1uomo.ru

Мода и Стиль
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Секс или наркотики? О чем на самом деле; Алиса в стране чудес

Секс или наркотики? О чем на самом деле "Алиса в стране чудес"

Алиса в стране чудес

Поколения литературных критиков и ученых выдвигали множество теорий о скрытом смысле знаменитой сказки Льюиса Кэрролла. "Алиса" рассказывает о сексе, наркотиках и колониализме, утверждали одни. Сказка — о расстройствах пищевого поведения или Войне роз, считали другие. Журналистка BBC Culture попыталась выяснить, о чем на самом деле идет речь в "Алисе".

Когда англичане говорят "исчезнуть в кроличьей норе", они имеют в виду — "попасть в нечто неизвестное или потеряться". Почувствовать значение этого выражения сполна можно, если сделать в интернете запрос "скрытый смысл "Алисы в стране чудес".

Фантастическая сказка Льюиса Кэрролла о волшебных пирогах и потайных дверях, улыбающихся котах и поющих черепахах с момента первого издания никогда не теряла популярности.

  • Пять вещей, которые "Алиса в стране чудес" открывает о нашем мозге
  • "Алиса в стране чудес" на самом деле о наркотиках?

В течение полутора веков своего существования она вдохновила на создание десятков фильмов, картин, балета и компьютерных игр. Она даже оставила отпечаток в медицине: ее именем назван определенный неврологический синдром.

Тем не менее, наибольшее количество теорий и дебатов вызвал вопрос, о чем на самом деле хотел рассказать Льюис Кэрролл. Загляните в работы целых поколений литературных критиков, исследователей, ученых и блоггеров, и эта на первый взгляд невинная детская сказка превращается в аллегорию наркотической культуры, историю британской колонизации или запущенный психический случай девочки с завистью к пенису.

Автор фото, alamy

"Алиса в стране чудес" была впервые опубликована в 1865 году с яркими иллюстрациями Сэра Джона Тенниэла

Сказка начала свою жизнь скромно. Историю придумал некий Чарльз Доджсон, чтобы развлечь свою знакомую 10-летнюю Алису Лиддел и ее сестер, когда они катались на лодке по Темзе. Впрочем, сказка настолько понравилась девочке, что она уговорила Доджсона записать ее, что он и сделал под псевдонимом Льюис Кэрролл.

Алиса была дочерью декана Оксфордского колледжа, где Доджсон преподавал математику, и была далеко не единственной девочкой, с которой дружил молодой профессор. Человеку XXI века эта дружба может показаться немного странной, если не сказать больше.

Головна історія тижня, яку пояснюють наші журналісти

Хотя нет никаких свидетельств о том, что в отношениях Доджсона с девочкой было нечто предосудительное, тем не менее, трудно не подозревать взрослого мужчину, который любил играть со своими юными приятельницами, сажал их на колени и заставлял позировать для фотографий, часто не слишком одетыми.

Во времена, когда общество начало увлекаться теорией психоанализа и одновременно освобождаться от викторианского ханжества, "Приключения Алисы в стране чудес" кажутся не такими уж невинными.

Тщательно анализируя текст, исследователи нашли множество образов, связанных с женской и мужской физиологией и сексуальными отношениями. Одна кроличья нора чего стоит, а еще и занавеска, которую Алиса должна отодвинуть. Замки и ключи — бесспорно намекают на коитус, а Гусеница . разве это не красноречивый фаллический символ?

В сцене, где шея Алисы неожиданно вытягивается, многие видят намек на эрекцию и на зависть к пенису, которую, по мнению Фрейда, испытывают маленькие девочки, когда осознают различия в анатомии. А в движениях Алисы, когда она начинает обмахиваться веером, а потом так быстро уменьшается, что оказывается в соленой воде по самый подбородок, другие видят ассоциации с мастурбацией.

Далеко от правды

Некоторые исследователи считают, что приключения Алисы рассказывают не столько о сексе как таковом, сколько о взрослении девочки, которая из ребенка превращается в подростка. Героиня чувствует себя некомфортно в своем теле, которое испытывает целый ряд различных преобразований.

Ее самовосприятие становится нестабильным, и ей трудно определить, кем она является. Она бунтует против авторитетов, и ей приходится прилагать огромные усилия, чтобы понять правила, по которым живут люди вокруг нее, и даже смерть.

Известный литературовед Уильям Эмпсон настолько увлекся анализом текста, что заявил, будто Алиса "это одновременно отец, который проникает в отверстие норы, эмбрион внутри норы, и родиться Алиса сможет только тогда, когда станет матерью и сможет выработать собственную амниотическую жидкость".

Трудно, конечно, не задуматься над тем, что хотел сказать автор детской сказки, когда изображал, как Гусеница курит кальян, особенно в окружении волшебных грибов. Вот поэтому-то, начиная с 1960-х, сторонники наркоманской субкультуры стали воспринимать приключения Алисы, как один длинный наркотический трип (измененное состояние сознания, вызванное наркотическими веществами. — Ред.).

Автор фото, alamy

Многие считают, что в тексте "Алисы" есть немало скрытых смыслов: от секса и наркотиков до колониализма и политической сатиры на Королеву Викторию

Слова песни "Белый Кролик" известной группы Jefferson Airplane закрепили эту ассоциацию: "Помни, что сказала тебе Соня: накорми свою голову, накорми свою голову". Психоделические ощущения не покидают читателя от начала до конца сказки: стаканы с таблетками и микстурами, хаотические движения времени, улыбка Чеширского Кота, который то появляется, то исчезает.

Любимым писателем самого Доджсона был Томас де Квинси — автор "Исповеди англичанина, употреблявшего опиум". Однако, хотя создатель "Алисы" и лечил простуду гомеопатическими препаратами, свидетельств того, что он когда-либо употреблял галлюциногенные наркотики, нет.

Читайте так же:
Боди лифт паджеро спорт 1 своими руками

Впрочем, ассоциации с галлюциногенными веществами остаются устойчивыми, как свидетельствуют слова героя фильма "Матрица": "Возьмешь синюю таблетку — история закончится, ты проснешься в своей постели и поверишь в то, во что захочешь поверить. А если возьмешь красную таблетку, останешься в стране чудес, и узнаешь, насколько глубокой может быть кроличья нора".

О королях и капусте

Тем не менее, "Алиса" — не только о сексе и наркотиках. Другая группа литературных критиков видит в сказке политическую сатиру. Когда героиня ныряет в нору за Белым Кроликом, она оказывается в месте, которое, несмотря на свою хаотичность и различные странности, находится под властью авторитарной и жестокой королевы и имеет беспорядочную правовую систему, которая очень похожа на законодательство викторианской Англии.

По мнению современников, Доджсон неоднозначно относился к Королеве Виктории, хотя она и была одной из поклонниц его творчества.

Что делает Алиса в этой удивительной стране? Сбитая с толку правилами жизни местных жителей, она пытается навязать им свои собственные ценности, что иногда имеет довольно пагубные последствия. Разве это не намек на колониальную политику Англии?

Немало вопросов вызывают персонажи Морж и Плотник, а также двойники Твидлдам и Твидл, декламировавшие Алисе стихотворение. Согласно некоторым толкованиям, Плотник — это Иисус, а Морж — апостол Петр, тогда как устрицы — их ученики. Другие настаивают на том, что речь идет о Британской империи, в которой Морж и Плотник представляют Англию, а устрицы — колонии. Даже британский писатель Дж.Б. Пристли вступил в дискуссию и предположил, что Морж и Плотник могут быть прообразами двух различных типов политиков.

Автор фото, alamy

Некоторые исследователи считают, что Гусеница — это красноречивый фаллический символ. Как бы то ни было, его связь с наркотической культурой является бесспорной

Все эти странные толкования "настоящего" значения "Алисы", которые придумывали поколения за поколениями, на самом деле демонстрируют лишь одно: как изменение общественной морали может радикально влиять на понимание текста. Но прежде всего, это свидетельство того, что шедевр Льюиса Кэрролла является бессмертным творением и каждая эпоха ищет в нем свои собственные прихоти и проблемы.

А, следовательно, дебаты продолжаются и в новом тысячелетии. "Алиса" — это притча о расстройствах пищевого поведения, предсказаниях компьютерной алгебры или сатира на Войну роз. В этом океане сотен конкурирующих теорий и толкований, мы чувствуем себя не менее растерянными, чем сама Алиса.

Чарльз Доджсон был математиком, и поэтому неудивительно, что его рассказ изобилует арифметическими и геометрическими аллюзиями. Алиса сталкивается с серией головоломок: от загадок Шляпника до игры в крокет с Королевой, но как бы она ни пыталась решить их, они все равно оказываются бессмысленными и не имеют ответа.

Хотя Доджсон был логиком — Страной чудес руководит абсурд. Возможно, именно в этом и заключается главная идея этой изобретательской истории. Мир — это безумное место, в котором наши надежды и ожидания часто находят разочарование. Лучше не искать в нем смысл, а вместо этого просто наслаждаться путешествием.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке вы можете на сайте BBC Future.

«Алиса в стране чудес»: дым Абсолема

Совсем немного в истории книг, похожих на «Алису в стране чудес» (будем считать обе повести оксфордского математика Чарльза Луттвиджа Доджсона, скрывшегося под псевдонимом Льюис Кэрролл, – «Приключения Алисы в стране чудес» и «Алису в Зазеркалье» – единым произведением). Главная задача этой филологической сказки – удовольствие, главные герои – слова и мысли, причем они только называют, а действуют логика и фантазия вместе с юмором и иронией. И тех, и других не нарисуешь картинками – книжные графики, начиная с Джона Тенниела, столько лет выдают Алису и более чудесатых персонажей простыми иллюстрациями к происходящему на поверхности текста. Художники в книге бессильны упасть в кроличью нору.

Многочисленные, начиная с 1903 года (найдите в Интернете забавный фильм Сесил Хепворт и Перси Стоу, он выложен), попытки экранизировать Алису тоже, разумеется, не шли дальше движущихся картинок. Оставалась надежда на анимацию – исключительно этот вид кино может в принципе создать адекватную внешность Страны Чудес и Зазеркалья (как и «географию» Гулливера, и мистику «Мастера и Маргариты»). Оставалась надежда на Тима Бертона («Суини Тодд», «Сонная лощина», «Планета обезьян», «Эдвард руки-ножницы», «Эд Вуд», «Бэтмен»…) – этот режиссер, казалось, сможет сыграть в безумный крокет, шахматы и карты. Но фокус опять не удался. Не знаю, как там в англоязычном мире, а в нашем – не удался.

Приключения и связи (научные, литературные и литературоведческие, людские, нечеловеческие) самой этой книги, рожденной в 1865 году, достойны отдельного многосерийного расследования на каком-нибудь культурном канале. Например, мне было бы чертовски интересно понять, почему такая странная книжка – пусть и в сокращенном, адаптированном виде – вышла в Детгизе еще в 1958 году (перевод Александра Оленича-Гнененко). У нас дома сохранилось переиздание, вышедшее в Хабаровске в 1961-м (тираж 35 000, рисунки В.Васильева), – вот ведь доехало до Ленинграда… И все остальные переводы – Нины Демуровой (со стихами Маршака, Дины Орловской, Ольги Седаковой), Вл.Орла, Бориса Заходера и других – достойны своей «повести»; не говоря уж о набоковской «Ане в стране чудес», которая столь сильно русифицирована.

Читайте так же:
Бешмет казачий выкройка как сшить Немного об одежде

А одна часть просветительского сериала непременно должна быть посвящена двойному альбому «Алиса в стране чудес» с песнями Высоцкого (перевод Демуровой, автор инсценировки и режиссер Олег Герасимов, Всесоюзная студия грамзаписи «Мелодия», 1976, цена 2 руб.70 коп) – памятнику свободного творчества эпохи развитого «кукиша в кармане». Который (кукиш) с годами вовсе не завял, а трансформировался в знак восторга, ибо разошедшаяся на цитаты (анти)советская музыкальная сказка на основе произведения, воплотившего, по словцу Гилберта К. Честертона, нонсенс, оказалась поистине вневременной.
А тогда она словно материализовала поговорку времен Гослита (так называлось цензурное управление): если сказку «Репка» рассказывать шепотом, в ней тоже можно кое-что найти. Музыкальную «Алису» рассказали «шепотом» – то есть, художественно. Получилось конгениально первоисточнику: слова заиграли на фоне подтекста. И ничего не стало плоским, ибо абсурд и нонсенс в русской литературе, как и жизни, давно освоены и привычны.

Выдающийся режиссер Тим Бертон, разумеется, совсем не догадывается о том, что значит Шолтай-Болтай для шестой части суши, где мало кто видел экранизацию «Алисы…» студией Уолта Диснея (1951) и более-менее помнят отечественные мультфильмы Ефрема Пружанского (Киевнаучфильм, 1981 и 1982). Но где – по крайней мере, среди образованных людей среднего возраста – миф Алисы, не подчиняющейся тупым порядкам Зазеркалья, существует и важен.

Вот почему мы (рискую говорить от имени многих) так ждали новую «Алису…». Но, кажется, никто не предвидел, в какую сторону повернет сила и менталитет корпорации Disney и сам фильм, и его постановщика. Теперь-то все увидели – в сторону «Хроник Нарнии», разве что с грибами.
Специфический сюжет скачкообразного мозгового приключения превратили в обычную линейную историю. Заботу Кэрролла – «найди свой истинный рост» заменили установкой «найди свое предназначение в жизни», поданной предельно прагматично. Скажете, век таков? Но разве в нем теперь игра – только с мечом в руке, а величина перестала был относительной?

Алиса (Миа Васиковска; сказать о ней нечего, кроме спасибо, что не приторная кукла) выросла без всяких волшебных пирожков и бутылочек. Мать хочет выдать ее замуж за неприятного, похожего на дегенеративного зайца (не путать ни с Мартовским, ни с Белым кроликом), молодого человека, даром что он лорд. В последнюю секунду девушка убегает в сад и ныряет в спасительный колодец, откуда потом выбирается с запачканным подолом, чтобы сказать жениху гордое «Нет» – и тут же стать младшим компаньоном его папы в торговле с Китаем. Неужто ради этого пережиты – не то во сне, не то в детстве – все кошмары…
А почему, собственно, кошмары, ведь читатель помнит, что Алиса в книге победила и что сам он испытал огромную радость от ее приключений? Нет ответа. По сути, Линда Вулвертон («Король-лев», «Красавица и чудовище») соединила в своем сценарии фильм и его же сиквел, в результате сварилась некая каша. Новая логика не родилась, первоначальная испарилась. Все теперь объяснено целеполаганием. Чтобы не было вопросов, которые строгие и бездумные воспитатели-учителя называют лишними. Точно так Алиса, трансформируясь, получает новую одежу: и правда, нельзя же в семейном фильме девицу оголить.
Нечто непонятное произошло и со словесной игрой: ее мало, она неразборчива (хм, вполне себе Алисино словцо). В пресс-релизе не указано, чей перевод взят для дубляжа, но классических и неотъемлемых от мифа строк «Варкалось. Хливкие шорьки…» нет как нет. Пропали ирония и юмор.

А что же с фантазией? По счастью, мир Подземелья все же придуман чудливее и странноватее, чем плоский сюжет. Герои, пейзаж и обстановочка вполне безумны. Скажем, раздутая голова Красной Королевы хорошо и неожиданно объясняет ее перманентный вопль «Отрубить им головы!». Упомянутые грибы практически колосятся, хотя и без дела, – чтобы зрительский рейтинг не ниже PG (то есть, родителям рекомендуется быть на сеансе рядом с детьми), а вот на пластинке Синяя гусеница предлагала Алисе укусить кусочек то с одной стороны шляпки, то с другой. Шляпа летает, как в книжке про муми-троллей. Антураж финальной битвы пародирует, хотя и весьма почтительно, эмблему студии-работодателя. Правда, страшно раздражил волшебный меч – ну в каком голливудском фэнтези нет такого же?

Меня более всех впечатлили обе королевы – губки сердечком-черви у злобной Красной (Хелена Бонем Картер) и развратные алые губищи ее сестры, которую хочется назвать дебелой, а не Белой (Энн Хэтуэй). Жгучий Шляпник – из-под боевого раскраса маски все же к нам пробиваются сам персонаж и отменный Джонни Депп. Жаль только, что лучший его крупный план растиражирован в постерах и не стал неожиданностью. Впрочем, с крупными планами оказалась проблема, как и вообще с «планами»: не успеваешь рассмотреть зверушек и детали. Не оказалась эффектной и джига-дрыга – танец Шляпника, хотя кажется, что Майкла Джексона хореограф вспоминал…

И, собственно, экранное время тянется-уходит на идентификацию героини – обитатели Подземелья всю дорогу гадают: та самая это девочка, которая гостила у них маленькой, или другая? (Вот и зрители теперь мучаются: ужель та самая Алиса…) Да и сама она размышляет: происходящее вокруг – сон или прочно забытое из детства?

Читайте так же:
Джемпер для малыша крючком схема

Почему фильм сделан в основном на среднем плане – загадка. Тем более, что его «трехдэшность» вовсе не тотальна, ярко она возникает лишь в сценах прямого действия. Например, когда Алиса летит в нору; когда, ударенный бедным фламинго, нам в лицо летит еж; когда ужасный Бармаглот летит на бой. В целом объемность изображения не придает ничего нового истории, не сказывается на масштабе зрелища и даже героев (для которых, как мы точно знаем, их размер имеет значение).
Поэтому критики, почти забыв собственные восторги и феерическое внимание публики к «Аватару», уже начали ворчать про лишь первоначальный уровень освоения технологии. Однако вот Роберту Земекису в «Рождественской истории» по Диккенсу в совершенстве удалось подняться над чистым трюком 3D – использовать объем, невиданную прежде точку зрения камеры и ее динамику для своего леденящего повествования из тех же викторианских времен.

Тим же Бертон, оказавшись не в своем уме, а в чьем-то попроще, сумел это сделать всего два раза. Когда пустил в зал дым от трубки Синей Гусеницы по имени Абсолем (признаюсь, не ведала, что оно – от Авессалома, в переводе с иврита означает примерно «отец мирного процесса»). И когда расположил над залом Чеширского Кота. Но отчего-то не поместил там же Улыбку…

Приключения Алисы в Стране чудес

Глава 1 – Вниз по кроличьей норе: Алиса скучает, сидя на берегу реки со своей сестрой, когда она замечает говорящего, одетого белого кролика с карманными часами, пробегающего мимо. Она идет за ним по кроличьей норе, как вдруг проваливается очень далеко в любопытный зал со множеством запертых дверей всех размеров. Она находит маленький ключик от двери, слишком маленькой для нее, чтобы пролезть внутрь, но через нее она видит красивый сад. Затем она обнаруживает бутылку на столе с надписью «Выпей меня», содержимое которой заставляет ее сжиматься слишком сильно, чтобы дотянуться до ключа, который она оставила на столе. Торт с надписью «Съешь меня» заставляет ее вырасти до таких огромных размеров, что ее голова ударяется о потолок.

Глава 2 — Море слёз: Алиса стала горько плакать, что вскоре возле нее образовалась большая лужа. Снова уменьшившись из-за поднятого веера, Алиса плывет в собственных слезах и встречает мышь. Она пытается поговорить с ней.

Глава 3 — Бег по кругу и длинный рассказ: море слез становится переполненным другими животными и птицами, которые были сметены поднимающимися водами. Алиса и другие животные собираются на берегу, и вопрос среди них заключается в том, как снова высохнуть. Мышонок читает им очень сухую лекцию о Вильгельме Завоевателе. Дронт решает, что лучше всего было бы высушить их, если бы это была групповая гонка, которая состоит из всех бегущих по кругу без явного победителя. В конце концов Алиса невольно отпугивает всех животных, рассказывая о своей умеренно свирепой кошке.

Глава 4 — Билль вылетает в трубу: Алиса вновь заметила Кролика, который судорожно искал веер и белые перчатки. Кролик перепутал девочку со своей служанкой, и приказал ей немедленно отправиться домой за новыми перчатками и веером, иначе Герцогиня велит его казнить. Алиса бросилась исполнять поручение, но как только она попадает внутрь, она начинает расти. Перепуганный Кролик приказывает своему садовнику, ящеру Биллу, взобраться на крышу и спуститься в трубу. Снаружи Алиса слышит голоса животных, собравшихся поглазеть на ее гигантскую руку. Толпа швыряет в нее камешки, которые превращаются в маленькие пирожки. Алиса ест их, и снова уменьшается.

Глава 5 — Синяя Гусеница даёт совет: Алиса натыкается на гриб, а на нем сидит голубая гусеница и курит кальян. Гусеница расспрашивает Алису, и она признается в своем нынешнем кризисе идентичности, усугубленном ее неспособностью вспомнить стихотворение. Прежде чем отползти, гусеница говорит Алисе, что одна сторона гриба сделает ее выше, а другая — ниже. Она отламывает от гриба два куска. С одной стороны она съеживается еще меньше, чем прежде, а с другой — ее шея вырастает высоко в деревья, где голубь принимает ее за змею. С некоторым усилием Алиса возвращается к своему обычному росту. Она натыкается на небольшое поместье и использует гриб, чтобы достичь более подходящей высоты.

Глава 6 — Поросенок и перец: у рыбного лакея есть приглашение для герцогини дома, которое он передает Лягушачьему лакею. Алиса наблюдает за этой сделкой и, после недоуменного разговора с лягушкой, входит в дом. Кухарка герцогини швыряет тарелки и варит суп, в котором слишком много перца, что заставляет Алису, герцогиню и ее ребенка сильно чихать. Алиса получает ребенка от герцогини, и к ее удивлению, ребенок превращается в свинью. Чеширский кот появляется на дереве, направляя ее к дому Мартовского Зайца. Он исчезает, но его улыбка остается позади, чтобы плыть сама по себе в воздухе, побуждая Алису заметить, что она часто видела кошку без улыбки, но никогда не улыбалась без кошки.

Читайте так же:
Выкройка май слинга сшить

Глава 7 — Безумное чаепитие: Алиса становится гостьей на «безумном» чаепитии вместе с Мартовским Зайцем, Шляпником и очень усталой Соней, которая часто засыпает, но через несколько минут ее резко будят Мартовский Заяц и Шляпник. Персонажи дают Алисе множество загадок и историй, в том числе знаменитую «чем ворон похож на письменный стол?». Шляпник говорит, что они весь день пьют чай, потому что время наказало его вечным стоянием на месте в шесть часов вечера, а это время чаепития. Обидевшись на них и устав от загадок, Алиса уходит, утверждая, что это было самое глупое чаепитие, на котором она когда-либо была.

Глава 8 – Королевский крокет: Алиса покидает чаепитие и входит в сад, где она натыкается на три живые игральные карты, окрашивающие белые розы на розовом дереве в красный цвет, потому что Королева Червей ненавидит белые розы. Еще одна процессия карт, королей и королев, и даже Белый Кролик входит в сад. Затем Алиса встречается с королем и королевой. Королева, фигура, которой трудно угодить, говорит свою фирменную фразу: «Голову с плеч!» — которую она произносит при малейшем недовольстве предметом разговора. Алису приглашают сыграть в крокет с королевой и остальными ее подданными, но игра быстро погружается в хаос. Шарами служили ежи, молотками — фламинго, а воротцами — солдаты, и Алиса снова встречается с Чеширским котом. Затем Королева Червей приказывает обезглавить кота, но ее палач жалуется, что это невозможно, так как голова — это все, что можно увидеть у него. Поскольку кошка принадлежит герцогине, Королеве предлагается освободить герцогиню из тюрьмы, чтобы решить этот вопрос.

Глава 9 — Повесть черепахи Квази: герцогиню приводят на крокетную площадку по просьбе Алисы. Она размышляет о том, как найти мораль во всем, что ее окружает. Королева Червей отпускает ее под угрозой казни, и она знакомит Алису с грифоном, который ведет ее к черепахе. Черепаха очень печальна, хотя у нее нет никакой печали. Она пытается рассказать свою историю о том, как была настоящей черепахой в школе, но Грифон прерывает её, чтобы они могли сыграть в игру.

Глава 10 — Морская кадриль: черепаха и Грифон танцуют морскую кадриль, а Алиса декламирует, хотя и неправильно, очень красивый танец. Черепаха поет им Тройку, во время чего Грифон утаскивает Алису на предстоящее испытание.

Глава 11 – Кто украл крендели?: Алиса посещает суд, на котором Валет Червей обвиняется в краже пирогов королевы. Присяжные заседатели состоят из различных животных, включая ящерицу Билла, Белого Кролика — голос, а судья — Король Червей. Во время этого процесса Алиса обнаруживает, что она неуклонно растет. Соня ругает Алису и говорит ей, что она не имеет права расти такими быстрыми темпами и забирать весь воздух. Алиса усмехается и называет обвинение Сони нелепым, потому что все растут, и она ничего не может с этим поделать. Между тем свидетели на суде включают Шляпника, который вызывает неудовольствие и разочарование короля своими косвенными ответами на вопросы, и кухарку герцогини.

Глава 12 — Алиса даёт показания: затем Алису вызывают в качестве свидетеля. Она случайно опрокидывает скамью присяжных с животными, и король приказывает им вернуться на свои места до того, как суд продолжится. Король и Королева приказывают Алисе удалиться, ссылаясь на правило сорок два («все лица высотой более мили должны покинуть двор»), но Алиса оспаривает их решение и отказывается уходить. Она спорит с королем и королевой червей из-за нелепого разбирательства, в конце концов отказываясь держать язык за зубами. Королева кричит: «Голову с плеч!», но Алиса не боится, она зовет их просто как колоду карт; как раз в тот момент, когда они начинают летать вокруг нее. Сестра Алисы будит ее к чаю, смахивая с лица Алисы то, что оказалось листьями, а не дождем игральных карт. Алиса оставляет сестру на берегу, чтобы она сама вообразила себе все эти любопытные события.

Все отзывы о фильме Алиса в Стране чудес

Алиса в Стране чудес / Alice in Wonderland

Накануне помолвки со страдающим запором аристократом нервная 19-летняя нонконформистка Алиса Кингсли (Васиковска) проваливается в кроличью нору и попадает в мир, который ей c детства снился в кошмарах. В мире недавно случился военный переворот, Белая Королева (Хэтэуэй) — в изгнании, всем рулят Дама Червей (Бонэм-Картер) и ее любовник Илосович Стайн, он же Червовый Валет (Гловер), либералы во главе с Безумным Шляпником (Депп) неистово пьют чай и про­клинают кровавый режим. Комиссия по встрече (Белый Кролик, Садовая Cоня и близнецы-деграданты Труляля и Траляля) долго препирается, та эта Алиса или не та, сходится на том, что все-таки не та, но раз той нет, пусть будет эта.

Интерпретаций «Алисы» за полтора века скопилось пруд пруди — от джойсовских «Поминок по Финнегану» до порнографических книжек с картинками Алана Мура; желающему вставить свои пять копеек надо проталкиваться локтями. Бартон, впрочем, явно не ставил задачей сказать что-то новое по теме: при всем показном ревизионизме (героиня-переросток, сексуальные намеки, ходьба через речку по отрубленным головам) и выдающейся красоте, когда дело доходит до смыслов, его версия оказывается до обидного неамбициозной. Чем лезть в дебри подтекстов и выдумывать трактовки, главный поп-сказочник Запада уверенной рукой разрисовывает кэрролловскую вселенную милыми сердцу готическими завитушками, щедро запускает туда своих фирменных персонажей (в первую очередь Деппа, свое вечное alter ego, вместе с ним незаметно превратившееся в конный памятник собственной классности) и этим ограничивается. В итоге многообещающие ходы вроде необъяснимой множественности алис виснут в воздухе, отдельные жемчужины отказываются нанизываться на нитку, а на каждый действительно удачный образ (вроде облаченной в рыцарскую броню Алисы с мечом или Бонэм-Картер и Хэтэуэй в ролях одинаковых патологических добра и зла) приходится по говорящей компьютерной собаке и джиге-дрыге в исполнении Деппа. Очарование кэрролловской «Алисы» во многом в ее релятивизме: это сказка с массой намеков, но без очевидной морали. Бартоновский фильм же в итоге оказывается о том, что девочкам в 19 лет не надо замуж, а надо верить в себя. Мысль, наверно, здравая, но будить ради ее повторения Бармаглота с Чеширским Котом — какая-то слегка неразумная трата культурных ресурсов.

Читайте так же:
Как сшить воротник кружевом

Лучшие отзывы о фильме «Алиса в Стране чудес»

Признаю, мне очень не повезло с местом. Второй ряд, с краю – не лучшая позиция для просмотра объёмной анимации. Но, возможно, именно благодаря этому мой разум остался не замутнён спецэффектами и я могу с уверенностью сказать: фильм плохой. Мало Джонни Деппа (раз уж они вообще его туда позвали и посадили на рекламе в центр стола), мало Кэрролла: его сюжета, его философии, его непереводимого английского юмора. Получилась слабенькая детская сказка с банальной идеей.

А мне не понравилась "Алиса". Вот. Я сказала это.

Вообще-то я очень люблю Тима Бертона, но тут он меня расстроил. Я обожаю его Бэтменов, его "Эдварда руки-ножницы", "Суинни Тодда", "Чарли и шоколадную фабрику" и "Большую рыбу" — во всех этих фильмах ему удавалось создавать сказку. А в "Алисе" не удалось.

Вроде бы все замечательно. Джонни Депп как всегда прекрасен. Но это вот "как всегда" немножко портит картину. Хелена Бонэм-Картер тоже как всегда очаровательна. Но опять же "как всегда" какое-то раздражающее. И главное все такое красивое-красивое, что я никак не могла понять в чем наебка.

А вот в чем.
Я в принципе не очень люблю Кэрролла. Ну как его любить? Ученица школы с углубленным изучением английского языка я никогда не прощу ему существование "The Mock turtle story" из учебника по английскому языку. Прошло 15 лет, а я все еще помню эту проклятую mock turtle. С другой стороны, мне всегда нравился русский мультик, но в целом не особо нравилась вся эта абсурдная и бессмысленная история Алисы.

Казалось бы, Бертон дал Алисе новую историю, дал ей сюжет — но это не помогло. На фига она полезла в нору? На фига она вообще потащилась в этой мерзкой белой королеве? Почему эти две противные тетки вообще затеяли воевать, что они поделить-то не могут? Надо сказать, что обе королевы фантастически противные, более того — белая даже омерзительнее красной, и не только потому что я ненавижу Энн Хэтуэй и считаю ее удивительно уродливой, но и просто потому что сами персонажи неприятные. Почему шляпник не только псих, но и революционер? В общем совершенно непонятно, что к чему во всей этой истории, стало на самом деле еще хуже.

И вот что главное.

Бертон заигрался. Убери из его фильмы спецэффекты и ничего не останется. Вообще ничего. Как и с "Аватаром" — убери красоту и останется просто скучная история. А я люблю когда истории живут сами по себе. В моих любимых "Гарри Поттере" и "Властелине колец" спецэффекты очень важны, без них нельзя было бы создать художественное пространство того мира, в котором происходит действие, они там очень нужны, но при этом вся суть не в них, без них можно обойтись. А в бертоновской "Алисе" весь смысл только в эффектах, такое искусство ради искусство получается. При том, что я очень люблю визуально красивое кино, но спроси меня какое кино за последнее время показалось мне красивым, и я назову "Поезд на Дарджилинг" и "Пенелопу", а вовсе не хорошенькие, как картинки, аватароалисы.

Все это очень вписывается в мои размышления о сути искусства, не покидающие меня последние недели. То, что говорил мой новый друг Мартин, очень близко моему восприятию — современное искусство не должно придумывать, сочинять, украшать, его цель даже не изображать реальность, а быть ею. Вот что меня трогает в искусстве в последнее время — реальность. Я реалист и только реалист. При всей любви к выдуманным мирам, при всех полетах воображения и фантазии, мне важно в искусстве присутствие реальности в той или иной (иногда самой фантастической и необъяснимой, как в современном балете) форме.

Но как сказка для детей "Алиса" безусловно удалась. И, конечно, интересно было впервые посмотреть фильм в 3D.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector