1uomo.ru

Мода и Стиль
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ганна Шевченко. Краткий обзор нашумевших поветрий

Ганна Шевченко. Краткий обзор нашумевших поветрий

Люблю моду, за ней интересно наблюдать. Если пространство что-то сообщает человеку не только с помощью снов, символических знаков и поэтических образов, но и с помощью вещественных проявлений, то мода на какой-либо определенный покрой или деталь одежды несет в себе зашифрованную информацию.

На фотографиях из семейного альбома, сделанных в семидесятые, все женщины – мать, ее сестры, подруги – одеты в коротенькие платья, их ноги оголены. Ноги – символ приземленности. А ведь сегодня, вспоминая то время, многие в первую очередь говорят о том, что в погоне за дефицитными товарами, часами, не жалея ног, стояли в очередях. Интересный факт: нога часто присутствует и в христианских сюжетах. Святой и пилигрим Рох (1293—1327) изображается приподнимающим свою рубашку, чтобы показать черное пятно на бедре, — место, где, как правило, ранее всего появляется язва чумы.

В восьмидесятых я была еще ребенком, но запомнила главную особенность моды – женщины шили платья и жакеты с мощными подплечниками. Плечи – это символ мужественности и силы. Подкладные плечи – ложная сила.

Девяностые были мультимодными, чего только не носили: гламурные ангорские свитера, джинсы Мальвины, варенки, красные пиджаки, лосины, дольчики…Трудно найти характерное проявление в одежде. Но просматривая фотографии того времени я все-таки нашла одну особенность, правда не в одежде, а в образе – это открытый лоб. Мы выливали по флакону лака, чтобы челки-коконы стояли каменными козырьками над нашими лбами. Девяностые – эпоха переосмысления.

Нулевые – это время укороченных кофточек и заниженных талий на брюках. Главная тенденция – открытый живот. Живот символизирует положение в обществе и достаток. Открытый живот – стремление продемонстрировать успех и его атрибуты.

А вот начало десятых годов – это закрытая шея. Платки, шарфы, палантины, хомуты – женщины и мужчины закутывались до подбородка. Шея – символ поворота, изменения жизни в ту или иную сторону. А закрытость говорит о том, что изменения происходят незаметно или даже тайно. В какую сторону повернуло общество, догадаться не трудно, в это время же в моду вошли тельняшки и камуфляжный окрас одежды. Укороченные кофточки я не носила, а вот шарфов у меня много – предпочитаю прятать, а не показывать.

Следующей, охватившей модную общественность эпидемией, стали голые щиколотки, современные стиляги носят кроссовки без носков и подворачивают джинсы даже зимой. Долго искала ответ на вопрос, что значит это сообщение, и вот недавно появился в Москве гуру, который учит своих последователей открывать щиколотки и икры. Открытые щиколотки, говорит он, это проработанный гнев. Хочется верить.

Еще один из недавних трендов – шапки со звериными мордами. Рядиться в животных – славянская традиция. У каждого племени был свой тотем, священное животное, которому племя поклонялось. Наряжаясь в шкуры тотемных животных люди общались со звериными предками, у которых просили защиты и чьи черты хотели бы перенять. В метро встречаю в основном котиков — зверушек залайканных блогерами. О чем бессознательно сообщает обладатель милой шапочки? О желании получить лайк. О дефиците внимания, проблеме коммуникации, поиске одобрения. Звериной шапки у меня нет, но получать лайки я все же люблю (смайлик).

Непростые 90-е: про чокеры, лосины и вареные джинсы

Качество товаров не имело никакого значения, главным был портрет: Бритни Спирс и Кристина Агилера, Backstreet Boys и молодой Леонардо Ди Каприо из фильма «Титаник». Коллаж: Настя Кориновская / Громадское

На кухне соседки заглядывают в телефон, внимательно листая страницы в Instagram:

— А мне с ключиком нравится!

Они заказывают «чокеры» — украшения, популярные в середине 1990-х годов. Теперь одежда, обувь и аксессуары того времени кажутся странными, порой забавными: футболки с героями фильма «Титаник», лосины кислотных цветов, сумки-кравчучки в клеточку, китайские кроссовки на платформе размером с голову, кепки-блейзеры, джинсовые куртки, клеш и тому подобное.

Громадское продолжает серию публикаций о 90-х годах. Во второй части — об одежде и аксессуарах.

Рынки и челночники

В 1980-х, когда СССР уже почти ничего не производил — ни товаров, необходимых для повседневной жизни вроде средств гигиены, ни более или менее модной одежды — способов одеваться ярко и стильно было немного. Впрочем, можно было покупать вещи из-под полы — у спекулянтов, или искать портниху, которая сошьет что-то из популярного журнала «Бурда Моден» (издавался на русском языке с марта 1987 года) . Правда достать хорошую ткань тоже было непросто, иногда приходилось несколько месяцев «выстоять» в очереди.

В конце концов, вещь после пошива могла иметь совсем другой вид, мало напоминающий то, что было на модели в журнале, и все же это было лучше, чем безразмерные платья-халаты условной фабрики «Красный трактор».

Коллаж: Настя Кореновская / Громадское

Распад Союза в начале 90-х открыл возможность предприимчивым гражданам заниматься частным бизнесом. Способствовало этому и выгодное географическое расположение Украины — в самом центре Европы.

Появились тысячи челночников — людей, которые ездили в Польшу, Венгрию, Турцию за дешевыми товарами: одеждой, бытовой техникой и всем, чего стране не хватало.

В больших и маленьких городах образовались огромные стихийные базары. С лотков или просто на земле продавали многочисленные зарубежные «сокровища». Базар стал местом паломничества для взрослых и детей. Местом, где можно купить все. За одеждой туда ходили семьями преимущественно в выходной день. Что же можно было там найти?

Читайте так же:
Каток гольф клуба сколково

Коллаж: Настя Кореновская / Громадское

«Мальвины» и лосины

В 90-х джинсовая одежда уже не был такой роскошью, как десятилетием раньше. Дешевые китайские джинсы — «трубы» и клеш, широкие, узкие и разноцветные — можно было приобрести на любом рынке.

На фоне расцвета музыкальных субкультур особенно ценились «вареные» джинсы. Если достать такие не получалось, обычные просто вываривались с помощью отбеливающего средства. В процессе отбеливания их также можно было закручивать и резать.

Самыми доступными были джинсы Mawin, или просто — «Мальвины». Они были вареными, а потому — модными.

Лейбл фирмы вышивался красными и зелеными нитками на правом кармане. Это считалось их особенностью и выглядело стильно. «Мальвины» имели характерный синий цвет с фиолетовым оттенком, а также искусственно вытертые места.

Кроме оригинальной эмблемы, владельцы брюк нашивали на пояс или карман лейблы других популярных иностранных брендов, таких как Gucci, Versace или Levi`s.

Шили «Мальвины» двух фасонов: прямые или узкие. Сначала появились прямые, они полностью повторяли фасон брендовых брюк, чуть позже, когда Mawin приобрели популярность, фирма выпустила собственную модель. Она отличалась высокой талией, широкими бедрами и сужением к низу.

Необходимым атрибутом в гардеробе тогдашней леди были лосины (в 18 веке эта одежда была частью мужской военной формы, шили их из кожи лося), или леггинсы, или, как еще их называли — «дольчики» (от фирмы-производителя Dolci Calze).

Коллаж: Настя Кореновская / Громадское

Популярными лосины сделал Карл Лагерфельд в 1990-х. Новая и весьма откровенная облегающая одежда пришелся по вкусу тогдашним поп-звездам. К примеру, певицам Мадонне и Сандре. После нескольких шоу и фотосессий в модных журналах, лосины стали мега-популярной частью женской одежды.

На базарах были ряды с лосинами на любой вкус: черные, белые или кислотные, с высокой или низкой талией. Мужчины их тоже иногда надевали — для езды на велосипеде.

Майки с Ди Каприо, «шапка-носок» и цвета «вырви-глаз»

90-е породили множество поп-идолов, портреты которых сообразительные китайские производители клеили на одежду и аксессуары. Качество товаров не имело никакого значения — главным тут был сам портрет: Бритни Спирс и Кристина Агилера, Backstreet Boys и молодой Леонардо Ди Каприо из фильма «Титаник».

Подростки гордились и берегли синтетические балахоны с принтами The Prodigy, Onyx и других популярных групп. Даже после физической смерти изношенного балахона или дырявой футболки, «портрет» можно было вырезать и пришить, например, на спину джинсовой куртки.

Коллаж: Настя Кореновская / Громадское

Клипы с обожаемыми звездами днем ​​и ночью крутились на MTV, а их постеры появлялись в первых журналах для подростков — Cool и Cool Girl. В журналах уже были статьи о сексе, которые затем пересказывались из уст в уста. Позже в Украине вышли в свет собственные тинейджерские журналы: ХЗМ, «Молоко» и др.

После появления безумно популярной группы Spice Girls, базары буквально завалили яркими туфлями на высоченных платформах. Привыкшие к советской серости люди наконец дорвались до кислотных цветов и теперь, казалось, не представляли себе жизни без них. Оранжевый, салатовый, розовый — все они ласково назывались «вырви-глаз».

Свой вклад в тогдашнюю моду сделал и гангста-рэп, разновидность хип-хопа. Такие исполнители, как 2Pac и Notorious B.I.G., пели о тяжелой жизни молодых преступников из афро-американских районов, выпускали альбомы на больших лейблах, MTV транслировало их клипы, а манера одеваться так, как это делали хип-хоп звезды, докатилась и до постсоветских стран. Правда, здесь хип-хоп понимали по-своему.

В моду вошла «шапка-носок», широкие штаны, шляпы-пробки с названиями исполнителей, а также многочисленные кулоны, браслеты и значки с названиями групп или какими-то странными фразами.

Мечта подростка

Кроме джинсов и джинсовых курток, во второй половине 90-х в моду вошли джинсовые комбинезоны. Мечта каждого подростка, с многочисленными карманами, — в комбинезонах можно было и в школу ходить, и по деревьям лазить.

Спортивные костюмы перекочевали из 80-х. Базары переполняли китайские подделки, сделанные из странной ткани, которая не растягивалась. На груди красовались надписи Abidas, Fula, Pima, Nkai и т.д. — намек на «фирменный» одежду.

Коллаж: Настя Кореновская / Громадское

К спортивному костюму шла «дубленка» или дерматиновая куртка. Популярными среди молодежи были также «косухи» с большим количеством шипов или заклепок.

В сезон осень-зима носили «дутые» китайские пуховики или жатые плащи.

Юбки становились короче, иногда настолько, что их называли трусами.

Мужчинам по вкусу пришлись свитера с орнаментом и надписями. Девушки же намеренно растягивали такие свитера и носили их с лосинами.

Невероятно популярными были джинсы-клеш. Чем больше диаметр клеша — тем лучше.

Коллаж: Настя Кореновская / Громадское

Популярными также были цветные резинки для волос и, конечно, легендарные чокеры — украшение, которое плотно прилегает к шее. В мире моды они известны давно, еще с начала ХХ века. Опять вспомнили о них после Второй мировой войны. Их носили культовые звезды кино — Мэрилин Монро, Софи Лорен, Бриджит Бардо и др.

С 1980-х черные кожаные чокеры, украшенные шипами, цепями и металлическими заклепками становятся атрибутом неформальных молодежных субкультур. А в 90-е из провокационного чокер превратился в массовый аксессуар.

Так 90-е научили нас изобретательности, умению перерабатывать вещи и сочетать то, что совместить нельзя. И пока мода возвращает лучшее из тех лет, можно заказать чокер и понять, что сегодняшние 25-30- летние — это самые счастливые люди из тех, что жили в 90-е.

Читайте так же:
Фотоотчет Замена заднего ступичного подшипника на

Мой парень — Пьер Карден: российская мода 90-х

После развала Союза легкая промышленность превратилась в фэшн. Ушли в прошлое будни первых советских манекенщиц, вынужденных подрабатывать уборщицами. Всплеск свободы создал умный эпатажный глянец, сотрудничавший с художниками. Вспоминаем, какой была постсоветская мода.

Цветные лосины, малиновые пиджаки, джинсы-«мальвины» и спортивные костюмы. Эти образы мифических 90-х так плотно засели в головах, что даже тем, кто пребывал в то время в сознательном возрасте, уже кажется: только это и было.

Конечно, до окраин, рынков и необъятных клетчатых сумок «челночников», возивших из Турции мешковатые свитера и фейковые футболки, дизайнерская одежда не доходила. Но модная жизнь в России кипела и была разнообразной. Множились недели моды. Модели уезжали покорять Запад и тусовались с бандитами. Впервые зазвучало слово «стильно». Впервые появились школы визажистов. Впервые вечернее платье можно было дополнить ботинками Dr. Martens и почувствовать себя принцессой, нет, королевной!

У российской моды 90-х не было флагманов, но были десятки, сотни людей, которые варились в огромном котле, еще не успевшем стать индустрией.

От легкой промышленности к fashion

О том, что в СССР есть мода, а не только легкая промышленность, народ знал в основном теоретически. Даже самых ярких модельеров не принято было славить. Вячеслав Зайцев обладал мировым именем, но его фамилия не упоминалась в титрах комедии «Иван Васильевич меняет профессию», для которой он создавал наряды Натальи Селезневой.

Существовали государственные Дома моды — ателье для привилегированных и Дома моделей, где устраивали показы и разрабатывали коллекции для массового производства. Но то, что висело в магазинах, люди презрительно именовали «совпаршив». Как шили в обычных ателье, описывал Михаил Жванецкий:

«Отличное пальтецо, носи на здоровье. В случае чего я буду сзади ходить, объяснять, что никто не хочет за семьдесят рублей над утюгом стоять».

В качестве альтернативы под страхом разоблачения частной деятельности на дому работали портные, которым можно было принести затертый до дыр журнал «Бурда» и попросить воспроизвести фасон так, чтобы не нужно было сзади ходить и объяснять.

Советская мода принадлежала элите или была завуалированной, запретной, вся в ореоле секретов на грани нарушения законодательства. У нее был один серьезный плюс: ее спонсировало государство.

Российские модельеры этой привилегии лишились, отсюда и популярность в 90-е авангарда: его можно делать хоть из коробок.

Но пройдет немало времени, прежде чем жители бывшего СССР захотят хотя бы взглянуть в сторону отечественных дизайнеров. Пока же в почете лишь именитые иностранцы. Как пела накануне развала Союза группа «Дюна», предвещая темные грезы наступающего фирмачно-кооперативно-бандитского будущего ранних 90-х:

Мой парень — Пьер Карден,
И двое слуг — брюнет и шатен.
Растут мои дома, рекой течет Клима,
Партнеров — тьма, гуляет фирма.

Союз развалился, капиталистическое будущее наступило и закрутилось невозможно быстро, тут-то клетчатые сумки фирмачей и поехали за товаром. На развалинах старого мира Вячеслав Зайцев написал: «Агония перестройки». Так называлась его коллекция 1990–1991 годов: даже он не имел тогда финансовой возможности выпускать сезонные или хотя бы ежегодные коллекции.

О настоящем становлении новой российской моды следует говорить, начав с 1994 года, когда произошло сразу несколько важных событий.

Под патронажем всё того же Вячеслава Зайцева был проведен первый конкурс профессиональных модельеров имени Надежды Ламановой. Конкурс открыл немало «звездных» имен: Султанну Французову, Олега Бирюкова, Андрея Шарова и Ольгу Солдатову. На его основе зародилась «Лаборатория моды Вячеслава Зайцева» — школа, в которой мэтр отечественного кутюра до сих пор растит молодых дизайнеров.

А в Государственном центральном концертном зале «Россия» прошла первая Неделя высокой моды в Москве. Приехали 10 западных домов моды: Paco Rabanne, Jean-Louis Scherrer, Ted Lapidus…

Эффект, произведенный заграничным кутюром, был непередаваемым: люди попросту ничего подобного раньше не видели. На зрителей, одетых в свои лучшие малиновые пиджаки и туфли «ЛеМонти», с подиума двинулись кринолины, шлейфы, какие-то сплетенные из волос юбки и пудреные парики в стиле XVIII века… Культурный шок!

Но уже в конце 90-х отечественные дизайнеры тоже становятся участниками показов. Главный приз «Золотой манекен» в разные годы получали Игорь Чапурин, Виктория Андреянова и Татьяна Парфенова, а Валентин Юдашкин стал постоянным участником. Это было и самое громкое светское мероприятие страны, куда стекались все знаменитости: Алла Пугачева однажды сама прошлась по подиуму just for lulz.

После переломного 1994 года модные мероприятия полезли как грибы после дождя. В 1995 году в Сочи состоялась первая Неделя российской моды, которая впоследствии стала ежегодным фестивалем «Бархатные сезоны».

Тогда дизайнеры были еще далеки от коммерческих целей, и на показах царила суматошно-праздничная атмосфера.

Демонстрировали свои коллекции мастера советской кройки и шитья и новое поколение модной богемы: Сергей Ефремов, Галина Смирнская, Людмила Мезенцева. В 1997 году состоялся полуфинал международного дизайнерского конкурса Smirnoff, переросший со временем в Российскую неделю моды прет-а-порте.

Основатель модельного агентства Face Fashion, а ныне известный художник-перформер Федор Павлов-Андреевич провел фестиваль «АльбоМОДА», на котором начинающие модельеры выставляли вещи, сварганенные из чего попало — от резины до целлофана.

Но 90-е пережили не все. Общесоюзный Дом моделей одежды на Кузнецком Мосту, открывшийся еще на исходе войны в 1944 году, переживал острый кризис. Он завершился в 2002 году тем, что здание Дома продали и открыли на месте этого неофициального института советской моды, в котором когда-то трудились искусствоведы и художники, бутик Podium concept store. Часть культуры ушла в небытие.

Читайте так же:
Тахта венец у норд

От демонстраторов одежды к топ-моделям

Официальным названием этой профессии в Союзе было «демонстратор одежды». Слово «манекенщица» придумал народ, вкладывая в него уничижительный смысл, мол, живые манекены. Работа считалась совершенно не престижной и оплачивалась по низшей ставке.

Даже самая знаменитая советская манекенщица Регина Збарская, блиставшая у Вячеслава Зайцева и прозванная на Западе «русской Софи Лорен» и «самым красивым оружием Кремля», подрабатывала в трудные моменты жизни уборщицей.

Модный переворот 90-х открыл худым и красивым все пути: к деньгам, славе и — самое главное — на Запад.

Началось это с конкурсов красоты. Первый из них — «Московская красавица» — прошел в 1988 году: победительницей стала Маша Калинина, чье имя прогремело на весь Союз.

Москвичка Юлия Суханова стала первой «Мисс СССР» в 1989 году. Конкурсы привлекли внимание Запада, пожелавшего взглянуть на экзотических «русских красавиц».

Хозяйка модельного агентства Ford Models Эйлин Форд приехала в Россию, чтобы отобрать советскую участницу для международного конкурса Supermodel of the World. Состоялся всесоюзный отбор, и гордо представлять нашу страну поехала эстонка Эха Урбсалу.

В 1990 году состоялся конкурс уже внутри самого Союза под названием «Супермодель СССР». Еще в советские годы дебютировал и другой международный конкурс Elite Model Look. Его организацией в 90-е занималась бывшая манекенщица Татьяна Кольцова — хозяйка модельного агентства Red Stars.

Когда в 1994 году в международном финале Elite Model Look победила россиянка Наталья Семанова, «русские красавицы» по-настоящему вышли на мировую арену, а Red Stars приобрело международную репутацию.

Многие участницы модельных конкурсов 90-х сделали на Западе серьезную карьеру: эстонка Кармен Касс, бурятка Ирина Пантаева, россиянка Инна Зобова.

Москвичка Кристина Семеновская, подписавшая контракт с Dior, стала первым российским «лицом» косметики класса люкс.

Ольга Пантюшенкова из Петербурга (тогда еще Ленинграда) первой из «наших» снялась в рекламе духов всемирно известного бренда — Eden от Cacharel. Да еще и грудь обнажила!

На Западе наших моделей хвалили за целеустремленность, серьезность и отсутствие капризов. Писали, что вместо светских пьянок они отправляются домой и вообще относятся к своей работе как трудовые лошадки: чувствуется воспитание.

Правда, от них трудно добиться беззаботного веселья на камеру, из-за чего они кажутся холодными и загадочными. Но из этого сделали свою «фишку».

Например, Пантюшенкова с ее аристократической внешностью позиционировалась как некая «русская графиня», которой не до улыбок: она до сих пор оплакивает свой вишневый сад или типа того.

Но самое интересное происходило не на Западе, а здесь.

В 90-е появилась особая каста: московские топ-модели, которых знали по клипам, рекламе и скандалам. Все они принадлежали агентству Red Stars, монополисту на модельном рынке.

Татьяна Кольцова постоянно контактировала с прессой, чтобы та освещала деятельность ее агентства. Затем она заключила договоренность с телевизионным конкурсом молодых талантов «Утренняя звезда», для которого модели пробовались в качестве ведущих. Телевизионной карьеры никто из них не сделал, зато была реклама.

Повсюду обсуждалась личная жизнь моделей. «Желтая» пресса воспевала их настоящие и мнимые романы со звездами и деловыми людьми — от бизнеса и криминала. Модели Виктории Дроновой приписали то, что она разбила семью певца Александра Буйнова, а Марию Битаеву, которая рекламировала духи Authentic Maroussia от Славы Зайцева, «выдали замуж» за продюсера Павла Ващекина.

Интерес к моделям настолько возрос, что в 1992 году Влад Листьев посвятил им отдельный выпуск своего популярного ток-шоу «Тема», обсуждая модельный бизнес наравне с вопросами смертной казни, легализации проституции в России и сексуальных домогательств на работе.

Для выпуска «Манекенщицы» Листьев пригласил в студию модель Red Stars Екатерину Кириллову.

В передаче она рассказала о рекламе службы знакомств, которую однажды увидела по телевизору: в это агентство приглашали обращаться всех, «кроме проституток и манекенщиц». Для широких масс эти понятия были практически уравнены.

Но уравнены или нет, люди жадно впитывали информацию о них и следили за ними на экранах. Съемки в музыкальных клипах стали для моделей видом заработка, которого не было в СССР. В одном клипе Влада Сташевского «Я не буду тебя больше ждать» снялись Елена Белоус, Татьяна Антошина и еще целая толпа «звездочек» Red Stars.

В клипах «Городской романс» и «Хару Мамбуру» группы «Ногу свело» снимались известная модель Катя Полянская и звезда российского Playboy Наталья Шиманчук (ныне живущая в Америке актриса Наташа Алам). Для клипа на мегахит «Утекай» группы «Мумий Тролль» модель Настя Кускова пожертвовала своей шевелюрой: Илья Лагутенко стрижет, а затем обривает ее наголо, орудуя армейской бритвой, от которой модель, по его воспоминаниям, громко вопила.

Страдания того стоили: клип стал самым известным из всего, что было снято в 90-е, и получил на фестивале «Поколение-97» диплом «Лучший кадр года». А «парикмахерский» образ так прилип к певцу, что он появился в виде вампира-парикмахера в фильме «Ночной дозор».

Глянец

Россия вступила в мир глянца. В период с 1994 по 1998 годы на русском языке начали выходить важнейшие модные журналы Vogue, Elle, Harper’s Bazaar и L’Officiel. В 1994-м вышло первое издание Cosmopolitan в России с Синди Кроуфорд на обложке, сразу поставив ребром вопрос о женской независимости:

«Тридцатилетние, независимые, уверенные в себе… Нужен ли им муж?»

Существовавший с конца 80-х единственный столичный «Журнал мод» раскололся в 1990-м. Часть редакции отправилась делать новый журнал и газету «Московский стиль», переплавившиеся в 1994 году в журнал «Коллекция М». Их делали настоящие профессионалы модной индустрии, появившиеся раньше самой индустрии.

Читайте так же:
Как убрать потертости на джинсах?
В ноябре 1995-го вышел журнал «ОМ» — предмет культа, голос поколения, абсолютный трендсеттер. В нем вел колонку композитор Сергей Курехин, на его обложках появлялись Влад Мамышев-Монро и Жанна Агузарова, его статьи назывались «Идол пустоты», «Аналоговые ковбои» и «Блестки на теле цивилизации».

А еще «Птюч», «Матадор», Imperial, какие-то быстро промелькнувшие и оттого еще более ценные «клубные» журналы, велевшие тебе закинуться и идти танцевать, начитавшись Анаис Нин и Кастанеды… В России был умный глянец — претенциозный, хулиганистый и абсолютно свободный.

Клубы были ареной для начинающих модельеров и более известных богемных тусовщиков: Маши Цигаль, Елены Супрун, винтажной шляпницы Виолетты Литвиновой. В них ставили свои перформансы авангардные модельеры Андрей Бартенев и Александр Петлюра с его любимой моделью, Королевой Московского Андеграунда и Альтернативной Мисс Вселенная — благостной старушкой Пани Броней, вошедшей в книгу «Самые эпатажные личности XX века» наряду с Сальвадором Дали и Ниной Хаген.

Советский мейкап

В СССР была профессия художника по гриму. В 90-е появились визажисты и стилисты. Одним из самых талантливых был Лев Новиков, разработавший в 1988 году грим для спектакля «Служанки» Романа Виктюка в театре «Сатирикон». Созданные им экстравагантные образы во многом способствовали безумному ажиотажу вокруг спектакля, в котором — впервые в Союзе! — женские роли играли мужчины.

Новиков придумывал образы, создававшие звезд. Перекрасил поп-диву Ирину Понаровскую в блондинку, превратив ее из положительной тетеньки в женщину-вамп без возраста. Надел на ведущего передачи «Музобоз» Ивана Демидова темные очки, в которых тот всегда появлялся на публике.

Разработал элегантно-интеллигентный стиль для Леонида Парфенова. Создал для актрисы Аллы Демидовой трагический образ в духе Серебряного века. И предложил Ренате Литвиновой мейк-ап Греты Гарбо: с тонкими бровями, кроваво-красными губами и общей странностью.

Новиков разрабатывал и собственные коллекции одежды — очень красивые вариации на тему декаданса, на пару десятилетий опередившие свое время с его минимализмом, целлофаном и аляповатостью а-ля рюс, которой увлекались многие модельеры. К сожалению, как и великий американский стилист Кевин Окоин, он умер от СПИДа.

В 1999 году вышел клип Никиты «Улетели навсегда»: квинтэссенция 90-х и подведение черты под десятилетием.

Рейв, безудержное веселье, круглосуточные тусовщики. Бело-серебряный минимализм нарядов. Красные волосы клубной легенды Огненной Леди, лидера российского травести-движения.

Победительница конкурса Elite Model Look – 99 — 14-летняя Вилина Фокина с широкоскулым детским лицом, которое уже ждут в Париже и Нью-Йорке. Поднялась «вторая волна» российских топ-моделей, среди которых окажется Наталья Водянова. И прощание с эпохой.

Джинсы «Мальвины» — писк моды 90-х.

С чем ассоциируются 90-е годы? С распадом СССР, с экономическим кризисом, и, конечно же, с джинсами – мальвинами. Если сказать, что они произвели фурор, то это ничего не сказать. Наблюдалось полное омальвинивание.

jeans-malviny

Секрет успеха

Ажиотаж был вполне оправданным: измученные дефицитом, откровенно соскучившиеся по заграничной одежде, люди просто накинулись на стильные джинсы. Тем более, что вид они имели довольно-таки привлекательный, с характерным синим цветом и эффектом искусственной потертости.
И если обтянутая классика джинсового жанра требовала некоторой стройности фигуры, то новомодный фасон позволял облачиться в джинсы буквально все весовые категории. Мальвины могли быть и в обтяжку, и свободного покроя. Высокая талия отличала большинство моделей. В некоторых видах вместо пояса присутствовала резинка. Это было оригинально, интересно и удобно. Разнообразие фасонов многократно увеличивало количество покупателей.
Джинсы всегда пользовались популярностью. Но до этого времени счастливыми обладателями их были немногие. Сказывались и приличная цена на продукцию именитых фирм, и некоторое негативное отношение социалистического строя. Старшее поколение наверняка помнит поговорку «Кто носит фирму Адидас, тот завтра Родину предаст». Смешно? А ведь было такое.

Массовый бум

А в 90-х запретный плод оказался доступным — рухнули партийные преграды, цена стала более приемлемой. Еще и поэтому спрос на джинсы – мальвины стал таким ошеломляющим.
Верхом изящества было носить модные джинсы под свитер. Мужчины по обыкновению носили свитера «Босс», в лучшем случае турецкого производства. Представительницы прекрасного пола отдавали предпочтение более изящной продукции из ангорки. Важная деталь – свитер обязательно должен быть заправлен в джинсы – только так можно было похвастаться фирменными лейблами.
Мальвины заполонили рынки на всем пост советском пространстве. Изначально благодарить за это нужно так называемых челночников, а потом и предприимчивых подпольных цеховиков, которые быстро воспользовались отсутствием на прилавках магазинов товаров народного потребления.

Новый тренд

Одеться в джинсы — варенки стало навязчивой идеей фикс для каждой среднестатистической семьи. Но так как скромные бюджеты не позволяли это сделать одновременно для всех желающих домочадцев, то делалось это поэтапно. Деньги выделялись на «фирму» беспрекословно, ведь это было трендом того времени, своеобразным показателем общественной значимости.
Причем основная масса населения особо не разбиралась в тонкостях фирменных (а может и не фирменных) этикеток и лейблов. Главное, что бы они были. И чем больше и ярче, тем лучше. Где уж там присматриваться к качеству строчки, цвету ниток и всем остальным джинсовым премудростям и отличительным особенностям.

«Мальвины» в России — это подделка?

Совсем немногие вникали в суть вопроса и знали, что настоящие джинсы – мальвины это продукция фирмы Mawin. На правом заднем кармане брюк должен красоваться вышитый красными и зелеными нитками фирменный знак. И если это была не подделка, то стоили такие джинсы не так уж и дешево.
Хочется отметить, что фирменная продукция была качественной, удобной и практичной. А с каждой стиркой становилась еще интересней – работал эффект потертости. Вот сколько лет прошло, а допускаю тот факт, что на некоторых дачах и приусадебных участках для домашней работы еще сохранились раритетные экземпляры того времени.

Читайте так же:
Водолазка американка с чем носить

«Мальвины» — символ 90-х

Джинсы – мальвины в 90-х годах это и хорошо, и плохо. Хорошо то, что они были и доставляли радость, делали людей уверенными в себе. Плохо, что они обезличивали. Люди теряли индивидуальность. Но это была не вина их, а скорее беда. Да, впрочем, в то время об этом и не задумывались. Просто одевались так, как требовало время и жили. Философские размышления приходят на ум в наше время, когда вспоминаешь джинсо — мальвиновый бум. Но как бы там ни было, поколение 90-х вспоминает свою самую первую «фирму» с теплотой и неизменной улыбкой.
Хочется добавить, что мальвины выдержали испытание временем. Нынешнее поколение тоже с удовольствием носит практичные джинсы. Модели только несколько другие – более усовершенствованные и утонченные. Но это и понятно, на календаре то новый век.

С синими полосами. «Мальвины» 90-х

Мальвины

Вспомнить о стиле 90-х годов забавно и иногда приятно (особенно если учитывать гигантский прогресс среднестатистического гражданина, заставшего эти годы). Ностальгия по 90-м, школьным годам, молодости и беззаботности будит в памяти бесконечные образы, среди которых, конечно же, обязательные и необходимые «вареные» джинсы. Такие джинсы были важной частью образа любого молодого человека (а некоторые даже неплохо заработали на джинсовом буме). И сегодня мы поговорим об одном из самых известных брендов того времени – Mawin, или «мальвинах».

Мальвина джинсы

p, blockquote 1,0,0,0,0 —>

Это было время парадоксов и модных трендов, совмещающих несовместимое. В джинсах ходили все, но это никого не смущало: за долгие годы советской эпохи все успели привыкнуть к школьной униформе и одинаковым однотипным вещам серийного производства. Каждый стремился надеть джинсы, такие же, как и у других, чтобы почувствовать себя особенным. Рабочая одежда золотодобытчиков стала показателем успеха и престижа ее обладателя. А молодежь настолько преуспела в подражании идеалу, что изобрела вечный образ 90-х, уже которое десятилетие не выходящий из памяти.

Мальвина jeans

p, blockquote 2,0,1,0,0 —>

Джинсы, названные именем девочки с синими волосами из известной сказки, так же отличались широкой синей палитрой. Название, впрочем, они получили не в честь Мальвины Толстого, а по названию марки джинсов – Mawin, множественное число же получилось от распространенного способа называть джинсы: так в русском языке появились «ливайсы», «пирамиды» и «мальвины».

Мальвины джинсы

p, blockquote 3,0,0,0,0 —>

Турецкие Mawin были доступнее американских Levis или Lee при неплохом качестве и очень актуальном внешнем виде. Всего было две модели: прямые и появившиеся чуть позже зауженные, с высокой посадкой и свободные на бедрах. Иногда встречались джинсы с резинкой вместо пояса. Все модели-унисекс отличались только размерами, а удачный крой не имел особых требований к фигуре и позволял носить их практически всем. На заднем кармане был вышит зелеными и красными нитками заметный издалека логотип марки, на поясе располагался черно-белый патч с еще одним логотипом, а к карманам пришивались бумажные отрывные этикетки с рисунком ковбоя.

p, blockquote 4,0,0,0,0 —> Mawin Mawi Mawin

Несмотря на достаточное количество украшений, джинсы часто «кастомизировали», пришивая дополнительные самодельные патчи с лого брендов высокой моды, например, «Версаче» или «Гуччи», или нашивки, оставшиеся со старой пары. Голубой, уходящий в фиолетовый оттенок «мальвин» с эффектом потертости называли также «варенкой».

p, blockquote 5,1,0,0,0 —>

Джинсы Mawin носили вместе с другими достижениями турецкой текстильной промышленности – куртками от спортивных костюмов или свитерами с «ковровым» орнаментом, пушистыми кофтами из ангоры ядерных цветов (их можно было даже заправлять в джинсы, так, чтобы все нашивки были на виду), поддельными кроссовками или кедами.

Mawin+boys

p, blockquote 6,0,0,0,0 —>

О происхождении продукта никто не задумывался: часто такие джинсы продавались на рынках чуть ли не на картонке, разложенной неподалеку от пешеходного перехода.

mawin джинса

p, blockquote 7,0,0,1,0 —>

Cравнивать их друг с другом на предмет соответствия оригиналу никому не приходило в голову, такого образца просто и не существовало. Джинсы привозили огромными сумками «челночники» и продавали по сходной цене к взаимному удовольствию обеих сторон (если вы застали эти времена, то сможете вспомнить, каким образом и в каких условиях происходила примерка и покупка джинсов на уличных рынках).

Джинсы M

p, blockquote 8,0,0,0,0 —>

Джинсы Mawin бесследно исчезли вместе с вещевыми рынками, сам бренд, если он все-таки существовал, больше ничем о себе не напоминал. Если постараться, Mawin все еще можно найти на сайтах объявлений наподобие «Авито», где их продают в качестве составляющей костюма для дискотеки 90-х. Но мода циклична, и найти похожие джинсы можно в современных коллекциях многих марок люкса и масс-маркета: сейчас модель с высокой посадкой и зауженными штанинами называется moms jeans, а «вареный» эффект – tie dye.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector