый, к армяку относящийся, из армячины сшитый. Армячник муж. шьющий армяки, ими торгующий; армячинник, закупщик армячины на местах и торговец ею. Армячница, армячинница, ткачиха армячины; нагайбачки (оренбургское татарское племя) первые армячницы.

АРМЯ́К -а́; м. [тат. ärmäk]. Старинная мужская верхняя одежда крестьян из толстого сукна в виде долгополого кафтана без сбор (изготавливался из грубой шерстяной ткани).

Армячи́шко, -а; м. Уничиж.

армя́к (тюрк.), 1) верхняя долгополая распашная одежда из домашнего сукна; носили в прошлом русские крестьяне. 2) Армяк, или армячина, ткань из верблюжьей шерсти, изготовлявшаяся татарами, казахами, монголами.

АРМЯК — АРМЯ́К (тюрк.),

1) верхняя долгополая распашная одежда — халат из грубой шерстяной ткани или домашнего сукна; носили в прошлом русские крестьяне.

2) Армяк, или армячина, ткань из верблюжьей шерсти, изготовлявшаяся татарами, казахами, монголами.

АРМЯК (тюрк.) -..1) верхняя долгополая распашная одежда — халат из грубой шерстяной ткани или домашнего сукна; носили в прошлом русские крестьяне;..2) Армяк, или армячина, ткань из верблюжьей шерсти, изготовлявшаяся татарами, казахами, монголами.

Старинная крестьянская верхняя распашная одежда из толстого сукна в виде халата или прямого кафтана без сбор.

В дверях стоял мужик в новом армяке, подпоясанный красным кушаком. Тургенев, Затишье.

На высоких козлах кучер в армяке помахивает кнутом. Серафимович, Галина.

АРМЯ́К — крест. кафтан прямого покроя, сшитый из армячины (ткань из верблюжьей шерсти). Выделкой армячины и шитьем А. занимались по преимуществу татары Казанской и Оренбургской губерний. Надевался на верхнюю одежду и подпоясывался. Очень жесткий, длинный до пят. А. не годился для работы. В 19 в. А. постоянно упоминается в лит. произведениях, т. к. воспринимался как один из самых характерных элементов рус. крест. одежды, — что побуждало переодеваться в армяк славянофилов (К. С. Аксаков, А. С. Хомяков), а позднее народников.

Армяк, а, м.

Старинная крестьянская одежда из толстого сукна в виде халата или прямого кафтана.

Чтоб армяки мужицкие носились не сносились! // Некрасов. Кому на Руси жить хорошо // Явился бурмистр. На нем был синий армяк, подпоясанный красным кушаком. // Тургенев. Записки охотника //

АРМЯЧИШКО, АРМЯЧНЫЙ, АРМЯЧОК.

Армяк скроить кому. 1. Волог. Шутл.-ирон. Отказать кому-л. при сватовстве. СРНГ 1, 277. 2. Волг. Строго наказать, побить кого-л. Глухов 1988, 149.

От АГАШНИКА до АТЛАСНИКА

АГАШНИК (ГАШЕНЬ, МУТОВИЗ, ПАВЁРЗА) — тесемка для одежды, вытканная или сплетенная в виде косички из льняных, шерстяных, хлопчатобумажных нитей.

Пропускался внутрь верхнего зашитого края штанов, юбок, понёв и т. п. и завязывался спе­ реди или на боку. В женском костюме агашник обычно прикрывался поясом. Название такого рода тесьмы было известно во всех губерниях Европейской России и в Сибири.

АЗИЯТКА — женская горничная одежда на лямках типа сарафана из шелковой ткани. Надевалась поверх белой полотняной рубахи. Шилась из четырех — шести полотнищ ткани и имела вид высокой юбки, присборенной вокруг торса или только на спине. Узкие лямки выкраивались из той же ткани или тесьмы, обшивались иногда по краям фабричной тканью. Лямки пришивались на груди на рассто­ янии 20 см, а на спине — 3—10 см. У левой лямки азиятки имелся разрез для на­ девания, застегивавшийся на металлический крю­ чок и петлю.

Читайте так же:
Как восстановить растянутый воротник

В XIX — начале XX века эта одежда использо­ валась девушками и молодыми женщинами Могилевской, Курской, Орловской губерний как праздничная.

АЗЯМ — верхняя мужская и женская одежда для вес­ ны, осени и зимы из армячины, сукна и холста домашней выработки. Этот термин употреблялся для обозначения раз­ ной но покрою и назначению одежды.

Наиболее распространенными были халатообразные однобортные азямы. Они шились обычно длинными, до щиколоток, с прямым широким рукавом до запястья, с боль­ шим отложным воротником, При этом спина и полы могли быть расширяю­ щимися книзу или прямыми, с про­ дольными клиньями, вставленными между спинкой и полами. Эти азямы надевались нараспашку или запахива­ лись справа налево. При запахе азямы подпоясывались кушаком, завязывав­ шимся спереди. Концы кушака заты­ кались справа и слева от узла. Ворот­ ник часто поднимался вверх, закрывая почти полностью голову, и подвязы­ вался вокруг шеи шарфом, тесемкой, веревкой. Такие азямы надевались обычно на другую верхнюю одежду при поездке в дальнюю дорогу, в пло­ хую погоду.

Халатообразные азямы использовались и как уличная одежда. В этом случае они были корот­ кие, до середины голени. Наряду с халатообразными в некоторых губер­ ниях встречались также двубортные азямы с отрезной спинкой или отрезные кругом со сбор­ ками на подоле, со стоячим или отложным во­ ротником, длинными прямыми рукавами. Они обычно застегивались на крючки и подпоясывались.

Праздничные азямы украшались по подолу и воротнику бумажной тесьмой, вышивкой цветной шерстью.

У старообрядцев азям часто использовался как молёная и похоронная одежда. В том случае, если он был молёной одеждой, то во время молитвы не подпоясывался. Не подпоясывался также и азям, надевавшийся на покойника.

В XIX — начале XX века азямы были широко распространены как в Европейской России, так и в Сибири. Название азям применительно к верхней одежде было известно еще в XVI веке.

АЛАРЧИКИ — мужские и женские сапоги из мягкой кожи, украшенные вышивкой. Надевались по праздникам на Колыме и в де­ ревнях Енисейской губернии. Термин известен с середины XIX века

АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ РУБАХА — мужская нательная одежда туникообразного покроя. Передняя и задняя ее части делались из одного перегнутого по уточной нити полотнища кумача или красного сатина. Отверстие для головы прорезалось на месте сги­ ба и дополнялось нагрудным разрезом по центру или с левой стороны.

Боковые стороны переднего и заднего полотнищ соединялись снизу более короткими прямыми или скошенными вверху вставками ткани. В об­ разовавшиеся вверху отверстия вшивались длин­ ные, иногда ниже запястья, прямые или слегка зауженные к концам рукава.

Рубахи имели подмышечные ромбовидные вставки-ластовицы.

Ворот и нагрудный разрез александрийских ру­ бах обшивались полосой ткани или фабричной тесьмой. Некоторые рубахи делались с невысо­ ким стоячим воротником, а их нагрудный разрез закрывался прямоугольной планкой. Рубаха без воротника застегивалась у горла на одну, а рубахи с воротником и планкой — на несколько стеклянных или костяных мелких пуговиц с ри­ сунком или гладких.

Воротник, планка и обшлага рукавов александ­ рийских рубах могли расшиваться и цветными хлопчатобумажными нитями по канве. Носили такую рубаху поверх штанов с поясом.

Название мужской рубахи — александрийская — получило распространение во второй по­ ловине XIX века в центральных и западных гу­ берниях Европейской России.

АНДАРАК — женская поясная одежда типа юбки. Шился из пяти — семи полотнищ синего, крас­ ного, зеленого полосатого сукна домашнего из­ готовления. Верхний край собирался складками разной глубины и обшивался основной тканью, холстом или фабричной тканью.

Андарак застегивался спереди или на левом боку на пуговицу, металлический крючок или закреп­ лялся при помощи продер­ нутого в поясную обшив­ ку плетеного самодельно­ го шнура.

Как правило, андараки не имели украшений и толь­ ко на некоторые из них нашивалась по краю по­ дола полоса плиса, кружева или тесьмы. Известны андараки из парчи, шерстяных тканей и ситца ярких цветов. «По печали» носили анда­ раки синего цвета без ук­ рашений. Полосатые шерстяные юбки, сходные по покрою и назначению с андараком, встречались также в Андарак отдельных деревнях Архангельской и Вологод­ ской губерний и на значительной территории южных губерний России, заселенной потомками военно-служилых людей — однодворцев. Использовались они и в костюме духоборов.

Подолы полосатых юбок однодворцев и духобо­ ров украшались полихромной вышивкой расти­ тельного характера гарусными нитками. Наибольшей пышностью и разнообразием вы­ шивки, покрывавшей почти всю полосатую по­ верхность, отличались свадебные юбки однодворок.

Андараки, так же как и описанные полосатые юбки, носили подпоясанными широкими поясами с белыми холщовыми или хлопчатобумажными рубахами со стоячим или отложным воротником.

В состав костюма входил также передник по талии.

Другой вид одежды, имевший также название андарак, использовался пожилыми женщинами и старухами в Поречском уезде Смоленской губернии.

Он представлял собой юбку из пяти полотнищ синего домашнего сукна или набивного холста с пришитым к ней лифом без рукавов.

Андарак надевался с рубахой и передником. Название андарак применительно к полосатой шерстяной юбке было распространено в Смолен­ ской губернии и в Западной Сибири.

АНЧАРЫ — мужские и женские сапоги на кожаной подошве из конской или лосиной шкуры. Обувь такого типа была распространена в Ир­ кутской губернии с середины XIX века.

АРАМУЗЫ — мужские будничные сапоги из замши, а также мужские замшевые и меховые чулки. Были распространены у казаков на Амуре.

APMЯK (ЕРМЯК, ЛАБАМАХ, ОРМЯК, РЯБИК, СЕРМЯК, ХАРАПАЙ, ХОРОПОЙ, ЯРМЯК) — верхняя одежда, преимущественно мужская, надевалась поверх кафтана, шубы, полушубка, тулупа в лю­ бое время года при плохой погоде и в дорогу.

Изготавливался из армячины естественного цве­ та: белой, желто-бурой, гороховой, из сукна или полушерстяной ткани домашней выделки черно­ го, белого, серого, коричневого цвета, иногда из толстого сукна, окрашенного в синий цвет. В конце XIX — начале XX века армяки стали шить также из плотного фабричного сукна та­ ких же цветов.

Читайте так же:
Вязаные джемпера комбинированные тканью

Армяк представлял собой халатообразную одежду, широкую, длинную (до щиколоток), одно­ бортную, с глубоким запахом справа налево, с широкими пря­ мыми рукавами и большим во­ ротником. Известны две разно­ видности покроя армяков: 1) спинка и полы цельные, расши­ ряющиеся книзу; 2) спинка цельная прямая, между спинкой и полами вставлены клинья, ко­ торые часто сходятся елочкой.

Армяк подпоясывали широким кушаком или суконной подпо­ яской, длина которых иногда до­ стигала 3 м, концы при этом сходились спереди и закладывались справа и слева за кушак. Армяк носили также нараспашку или накладывая на плечи как плащ. В холодную и дождливую погоду воротник поднимали, завязывая иногда око­ ло шеи шарфом или застегивая на крючок-схват.

Размеры воротника позволяли закрыть большую часть головы.

В XVIII — начале XX века армяк был в основном крестьянской одеждой, но использовался также ямщиками, иногда городскими извозчиками и получил распространение на большей части тер­ ритории, заселенной русскими как в Европей­ ской России, так и в Сибири.

Армяк известен в России с XVI века. В XVI — XVII веках небогатые горожане использовали его как верхнюю уличную одежду, изготавливая из армячины; бояре, богатые купцы носили армяки только дома и шили их из дорогих, тонких тка­ ней. Покрой армяка этого периода времени не­ известен; предполагается, что это была халатообразная, запахивающаяся одежда без застежек.

АСЕЧКА — мужской головной убор для зимы из меха соболя, круглый, плотно примыкавший к голове, с небольшим околышем, без ушей. Этот головной убор бытовал в XVIII, XIX, начале XX века в Западной Сибири.

АТЛАСНИК — женская горничная одежда на лямках типа сарафана из шелковой и полушелковой ткани ярких цветов. Шился из пяти-шести полотнищ ткани и имел вид высокой юбки на лямках, надеваемой через го­ лову. Узкие пришивные лямки выкраивались из той же ткани и обшивались тесьмой или ситцем. Лямки пришивались на груди на расстоянии 15— 20 см, а на спине — 3—15 см.

Застежку на атласнике делали на груди или под левой лямкой (металлический крючок или пуговица) . Носился с короткими рубахами с широкими ру­ кавами из кисеи, приталенными кофтами из тка­ ни атласника и фартуком.

Атласник получил широкое распространение в северных и ряде центральных губерний России как нарядная одежда девушек и молодых замуж­ них женщин.

Одежда армяк с кушаком

Наиболее распространенным костюмом крестьян был русский КАФТАН. Об отличии западноевропейского кафтана от русского уже говорилось в начале этой главы. Остается добавить, что крестьянский кафтан отличался большим разнообразием. Общим для него был двубортный покрой, длинные полы и рукава, закрытая доверху грудь. Короткий кафтан назывался ПОЛУКАФТАНОМ или ПОЛУКАФТАНЬЕМ. Украинский полукафтан именовался СВИТКОЙ, это слово часто можно встретить у Гоголя. Кафтаны чаще всего были серого или синего цвета и шились из дешевого материала НАНКИ — грубой хлопчатобумажной ткани или ХОЛСТИНКИ — льняной ткани кустарной выделки. Подпоясывали кафтан, как правило, КУШАКОМ — длинным куском ткани обычно другого цвета, застегивался кафтан крючками на левую сторону.


Селифан и Петрушка. Иллюстрация П.М.Боклевского к поэме «Мёртвые души»
См. страницу «Иллюстрации П.М.Боклевского к поэме Н.В.Гоголя «Мёртвые души»» на сайте «К уроку литературы»

Целый гардероб русских кафтанов проходит перед нами в классической литературе. Мы видим их на мужиках, приказчиках, мещанах, купцах, кучерах, дворниках, изредка даже на провинциальных помещиках («Записки охотника» Тургенева).

Каков был первый кафтан, с которым мы познакомились вскоре после того, как научились читать, — знаменитый «Тришкин кафтан» у Крылова? Тришка явно был бедным, неимущим человеком, иначе вряд ли бы ему понадобилось перекраивать самому свой продравшийся кафтан. Стало быть, речь идет о простом русском кафтане? Отнюдь нет — на Тришкином кафтане были фалды, которых крестьянский кафтан никогда не имел. Следовательно, Тришка перекраивает «немецкий кафтан», подаренный ему барином. И не случайно в этой связи Крылов сравнивает длину переделанного Тришкой кафтана с длиной камзола — тоже типично дворянской одежды.

Любопытно, что для малообразованных женщин всякая одежда, надеваемая в рукава мужчинами, виделась кафтаном. Других слов они и не знали. Гоголевская сваха называет кафтаном фрак Подколесина («Женитьба»), Коробочка — фрак Чичикова («Мертвые души»).

Разновидностью кафтана была ПОДДЁВКА. Лучшую характеристику ее дал блестящий знаток русского быта драматург А.Н. Островский в письме артисту Бурдину: «Если ты называешь поддевкой кафтан со сборками сзади, который застегивается на одну сторону на крючках, то именно так должны быть одеты Восмибратов и Петр». Речь идет о костюмах персонажей комедии «Лес» — купце и его сыне.

Поддевка считалась более благообразным одеянием, нежели простой кафтан. Щеголеватые поддевки без рукавов, сверх полушубков, надевали состоятельные ямщики. Носили поддевку и богатые купцы, и, ради «опрощения», некоторые дворяне, например Константин Левин в своей деревне («Анна Каренина»). Любопытно, что, подчиняясь моде, как некий русский национальный костюмчик, маленькому Сереже в том же романе сшили «сборчатую поддевку».

СИБИРКОЙ назывался короткий кафтан, обычно синего цвета, сшитый в талию, без разреза сзади и с невысоким стоячим воротником. Сибирки носили лавочники и купцы и, как свидетельствует Достоевский в «Записках из Мертвого дома», заводили себе и некоторые арестанты.

АЗЯМ — разновидность кафтана. Шился он из тонкой ткани и носился только летом.

Верхней одеждой крестьян (не только мужчин, но и женщин) служил АРМЯК — тоже разновидность кафтана, сшитая из фабричной материи — толстого сукна или грубой шерсти. Богатые армяки выделывались из верблюжьей шерсти. Это было широкое, долгополое одеяние вольного покроя, напоминающее халат. Темный армяк носил тургеневский «Касьян с Красивой Мечи». Армяки мы часто видим на некрасовских мужиках. Стихотворение Некрасова «Влас» начинается так: «В армяке с открытым воротом, / С обнаженной головой, / Медленно проходит городом / Дядя Влас — старик седой». А вот как выглядят некрасовские мужички, дожидающиеся «у парадного подъезда»: «Загорелые лица и руки, / Армячишко худой на плечах, / По котомке на спинах согнутых, / Крест на шее и кровь на ногах….» Тургеневский Герасим, выполняя волю барыни, «накрыл Муму своим тяжелым армяком».

Армяки часто носили ямщики, надевая их зимой сверх полушубков. Герой повести Л. Толстого «Поликушка» едет за деньгами в город «в армяке и шубе».

Читайте так же:
Colorado denim джинсы чей бренд

Гораздо примитивнее армяка был ЗИПУН, который шили из грубого, обычно домотканого сукна, без воротника, с раскошенными полами. Увидев сегодня зипун, мы сказали бы: «Балахон какой-то». «Ни кола, ни двора, / Зипун — весь прожиток», — читаем в стихотворении Кольцова про бедного мужика.

Зипун был своего рода крестьянским пальто, предохраняющим от стужи и непогоды. Носили его и женщины. Зипун воспринимался как символ бедности. Недаром пьяный портной Меркулов в рассказе Чехова «Капитанский мундир», хвалящийся былыми высокопоставленными заказчиками, восклицает: «Пущай лучше помру, чем зипуны шить!»

В последнем номере своего «Дневника писателя» Достоевский призывал: «Дослушаем серых зипунов, что-то они скажут», имея в виду бедный, трудовой народ.

Разновидностью кафтана была и ЧУЙКА — длинный суконный кафтан халатного покроя. Чаще всего чуйку можно было видеть на купцах и мещанах — трактирщиках, мастеровых, торговцах. У Горького есть фраза: «Пришел какой-то рыжий мужчина, одетый мещанином, в чуйку и высокие сапоги». В русском быту и в литературе слово «чуйка» иногда употреблялось как синекдоха, то есть обозначение ее носителя по внешнему признаку — недалекого, невежественного человека. В поэме Маяковского «Хорошо!» есть строки: «Салоп говорит чуйке, чуйка салопу». Здесь чуйка и салоп — синонимы заскорузлых обывателей.

Домотканый кафтан из грубого некрашеного сукна назывался СЕРМЯГОЙ. В рассказе Чехова «Свирель» изображен старик-пастух в сермяге. Отсюда эпитет сермяжный, относящийся к отсталой и бедной старой России — сермяжная Русь.

Историки русского костюма отмечают, что для крестьянской одежды не существовало строго определенных, постоянных названий. Многое зависело от местных говоров. Некоторые одинаковые предметы одежды в разных говорах назывались по-разному, в других случаях одним словом в различных местах назывались различные предметы. Это подтверждается и русской классической литературой, где понятия «кафтан», «армяк», «азям», «зипун» и другие нередко смешиваются, иногда даже у одного и того же автора. Однако наиболее общие, распространенные характеристики этих видов одежды мы сочли своим долгом привести.

Из крестьянских головных уборов только недавно исчез КАРТУЗ, имевший непременно околыш и козырек, чаще всего темного цвета, иначе говоря — неформенная фуражка. Картуз, появившийся в России в начале XIX века, носили мужчины всех сословий, сначала помещики, потом мещане и крестьяне. Иногда картузы были теплыми, с наушниками. Манилов («Мертвые души») появляется «в теплом картузе с ушами». На Инсарове («Накануне» Тургенева) «странный, ушастый картуз». В картузах ходят Николай Кирсанов и Евгений Базаров («Отцы и дети» Тургенева). «Изношенный картуз» — на Евгении, герое «Медного всадника» Пушкина. В теплом картузе путешествует Чичиков. Иногда картузом называлась и форменная фуражка, даже офицерская: Бунин, например, вместо слова «фуражка» употреблял «картуз».

У дворян была особая, форменная фуражка с красным околышем.

Здесь надо предупредить читателя: слово «картуз» в старину имело и другое значение. Когда Хлестаков приказывает Осипу посмотреть в картузе, нет ли там табака, речь идет, конечно, не о головном уборе, а о мешочке для табака, кисете.

Простой трудовой люд, в частности ямщики, носил высокие, округлые шапки, прозванные ГРЕЧНЕВИКАМИ — по сходству формы с популярной в то время лепешкой, испеченной из гречневой муки.


Сельский сход. Начало 19 века. Художник А.Убиган.

ШЛЫКОМ пренебрежительно называлась всякая крестьянская шапка. В поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» есть строки: «Гляди, куда деваются крестьянские шлыки». На ярмарке мужики оставляли свои шапки трактирщикам в залог, чтобы позднее выкупить.

В названиях обуви особых изменений не произошло. Низкая обувь, как мужская, так и женская, в старину называлась БАШМАКАМИ, ботинки появились позднее, ничем существенно не отличаясь от башмаков, но дебютировали в женском роде: на ноге у героев Тургенева, Гончарова, Л. Толстого была БОТИНКА, а не ботинок, как говорим мы сегодня. Кстати, ботинки, начиная с 1850-х годов, активно вытеснили почти непременные для мужчин сапоги. Особо тонкая, дорогая кожа для сапог и другой обуви называлась ВЫРОСТКОВОЙ (из шкуры теленка менее чем годичного возраста) и ОПОЙКОВОЙ — из шкуры теленка, еще не перешедшего на растительный корм.

Особо щегольскими считались сапоги с НАБОРОМ (или сборками) — мелкими складками на голенищах.

Еще лет сорок назад многие мужчины носили на ногах ШТИБЛЕТЫ — ботинки с крючками для наматывания шнурков. В таком значении мы встречаем это слово у Горького и Бунина. Но вот уже в начале романа Достоевского «Идиот» мы узнаем о князе Мышкине: «На ногах его были толстоподошвенные башмаки со штиблетами — все не по-русски». Современный читатель умозаключит: не только не по-русски, но и не по-людски вовсе: две пары обуви на одном человеке? Однако во времена Достоевского штиблеты означали то же, что гетры — теплые чехлы, надеваемые поверх обуви. Эта западная новинка вызывает ядовитые замечания Рогожина и даже клеветническую эпиграмму на Мышкина в прессе: «Возвратясь в штиблетах узких, / Миллион наследства взял».

Женская крестьянская одежда

Деревенской женской одеждой исстари служил САРАФАН — длинное безрукавное платье с наплечьями и пояском. Перед приступом пугачевцев на Белогорскую крепость («Капитанская дочка» Пушкина) ее комендант говорит жене: «Коли успеешь, надень на Машу сарафан». Деталь, современным читателем не замечаемая, но существенная: комендант рассчитывает, что в деревенской одежде, в случае взятия крепости, дочь затеряется в толпе крестьянских девушек и не будет опознана как дворянка — капитанская дочка.

Замужние носили ПАНЁВУ или ПОНЁВУ — домотканую, обычно полосатую или клетчатую шерстяную юбку, зимой — с телогрейкой. О купчихе Большовой приказчик Подхалюзин в комедии Островского «Свои люди — сочтемся!» с презрением говорит, что она «чуть-чуть не поневница», намекая на ее простонародное происхождение. В «Воскресении» Л. Толстого отмечается, что бабы в сельской церкви были в панёвах. В будни на голове носили ПОВОЙНИК — платок, обвитый вокруг головы, в праздники КОКОШНИК — довольно сложное сооружение в виде полукруглого щитка надо лбом и с тульей сзади, или КИКУ (КИЧКУ) — убор с выдающимися вперед выступами — «рогами».

Появиться на людях с непокрытой головой для замужней крестьянки считалось большим позором. Отсюда «опростоволоситься», то есть опозориться, оскандалиться.

Слово «ШУШУН» — род деревенской телогрейки, короткой кофты или шубки, памятно нам по популярному «Письму матери» С. А. Есенина. Но встречается оно в литературе много раньше, еще в «Арапе Петра Великого» Пушкина.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector