1uomo.ru

Мода и Стиль
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Иноческое облачение

Иноческое облачение

Отдельно следует сказать об иноческом облачении, которое у староверов тоже имеет ряд особенностей. Дораскольное иноческое облачение отличалось от современного новообрядческого и включало в себя «параманд» (четырёхугольный кусок ткани с изображением распятия Христа, носимый иноками на груди), «свитку» (так называлась рубаха наподобие рясы), поверх которой надевались «однорядка», пояс, мантия до пят тёмного цвета (использовалась также полумантия-наплечник, в основном при физическом труде). На голову надевали клобук, представлявший собой круглую шапочку, облегающую голову, «намётку» — куколь, сшитый из чёрной ткани, обтягивающей клобук и ниспадающей на грудь двумя воскрылиями[298].

Однако старообрядческое иноческое облачение со временем претерпело ряд изменений. Связано это было в первую очередь с гонениями, с тем, что долгое время иноческое одеяние можно было носить только келейно. Вместе с тем на одеяния старообрядцев-поповцев повлияла мода господствующей церкви. Например, однорядка была вытеснена поздней распашной рясой, которая представляет собой нечто среднее между старообрядческим кафтаном и новообрядческим подрясником. Также и круглая камилавка всё чаще заменялась высокой гранёной скуфьей.

Что касается женского иноческого облачения, то оно сохранилось гораздо лучше. Согласно объяснениям инокинь Войновского монастыря в Восточной Пруссии, оно состояло из парамана, ряски, мантии, камилавки и апостольника. Каждая деталь имела своё глубокое символическое значение.

Параман — небольшой четырёхугольный плат из чёрной ткани с отделкой и нашитым крестом из червонной ленты — носился на спине на шнурах, соединявших его с нательным крестом. Давался иноку в постоянное напоминание о взятом на себя благом иге Христа и о лёгком бремени Его, в обуздание и связание всех похотей и плотских желаний. Ряска — длинная до пят одежда чёрного цвета, застегивающаяся спереди до низу на пуговицы. Напоминала иноку о смерти и плаче, именовалась «ризою радования». Мантия (накидка, напоминающая плащ, без рукавов, на одной пуговице) имела червонную оторочку. Символизировала покровительство Божие и напоминала иноку о том, что он не имеет права творить дела «ветхого человека». «Свободно развеваясь при ходьбе, она напоминает крылья ангела, сообразно монашескому образу. Надевающий мантию уже не имел права снимать её даже ночью, поэтому инокини всегда имели при себе ещё малую (укороченную) для сна»[299].

Камилавкой называлась небольшая чёрная шапочка, сшитая из двенадцати клинышков. Означала укрощение, умерщвление плоти и в древности делалась из верблюжьей шерсти. Для соборной службы использовался специальный головной убор — апостольник, представлявший собой своеобразный плат, окружавший лицо, подобно платку, подвязанному «под кромку». Надевался через голову. Нижняя его часть напоминала мантию с такой же червонной оторочкой. Сзади апостольник плавно переходил в небольшой клин. «Точного объяснения его символики в настоящее время в монастыре дать не могут. Несмотря на то, что апостольник традиционно известен с глубокой древности, сведения о нём в книгах отсутствуют»[300].

Швейная мастерская

Швейная мастерская

Одеяние монашествующих отличается от одежды других людей цветом, длиной, особым покроем. У кого-то это вызывает удивление и интерес, у кого-то благоговение и восхищение. «Как ангелы!» ‒ можно услышать от людей, видящих монахов в мантии, которая развивается, как ангельские крылья. Цвет одежды обычно черный или близкий к темному. Почему именно в черное одеты монашествующии? Черный цвет – отсутствие цвета, цвет совершенного покоя, отсутствие движения страсти, отрешение от суетного. Длинное одеяние является знамением Божией благодати, покрывающей человеческие немощи.

Христиане первых веков как последователи Господа желали быть на Него похожи не только внутренне, но и внешне. Ряса и подрясник являются подобием одежд, в которых ходил в земной жизни Господь. Мантия ‒ длинная накидка, покрывающая подрясник и рясу, берет свое начало от первых христиан. Ее носили все христиане в знак того, что обратившись к вере, они отреклись от званий и чинов в языческой среде. Еще одно отличие монашествующих ‒ это скуфейки черного цвета. Скуфья – мягкая шапочка до бровей, сшитая из четырех частей так, что складки надетой скуфьи на голове образуют знамение креста. Головной убор в виде расширяющегося кверху цилиндра ‒ это клобук, или камилавка. В Дивеево до закрытия монастыря рясофорные сестры ходили не в скуфьях, а в камилавках без наметки. Сейчас клобук с длинной наметкой сестра получает в иноческом постриге. В русской православной традиции частью монашеского облачения является апостольник ‒ плат с округлым вырезом для лица, достигающий пояса, покрывающий шею, грудь и руки, на затылке он удерживается с помощью двух лент, которые обозначают ангельские крылья, послушание и молитву.

Существует несколько ступеней облачения в монашескую одежду, каждая обитель имеет в своем уставе свои особенности. Игумения Таисия Леушинская в своих записках описывает то состояние, которое испытывают монашествующие при надевании монашеской одежды: «С какой искренней чистой радостью приняла я это благословение, считая величайшей честью надеть эту “ангельскую одежду”, хоть бы из самой суровой крашенины или и того суровее». Первой ее послушнической одеждой была ряса. В нашем монастыре при вступлении в число сестер матушка игумения надевает на сестру подрясник и повязывает ее черным платочком так, чтобы был закрыт лоб. Ряса и скуфья даются при одевании в рясофор. При иноческом постриге надевается клобук с наметкой, в монашеском добавляется мантия. При великом постриге в схиму вместо клобука надевается куколь (остроконечная шапочка с крестами) и аналав ‒ особый параман.

Читайте так же:
Как сшить рыбацкие варежки

О том, как в старом Дивееве было организовано швейное послушание, мы можем судить по фотографиям и немногим воспоминаниям. В воспоминаниях монахини Серафимы (Булгаковой), в частности, сказано: «В рукодельном послушании шили гладью на пяльцах и вообще вышивали. В портной шили одежду для сестер. Портных было несколько. В ризной шили и чинили ризы, делали цветы, убирали иконы и плели русское кружево на коклюшках. В вязальном вязали на машинах. В манатейном пряли из русской овечьей шерсти и ткали манатею, из которой шили ряски и мантии. Специальные сестры шили апостольники и камилавки».

Из книги, выпущенной в монастыре к 25-летию игуменства (Марии Ушаковой), известно, что в 1887 году на портном послушании были заняты 24 сестры. Старшей над ними была монахиня Рахиль. На белошвейном послушании трудились 11 сестер во главе с монахиней Арсенией. Кроме того, были послушания, близкие к швейному, ‒ шапочное, вязальное, чулочное, золотошвейное, чернильное, манатейное.

В старину в Дивееве рясы были широкого покроя, на клобуки нашивали вуальки. Подрясников у сестер не было, они ходили в широких сарафанах и свитках – черных и белых, ‒ которые шили вручную, что видно по стежкам на одежде, которая сохранилась до нашего времени. В «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» описывается, как старица Ксения Михайловна, бывшая старшей над сестрами в Казанской общинке, строго следила, чтобы сестры в одеждах не допускали роскоши. Сестре Евдокии, пришедшей в храм в новой рясе, скроенной в талию, она приказала выпороть четыре клина. На голову сестры повязывали платки и закалывали их под подбородком, так ходили до закрытия монастыря, так и пишут на иконах дивеевских новомучениц.

Когда монастырь открылся вновь, появилась потребность в монашеской одежде. Осенью 1991 года одевали первых сестер в подрясники. Одежду им пошила казначея монахиня Феодосия, прибывшая с матушкой игуменией из Рижского монастыря восстанавливать Дивеевскую обитель.

А зимой по благословению своего духовного отца в Дивеево приехала будущая монахиня Любовь, которая трудилась в швейной мастерской Троице-Сергиевой лавры. На нее и возложила матушка игумения швейное послушание. Но еще задолго до этого, в 70-е годы, когда Любовь Канаткина была в миру и работала медсестрой, она впервые побывала в Дивееве и здесь встретилась с блаженной Анной Васильевной. Блаженная дала кусок материи и сказала Любе: «На, сшей мне юбку». Повторила это несколько раз и заставила девушку тут же начать шитье.

Поначалу, за неимением помещений, приходилось шить в той же келье, где и жили, рабочим местом были кровать и доска. За образец тогда взяли монашескую одежду, в которой ходили в монастыре до разгона. Рясы были широкого покроя, клобуки делали широкими и высокими. Первые сестры ходили в апостольниках с лентами, нашитыми наверх. Такой образец привезла матушка Сергия из Риги, но владыка Николай благословил вшивать ленты с внутренней стороны, как было принято прежду в Дивеевском монастыре.

Со временем стали возвращать монастырские помещения, и швейную оборудовали в ризной Троицкого собора, поставили там первые машинки «Чайки». Сестры в основном были знакомы со швейным делом, некоторые прежде работали в мастерской Троице-Сергиевой лавры. Одной из первых сестер на это послушание в Дивеевский монастырь вслед за матерью Любовью приехала мать Тавифа (Дарий). Имя святой покровительницы швейного дела она получила в Дивееве. Сейчас монахиня Тавифа ‒ старшая на этом послушании. До лавры она работала инженером и была озадачена, когда во сне увидела себя швеей в корпусе с деревянными лестницами, с большой комнатой, в которой стояли швейные машинки. Приехав в Дивеево, она узнала это помещение.

Твердо веря в слова батюшки Серафима о том, что послушание превыше поста и молитвы, перед началом дела сестры-швеи благословлялись у старшей на труды, после общей молитвы приступали к делу, трудились с утра и до ужина. Перед постригами, под большие праздники, перед освящением престолов нередко шили до глубокой ночи. Позже, когда наладилась работа, необходимые для постригов или для освящения престола заготовки стали делаться сестрами заранее. Трудятся в швейной мастерской всегда с молитвой.

Теперь швейная мастерская занимает отдельный двухэтажный корпус. Сюда и приходят при необходимости сестры за подрясниками, рясами и другой монашеской одеждой. Полученную одежду относят на освящение игуменье Сергии. Отношение к монашеской одежде благоговейное, ее нельзя выкидывать, отдавать кому-то другому, небрежно к ней относиться. Монашескую одежду, уже непригодную для надевания, обычно сжигают. Различается одежда для храма и для послушания. Особенно благоговейно сестры хранят постригальные одежды, так как по смерти именно в них облачают монашествующих. Перед постригами вся одежда, которую предстоит получить из рук владыки Георгия новопостриженным сестрам, освящается в алтаре.

Есть в швейной небольшое вышивальное дело, где занимаются вышиванием икон, покровцов на святые мощи. Это кропотливая и тонкая работа, на один образ уходит несколько месяцев. Для примера, обычную нить для вышивания расщепляют надвое, чтобы вышивка была без пробелов. Так как покровцы требуют особого ухода, то следит за ними сестра, которая их и вышивает. Мало вышить рисунок, надо его еще умело проклеить и сохранить после стирок и чисток в первоначальном виде.

Читайте так же:
Как сшить пляжное платье из парео своими руками сшить

Покровительницей швейного дела является сама Богородица, известно из преданий, что она была искусной рукодельницей, также праведный Симеон, который владел швейным ремеслом, и праведная Тавифа, о которой мы знаем из книги Деяний Апостолов, что она неустанно шила рубашки и платья, чтобы помогать бедным.

Как сшить монашеский апостольник

Швейное дело – традиционное занятие в монастырях. По Церковному преданию, Сама Богородица была искусной швеей, поэтому неудивительно, что ремесло это так полюбилось монахам. Наша обитель – не исключение. Одной из первых мастерских, которые появились во Введенском монастыре, была пошивочная. Монастырская семья быстро росла, сестры нуждались в монашеской одежде, поэтому швеям нужно было шить не только для церковных, но и для бытовых нужд. Когда в монастыре стало больше священников, сестры начали шить богослужебную одежду.

Сейчас, спустя 24 года со дня основания обители, в монастыре устроены три швейные мастерские. Первая мастерская – ризничная занимается пошивом священнических облачений: фелоней, подризников, епитрахилей, поручей, поясов, палиц, набедренников, а также церковных облачений на престол и жертвенник. Изготавливаются закладки для богослужебных книг и мешочки для просфор.

Во второй мастерской – пошивочной сестры изготавливают монашескую одежду: шьют мантии, власяницы, рясы, подрясники, пояса, камилавки, апостольники, платки. Также здесь изготавливают священнические рясы и подрясники. В вышивальной мастерской – вышивают параманы, закладки, воздухи.

Великий пост, по традиции, время совершения монашеских постригов. Для сестер, которые несут послушание в пошивочной мастерской – это самое «горячее время». Не удивительно, ведь для каждой постригаемой сестры необходимо подготовить полный набор облачений начиная от обуви до креста и четок.

Все части монашеского облачения имеют свою символику, по сути, одежда монаха – это одежда воина, воина Христова; подобно воину, идущему на поле битвы, каждый монах получает своего рода доспехи, которые помогут ему защититься от стрел невидимого врага.

Часто спрашивают: почему монашеские одежды черного цвета? На это святые отцы отвечают так: «Священнейший образ монашеский… называется также одеждою покаяния, как (образ жизни) скорбной, смиренной и самоуничиженной, не терпящей излишеств и чуждой всякого человеческого пристрастия, не только не увлекающейся никакими мирскими помыслами, и словами, и делами, но и отрешающейся, и бегущей от мирских забот… Потому-то и темны одежды монаха, что помнит он о смерти и о вечном плаче, живет не здешней жизнью, но жаждет иной — нетленной жизни, к которой и стремится усильно» (святитель Симеон Фессалоникийский). Есть еще такое объяснение черного цвета монашеских одежд: черный цвет – отсутствие цвета как такового, цвет вне цветового спектра, вне страсти, к покою в Боге стремятся иноки, «черницы», оставившие в этом мире все, в том числе и цвет.

В чине монашеского пострига каждая деталь монашеского облачения описывается как деталь воинского облачения, как одежда вневременной жизни и в тоже время, как одежда подвизающегося на пути духовного подвига.

Сначала постригаемого одевают во власяницу – «одежду добровольной нищеты, нестяжательности и терпения всяких скорбей и притеснений» — нижнюю длинную рубашку из грубого полотна или хитон. В древности власяница была цельнотканой из грубого верблюжьего волоса и при одевании причиняла иноку боль, напоминая о необходимости безропотного несения скорбей.

На власяницу надевается параман – четырехугольный плат с крестом и изображением орудий страдания Спасителя «в обручение ангельского образа, для непрестанной памяти о взятии на себя благого ига Христова, о ношении Его легкого бремени и для обуздания и связывания всех плотских похотей /…/ для постоянного воспоминания о страдании, уничижении, оплевании, поношении, ранах, заушений, распятии и смерти Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, которые Он добровольно претерпел ради нас, чтобы и нам по мере сил стремиться в этом подражать Ему».

Затем следует подрясник – длинная одежда с рукавами – одежда не только монаха, инока, послушника, но и любого священника, в том числе и женатого (у последнего подрясник может быть синего, серого, коричневого, белого цвета).

Каждый носящий подрясник обязательно подпоясывается. У монаха особый пояс: высокий, несколько раз простроченный, с завязками сбоку. Препоясывание имеет особое значение – обуздание чресел, умерщвление тела, о чем и говорится в чине пострига: «препоясывает свои чресла силою истины для умерщвления тела и обновления духа и в непрестанное наблюдение за собою». По словам преподобного аввы Дорофея пояс – символ готовности к духовному деланию, к духовной борьбе – подобно тому, как прежде было не принято работать «спустя рукава», не засучив их, так и невозможно работать, подвизаться неопоясанным.

«Одеждой духовного веселия и радости, чтобы отвергать и побеждать все скорби и искушения, постигающие по действию бесов, плоти и мира, и всегда во Христе радоваться и веселиться» именуется в чине пострига ряса – одеяние с запахом, расширяющееся книзу, с длинными рукавами, закрывающими кончики пальцев рук.

Читайте так же:
Выкройка шалевого воротника или воротник шалька

Мантия – длинная накидка, «плащ» с 40 складками на спине и застежкой на вороте — называется «одеждой спасения и броней правды, чтобы уклоняться от всякой неправды и всеми силами отказываться от рассуждений собственного разума и от своевольных желаний, чтобы всегда размышлять о смерти, быть распятым для мира, мертвым для всякого злого дела и всегда живым для всякого ревностного служения Христу». Мантия полностью покрывает тело монаха, под мантией оказываются скрытыми и подрясник, и ряса, а сама длина мантии может значительно превышать рост постригаемого до 40 см. Развевающая за идущим монахом мантия напоминает крылья ангела – одна из причин того, что постриг именуется облечением в «ангельский образ».

Клобук именуется «шлемом спасения и непостыдной надежды», а апостольник для монахинь — «покрывало смирения и постоянного послушания, в знак духовного совершенствования, чтобы отвращать свои взоры и не видеть суеты».

Каждый постригаемый обувается в сандалии, «чтобы быть готовым благовествовать мир, быть ревностным и тщательным на всякое послушание и на всякое доброе дело».

Все иноки получают четки, крест и свечу; четки – «меч духовный», «который есть слово Божие», чтобы постоянно «пребывать в Иисусовой молитве, всегда иметь в своем уме, сердце и на устах имя Господа Иисуса Христа, непрестанно произнося: «Господи, Иисусе Христе, Сын Божий, помилуй меня грешного»; «щит веры — крест Христов», которым угашаются «разженные стрелы лукавого» по слову Спасителя: «Если кто хочет идти за Мной, отвергнись себя, возьми крест свой и следуй за Мной» (Мф. 16; 24); свеча -напоминание о том, что «отныне своею чистою, добродетельною жизнью и благонравием, ты должен быть светом для мира, как и сказал Господь: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5; 16).

Постригаемых в великую схиму облачают в особые схимнические одежды – аналав (крестообразно расположенное на плечах монаха изображение креста, « чтобы следовать за Владыкой Христом, всегда помнить Ею добровольно перенесенные ради нас страдания и смерть и стараться усердно, насколько возможно, подражать Ему») и куколь (остроконечная шапочка, расшитая крестами, похожая на детский капор – символ детского незлобия: «куколь незлобия, шлем спасительной надежды для пребывания в молчании, в духовном размышлении и в тщательном к себе внимании»).

Форма сестер милосердия: зачем нужна такая строгость?

В начале XX века милостью Божией, трудами и молитвами священников по всей России начали создаваться приходские общины сестер милосердия — сестричества. С каждым годом крепнут традиции, приумножается служение православных сестер милосердия, воинов Христовых, от которых ждут твердой веры, неизменной отзывчивости, сердоболия, непоколебимого терпения и служения ближнему ради Бога и ради спасения души.

Современные городские жители иногда принимают сестер милосердия из приходских общин за монахинь, что совсем неверно. Сестры милосердия — это обычные женщины, которые могут состоять в браке, иметь детей, работать в светской организации. По благословению своего духовника они несут еще и служение милосердия: их посвящают в сестры милосердия, чтобы в миру служить страждующим.

Действительно у сестер милосердия есть небольшая схожесть с принявшими иноческих постриг. Они принимают устав сестричества, который корректирует их духовную, внутреннюю, и внешнюю жизнь. И для окружающих заметны изменения, происходящие в жизни женщины, вступившей в сестричество, когда начинает меняться стиль ее одежды. У сестер милосердия достаточно строгая форма, предписывающая по уставу ношение специального головного убора — плата.

О форме сестер милосердия и том, зачем современным сестрам нужна такая строгость в одежде, где и когда сестры носят форму и какие элементы что обозначают в ней, мы разговариваем с Евгенией Анатольевной Васюковой, сестрой милосердия Свято-Пантелеимоновского сестричества, старшей сестрой направления «Больничное служение» при Отделе социального служения Екатеринбургской епархии.

Служение начинается с формы

Когда 15 лет назад создавалось Свято-Пантелеимоновское сестричество милосердия при 36-й травматологической больнице города Екатеринбурга (первый проект Отдела социального служения Екатеринбургской епархии), сестры выбрали такую форму: белый плат c красным крестом, белый передник, под ним — водолазка и юбка черного цвета. Право носить такую форму получали только православные христианки, проверенные определенным временным периодом служения ближним (все они затем были посвящены в сестры милосердия). А до той поры полагалось носить обычную белую косынку без креста.

Первая форма сестричества

Форма появилась у наших сестер милосердия благодаря стараниям Елены Борисовны Меньшиковой, первой старшей сестры юного Свято-Пантелеимоновского сестричества. Она тщательно изучала формы существующих на тот момент сестричеств в России. Хотелось, чтобы форма была и красивой, и удобной.

Первая форма была очень основательная: двухслойная, с подкладом, лямочки фартука на спине перекрещивались, и это указывало носительницам на то, что, становясь сестрами, они берут на свои плечи крест. Такую форму сестры 36-й травматологической больнице носили пять лет.

Читайте так же:
Как сшить пальто с воротником апаш

К 2008 году количество сестер потихоньку подросло, и мы решили упростить форму, сделав ее универсальнее и проще для шитья. Те времена были сложные в стране, так что мы с экономической точки зрения отказались от индивидуального пошива, а начали заказывать форму по размерному ряду. У фартука спинка стала сплошная, на пуговицах сзади. Не так красиво как раньше, но это решение позволило сшить большой объем формы, которую при необходимости несложно подогнать под фигуру.

Акцент на православную веру

В 2012 году количество сестер милосердия у нас приблизилось к 30-ти (сейчас у нас уже 56 сестер). Готовясь к первой встрече митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла с сестричествами епархии, мы доработали нашу форму, дополнив ее православными символами. Это было важным моментом — показать, что сестры являются носителями православной веры.

В разработке формы принимала непосредственное участие прихожанка храма во имя великомученика и целителя Пантелеимона Наталья Валентиновна Снегирёва. Она сама какое-то время шила форму и даже нашла вышивальщицу, которая с помощью специальной машинки на каждом фартуке вышила логотип Православной Службы Милосердия Екатеринбургской епархии, а на платах — красный крест с маленьким золотым крестом внутри. С тех пор форма сестер милосердия стала еще более изящной и красивой.

Но главное даже не внешнее, а внутреннее содержание этого шага, благословенного духовником сестричества протоиереем Евгением Попиченко. Вышитый на белом плате красный крест с золотым распятием всегда напоминает и сестре, и ее подопечным о том, что главное — поставить в центр жизни Христа, через служение людям послужить самому Богу.

Хотелось бы отдельно обратить внимание на символическое значение логотипа Православной Службы Милосердия, который присутствует на фартуке сестры. Вокруг красного креста — восемь (число бесконечности) сердец. Расположенные по кругу, они образуют внутри восьмиконечную Вифлеемскую звезду, указывающую путь ко спасению через служение любви — служение милосердия.

Несколько слов про плат

Не у каждой сестры в силу семейных обстоятельств или состояния здоровья есть возможность уделять большую часть жизни служению милосердия. Некоторые идут к внутреннему личностному принятию сестринского образа жизни несколько лет. Поэтому проверенного кандидата в сестры сначала посвящают в плат без креста. И только после того, как сестра освоилась, приняла ответственность, в определенном смысле возросла, ее духовник благословляет на ношение плата с крестом. Вышитый на плате крест — это знак деятельной верности сестричеству.

Плат действительно напоминает монашеский головной убор, который называется апостольник, и сестры между собой его иногда так и называют. Но для сестер плат не является знаком того, что они должны оставить семью и детей и целиком посвятить себя подопечным и страждующим. Скорее, он напоминает о том, что в основании и сестринского служения, и семейной жизни должна лежать крепкая православная вера.

Служение, построенное на каких-то личных амбициях (гордости или тщеславии) обычно быстро разваливается, становится обузой. Наверное, поэтому духовник нашего сестричества благословил поэтапное посвящение сестер.

Форма дух бережет

Сегодня в Православной Службе Милосердия при Отделе социального служения Екатеринбургской епархии форму носят не только сестры, которые трудятся в 36-ой травматологической больнице, но и те, кто осуществляет уход на патронажных адресах, оказывает различную помощь в детских медицинских и социальных учреждениях, выполняет организационную и информационную работу.

Сестра милосердия должна всегда помнить о своем служении и вести себя соответствующе не только когда она на посту, но и во всякой жизненной ситуации, всегда быть готовой откликнуться на чужую боль, и форма помогает в этом. У нас есть форма и рабочая, и парадная. Ношение ее обязательно во время исполнения служебных обязанностей, а также на различных благотворительных или социальных акциях, праздничных и епархиальных мероприятиях.

Форма сестры милосердия освящена (священник служит особый чин и окропляет ее святой водой) и требует благоговейного отношения. Последние три года появилась удивительная традиция — один-два раза в год сестер из разных общин благословляет на ношение сестринской формы и служение милосердия лично митрополит Кирилл, и это особая благодать и особая ответственность, которую сестры осознают и принимают с огромной радостью. Посвящение проходит во время Божественной Литургии и может быть в разных храмах Екатеринбурга. Владыка благословляет сестру и освящает форму, а духовник впервые покрывает голову платом.

Победить в себе мирской дух

Некоторые сестры достаточно быстро и легко принимают форму. А у некоторых проходит привыкание, иногда даже тяжелое. Представьте себе: женщина, которая многие годы трудилась на светской работе, носила туфли на каблуках, делала макияж и маникюр, потом уверовала, дошла до мысли, что живая вера должна выражаться делами, и приняла решение стать сестрой милосердия. Хорошо, если она спокойно относится к своей внешности. Сказал ей священник приходить без косметики, и она больше не пользуется косметикой. Для кого-то это равносильно беззащитности или даже позору.

Иногда внутреннее меняется быстрее, чем внешние привычки одеваться определенным образом и ухаживать за собой. Внешнее, оставшееся мирским, отчасти защищает уже изменившееся внутреннее. И теперь от этой защиты нужно отказаться — обнаружить свои убеждения не только перед членами своей семьи и прихожанами, но и перед всем миром… Это бывает очень тяжело.

Читайте так же:
Построение выкройки боди для новорожденного

Сестры, выступающие за строгость во внешнем виде, по-своему правы. Косметика не сочетается со скромностью. Даже самый скромный макияж — это дань тщеславию. Высокие каблуки неудобны в уходе за пациентами. В конце концов, внешний вид сестры в первую очередь представляет сестричество, и уж потом выражает индивидуальность. Сестре не нужно стремиться выделиться и покрасоваться.

Строгая форма — наказание или награда?

Как-то у нас на собрании обсуждался вопрос: нужно ли надевать форму, если ты пришел на богослужение не в родной храм. В своем храме понятно — и тебя, и всех других сестер знают и особого внимания не обращают. У одних были страхи: «ко мне же будут обращаться с вопросами, а я не смогу помочь». У других были доводы аскетического порядка: «при всем недостоинстве носить звание сестры милосердия гордость и тщеславие будут серьезно атаковать, если в другой храм прийти в плате».

В итоге батюшка благословил форму носить только во время служения, на официальных епархиальных мероприятиях, когда мы представляем сестричество, а также во время богослужения в родном храме. В других случаях сестры надевают простой платочек и от обычных прихожанок ничем не отличаются. Хотя и тогда они остаются сестрами милосердия, поступающими по заповедям Божиим, готовыми прийти на помощь. То есть сестры должны ходить не перед людьми, а перед Господом.

Это правда, что сначала (на этапе привыкания) форма, скорее, бередит душу, обнаруживая скрытые в ней страсти, но потом она начинает ее беречь. Каждый раз, когда сестра надевает форму, она вспоминает, кто она и что от нее ожидают Господь и окружающие. В святцах часто можно прочитать о подвижниках, которые спали в гробах, чтобы иметь память смертную. Так и форма для сестер — это определенное напоминание, дисциплинарная помощь быть всегда в трезвении, молитве и покаянии, а не в мечтаниях и расслабленности. Форма помогает и вести себя скромно, и в конфликтной ситуации сдержаться от гнева, в ситуации дележки уступить, страждущему помочь и утешить… Ведь Бог и ближний человек всегда важнее собственных желаний и эмоций.

Традиции с 200-летней историей

Возникновение сестричеств милосердия в России связывают с именем императрицы Марии Федоровны, которая в 1803 году учредила так называемые Вдовьи дома — общества милосердия, где обитали вдовы, часть из которых поступали в разряд «вдов сердобольных», призванных ухаживать за больными.

В 1815 году Императрица собственноручно возложила на каждую сестру милосердия специальный знак отличия — серебряный крест на шейной зеленой ленте, с одной стороны которого было изображение иконы Пресвятой Богородицы «Всех Скорбящих Радость», а с другой — надпись «Сердоболие». Знак носился пожизненно, вне зависимости от продолжения или прекращения служения.

Все сестры носили специальную одежду. Форма сестер милосердия в разных сестричествах варьировалась, но доминировало темное платье, светлый головной убор, фартук и, конечно же, крест. Всегда подчеркивалось, что женщина, посвятившая себя служению милосердия, должна одеваться скромно, не украшаясь яркими, привлекающими внимание аксессуарами.

В XX веке форма сестер Марфо-Мариинской обители милосердия, созданной великой княгиней Елизаветой Федоровной, походила на монашеское облачение. Сохранилось следующее описание: «Одеяние сестры носят в воскресные и праздничные дни белое бумажное. Все сестры для работы носят серое бумажное платье покроя ряски, спереди зашитое наглухо и с застежкой сбоку, на руках — белые манжеты.

У крестовых сестер белые апостольники монашеского покроя и серые шерстяные покрывала, на шее кипарисовый крест на белой ленте с изображением Нерукотворного Спаса и Покрова Божией Матери; на обратной стороне — изображение святых жен Марфы и Марии и надпись: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем умом твоим, и всею крепостию твоею; возлюби ближнего твоего, яко сам себе»… Всем сестрам при поступлении даются четки, и они обязаны ежедневно проходить одну сотницу Иисусовой молитвы; испытуемые не носят четок наружу, а крестовые, получив их вторично при посвящении, носят их открыто на левой руке…».

Современным сестричествам милосердия несколько тяжелее идти этим путем – долгим был период гонений на Церковь, когда искоренялось и уничтожалось все, что связано с православной верой. За несколько поколений в XX веке стерлись традиции милосердия. И практический опыт Императрицы Марии Федоровны и великой княгини Елизаветы Федоровны применить в новой России не сразу стало возможным. Руководителям и духовникам сестричеств, рожденным и воспитанным в советское безбожное время, нужно и самим окрепнуть и сестер-новобранцев подготовить к служению ближним, а на это требуется и время, и огромные сердечные силы.

Помоги Господи всем сестричествам нашей Русской Православной Церкви крепнуть и умножать любовь к ближним!

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector