1uomo.ru

Мода и Стиль
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Термин: Джинса

Термин: Джинса

Джинса — сленговый термин, применяемый в качестве оценки копирайтерского текста.

Определение носит иронический характер, и под ним обычно понимают:

  • Рекламный текст низкого качества, перенасыщенный ключевыми словами.
  • Заказной текст на сайте или блоге откровенно коммерческого характера.

Джинса обычно является продуктом деятельности начинающего или недобросовестного копирайтера, не способного придумать для своих текстов что-то помимо стандартных рекламных выражений. Чаще всего подобные тексты перенасыщены фразами вроде «молодая, динамично развивающаяся компания», «мы заботимся о каждом клиенте», «гибкая система скидок».

Слово «джинса» давно живет и в оффлайн-журналистике. Например, вот описание, которое дал В. Кузнецов:

«Джинса», «сенокос» – на жаргоне журналистов оплачиваемые материалы именуются еще «заказухой». Практически и журналисты, и заказчики, и даже читатели-слушатели-зрители отлично знают, что все комплиментарные материалы, касающиеся чиновников или кандидатов на выборные должности, оплачиваются ими в размерах, несопоставимых с обычным жалованием журналиста.

Иннокентий, Руководитель библиотеки знаний

Настроим рекламу за вас

Бесплатная профессиональная настройка вашей рекламной кампании. Идеально для предпринимателей.

Телеграм бот

@PromoPultBot — Вы сможете оперативно отслеживать динамику рекламных кампаний, подписываться на отчеты, пополнять баланс и получать важные уведомления cистемы.

Попробуйте — это очень удобно!

Новости системы PromoPult

День рождения PromoPult + Черная пятница = до 50 000 рублей на баланс

Получите возврат расходов на рекламу и привлекайте еще больше клиентов!

Прием платежей в период локдауна

Важная информация о работе системы и приеме безналичных платежей на период ввода локдауна.

Новый фильтр «Яндекса»: «некачественный бизнес»

Несколько дней назад позиции некоторых сайтов по коммерческим запросам упали на 20–30 пунктов, при этом информационные запросы остались на прежних позициях. Разбираемся, что произошло и что делать.

Инструменты

Обучение

Технологии

Справка и поддержка

О системе

Блог PromoPult

Новости

При перепечатке материала активная ссылка на сайт promopult.ru обязательна.Политика конфиденциальности

Настоящий сервис собирает информацию, зарегистрированную в файлах «cookies» для целей адаптации функционала сервиса к потребностям пользователей, в целях сбора статистической информации для анализа и улучшения качества работы сервиса, а также в рекламных целях. При использовании данного сервиса, вы подтверждаете свое согласие на использование файлов «cookies». Файлы «cookies» будут сохранены в памяти вашего устройства (ЭВМ, смартфон и пр.). Вы можете изменить настройки файлов «cookies» в вашем браузере, однако такие изменения могут повлиять на функциональность сервиса и ограничить его использование.

This service collects information registered in cookies for the purpose of adapting the service functionality to the needs of users, in order to collect statistical information for analyzing and improving the quality of the service, as well as for advertising purposes. By using this service, you acknowledge your consent to the use of cookies. The cookies will be stored in the memory of your device (computer, smartphone, etc.). You can change the settings of cookies in your browser; however such changes can affect the functionality of the service and restrict its use.

Что такое «джинса» в журналистике

На этот раз в рубрике «реклама по пятницам» разговор пойдет о проплаченных статьях. Заказные тексты были всегда. И если проследить за историей журналистики в нашей стране, становится ясно: сказать, что сегодняшний журналист увяз в «джинсе», стал продажным, раньше же было совершенно не так, нельзя.

Читайте так же:
Заложить за галстук или заложить за воротник

Более-менее точное определение «джинсы» — хвалебная (положительная) статья в прессе, за которую журналист (или его редакция) получил деньги. Ну, в общем, у артистов неистребим «чёс», у медиков — «гостинец», у правоохранителей — «засыл», у бизнесменов — «черный нал», у чиновников — «презент». А у журналистов — «джинса». Подробнее об этом термине — в дополнительном материале.

Возникновение самого термина — загадка. Известно, что появился он в середине прошлого века в США. По одной из версий — взятки журналистам засовывали в задний карман джинсов. Главный редактор журнала SmartMoney Александр Малютин вспомнил другую легенду. «По-моему, это пришло в печатную прессу с телевидения, — рассказал он Office Life, — и по-моему, этот термин появился после явно заказной передачи про джинсовый салон».


Плакат против «джинсы» и за свободную прессу

Как бы то ни было, термин «джинса» появился сравнительно недавно. Однако фактически «джинса» существовала всегда. Правда, при царской власти и после революции заказчиком статей чаще выступало государство, чем какая-либо частная компания.

Оные воды исцеляют от безсильства желудка, да и царица туда ездит

Так, в петровских «Ведомостях» от 1719 года читаем про новый курорт на водах: «Понеже оные воды исцеляют различная жестокия болезни, а именно: цинготную, ипохондрию, желчь, безсильство желудка, рвоту (. ), каменную, ежели песок или малые камни, и оные из почек гонить (. )». Престижность курорта подкрепляется ссылкой на поездки туда высокопоставленных особ — царицы Прасковьи Федоровны и придворного фаворита Александра Меньшикова.

В «Санкт-Петербургских ведомостях» публиковались хвалебные статьи о парикмахерских, шляпных салонах и магазинах сладостей, а также извещения о банкротствах, о принудительной распродаже имений с торгов. Наряду с этим страницы газеты наполняла повседневная частная информация: «Продается подержанный чепрак, обшитый широким позументом и бахромою, походная кровать, кресла с выдвижною из оных кроватью, не обшитые, кожею, и весьма удобная дорожная коляска. Спросить о них едучи к конной гвардии в смежном с Таврическим садом каменном доме у живущих над погребом». Подробнее здесь.

В советских газетах только опечатки правдивы

К советскому времени понятие «джинса» вряд ли применимо: пресса была рупором политики партии. То есть «заказуха» свыше шла стабильным, налаженным потоком, однако денег (помимо зарплаты) за это конечно не платили. Жив, здоров, на свободе — уже хорошо.

«В советских газетах только опечатки правдивы, — писал Сергей Довлатов.- «Гавнокомандующий». «Большевистская каторга» (вместо «когорта»). «Коммунисты осуждают решение партии» (вместо — «обсуждают»). И так далее».

Купить свободу слова

Послеперестроечное время и особенно 90-ые гг. XX столетия считаются пиком «джинсы». «В 90-ые годы борьба с «джинсой» была на первом плане», — говорит генеральный директор инвестиционного банка «КИТ Финанс» Леонид Бершидский. С 1999 по 2003 гг. он был главным редактором «Ведомостей», позже издавал русский Newsweek и Forbes, был главредом SmartMoney, — изданий, в которых журналист, уличенный однажды в «джинсе», не смог бы продолжать работать.

Читайте так же:
Джинсы дизель где шьют

«Джинса» не только создает недоверие к прессе, она еще и портит деловую репутацию издания, вредит бизнесу, — говорит Александр Малютин. — Компании легче заплатить пару тысяч журналисту за хвалебный очерк, чем отдавать десятки на официальную рекламу».

«В 90-ые гг. был пик «джинсы», постепенно это затухло», — считает он. «Сейчас «джинсу» не затолкнешь не только в «Ведомости» и «Коммерсантъ», но и много куда, — говорит Бершидский. — Есть целая обойма уважающих себя изданий, которые никогда не будут этим заниматься». Правда, и сегодня достаточно ввести слово «джинса», например, в «поиск по блогам» Яндекса, чтобы увязнуть в десятках обсуждений и обвинений ведущих газет в «заказухе». Естественно, под самый сильный огонь попадают лидеры отрасли.

Поставить «джинсу» на поток

Бершидский полагает, что лидеры как раз «мзду не берут», а вот в провинции «джинса» — это по-прежнему норма. «Да и в столице есть известные всем издательства, которые поставили «джинсу» на поток».

«Там, где «джинса» практикуется постоянно, процесс переведен на регулярную основу, — рассказывает Малютин. — Деньги идут либо через главного редактора, либо через рекламный отдел. А журналиста, который в обход этим механизмам лично возьмет «откат», в первую же очередь и уволят за это».

Как же отличить «джинсу» от честного текста и «не повестись» на написанное? «Искренние хвалебные статьи (то есть написанные бесплатно) — следствие непрофессионализма и наивности, — говорит Малютин. — Бывает еще, что их пишут ради сохранения хороших отношений с компанией. Это все равно некий компромисс совести. Обычно, даже если организация и заслуживает всяческих похвал, журналисты стараются сдерживаться и не перехваливать». Так что наверно — сдержанный тон материала и факты, не приправленные дифирамбными кудряшками — есть признак того, что вы читаете не заказной текст.

Более страшная проблема

«Сегодня проблема российской прессы не в «джинсе», — говорит Бершидский. — А в том, что у нас очень мало журналистов, умеющих писать интересно». «Все яркие личности, «звезды», ушли из профессии в бизнес и даже науку, престижность журналистики падает. Сейчас самая главная проблема изданий — раздобыть качественных журналистов, которых просто нет. И эта проблема гораздо страшнее, чем «джинса».

«Джинса» и «заказуха» как одна из важнейших характеристик второй древнейшей профессии

Понятие «джинса» в отечественной журналистике появилось в последние десятилетия существования Советского Союза. Появилось потому, что некоторые журналисты писали заказные материалы и получали вознаграждение от заказчика, которого вполне хватало на приобретение вожделенных американских джинсов. Может быть, не всегда американских, но джинсов. В более позднее время суммы вознаграждения за «заказуху» возрастали, размер их значительно превысил стоимость джинсов, и в журналистском сленге появилось понятие «сливной бачок» — так называли некоторых «акул пера», через которых на страницы прессы сливались компроматы или масштабный позитив об отдельных личностях или компаниях.

Все эти негативные явления в журналистской среде было принято относить к явлениям отечественным, как говорится, к нашим «родимым пятнам». Но оказалось, что и в просвещенной западной медиасреде подобные явления весьма распространены. Волны скандалов доносились и до нас, включая события в империи Мердока, и не только. Но последние события в Википедии мне показались особо впечатляющими и масштабными. Lenta.ru написала со ссылкой на официальный блог Wikimedia Foundation: «Администрация англоязычной Википедии заблокировала аккаунты 381 редактора за исправления, которые, по мнению ресурса, вносились в статьи из финансовой заинтересованности…Расследование вела команда редакторов-добровольцев. Они установили, что основными заказчиками правок были предприниматели, компании и публичные персоны, например, работающие в шоу-бизнесе».

Читайте так же:
Что такое закладные венцы

Словом, масштабная «заказуха» поразила и популярный цифровой ресурс. Видимо, «джинсовый вирус» — это всепланетная зараза, которая с разной степенью интенсивности поражает печатные и электронные СМИ, невзирая на географию, границы, идеологические и политические барьеры.

Выражение «вторая древнейшая профессия» появилось в середине прошлого века. Американский писатель Роберт Сильвестр написал роман «The Second Oldest Profession» («Вторая древнейшая профессия»). Эпиграф романа был следующим: «Газетное дело — профессия столь же древняя, как… словом, это вторая древнейшая профессия».

Вся эта история мне напомнила старый советский анекдот.

Группа туристов из Советского Союза приехала в Париж, совершает автобусную экскурсию. Гид им рассказывает в числе прочего:

— Вот видите эту женщину? Она проститутка, стоит 50 франков.

На следующей улице показывает женщину и говорит, что она стоит 100 франков. И так далее. Одна из наших возмущенных дам спрашивает гида:

— А что, у вас нет порядочных женщин?

— Конечно, есть. Но они очень дорого стоят.
PlanetaSMI

Джинсовая журналистика

"Джинса" — это не только специально пошитый материал. В журналистике этот термин обозначает проплаченный сюжет. Иногда это еще называют "заказуха". Нет, вовсе не реклама. Такой репортаж идет в общем выпуске новостей, но снят за деньги и в интересах заказчика. Чтобы зритель не догадался, что этот сюжет проплачен, он идет без полагающейся в таких случаях специальной отбивки. По крайней мере, чтобы не всякий зритель смог понять. Разумеется, это нарушает законы о СМИ и о рекламе. Но кого это волнует.

Часть акций телекомпании "Апекс-ТВ", в которой я тогда работал, принадлежала "Евразхолдингу". Сейчас им владеет господин Абрамович. До этого господин Абрамов. Невелика разница, как видно. Помимо этого в Новокузнецке "Евразхолдингу" принадлежали два крупнейших металлургических комбината — КМК и ЗСМК, и рудники на юге Кузбасса. Предприятия требовали модернизации, стоящей больших денег. А рудники и вовсе были убыточными. Но уволить сразу и всех работников было нельзя — это означало социальный бунт. Поэтому увольняли постепенно. Деньги вкладывали время от времени. И чтобы бунта не было, о каждом таком вложении рассказывали населению. В том числе через телекомпанию, в которой я тогда работал.

Мне приходилось ездить по меткомбинатам. Но больше всего мне пришлось поездить по рудникам. Я полюбился пресс-службе компании, которая за них отвечала — "Евразруде" (дочка "Евразхолдинга"). Скажете, продажный журналюга? Формально имеете полное право. Но у нас было негласное соглашение с пресс-службой. По крайней мере я так считал. Информационный повод придумывают они. А я снимаю так, как это вижу. В качестве журналиста я побывал на всех шахтах и не по одному разу всех этих маленьких поселках и городках на юге Кузбасса — в Казе, Таштаголе, Шерегеше.

Читайте так же:
Вязаные туники садовод вконтакте

Информационные поводы иногда были глупейшими. Однажды нас пригласили снимать сюжет по поводу перевыполнения плана перед Новым годом. Это выглядело так: на фоне облезлой елки шахтерам вручали грамоты. За перевыполнение плана. Без преувеличений, это именно так и выглядело. Ну нельзя из этого делать репортаж. Ну честно, это ни кому не интересно. Наверняка вы, увидев такую картинку, тут же переключили бы канал. Давайте уже спустимся в шахту и снимем горняков в работе, говорил я, про себя тихо матерясь, не потому, что нужно спускаться, а потому, что пресс-служба не подготовилась. И параллельно я размышлял, как же можно повернуть этот сюжет. И в результате я спускался на такую глубину, где даже сами шахтеры не работали. Я стоял в стволе шахты на самом нижнем уровне на тонком жестяном листе. И рассказывал об условиях работы. А под этим листом железа была пустота. Сверху лилась вода. И оператор, как сейчас помню, не решился ко мне присоединиться, поэтому стэнд-ап я писал внизу, а он снимал сверху. Как я туда добирался, все эти экстремальные подробности рассказывать не буду. И все это ради "джинсы".

Я ни в коем случае не пытаюсь как-то специально оправдаться. Да, я снимал "джинсу". Я снимал заказные сюжеты. Я просто пытался хоть как-то эти сюжеты превратить из "заказных" в информационные и интересные зрителю. А главное — в честные. Я в совершенстве освоил иносказательный язык. Потому как в заказном сюжете нельзя показать неудобную правду. Но можно намекнуть. Да, еще я овладел приемом намеков. Во всех этих приемах одно хорошо — их не понимают заказчики сюжетов. Но плохо и то, что не все зрители эти намеки распознают. Разумеется, я снимал и обычные репортажи. Ведь "джинса" — это не каждодневное задание. Но и иногда и такие вот "джинсовые". А потом в моей жизни случился "Интерньюс".

После того, как я отучился в "Интерньюсе", приехав, я сразу заявил, что больше снимать "джинсу" не буду. Редактор рвал и метал. Кричал, что меня уволит. Нет, в лицо мне он ничего не говорил. Об этом мне рассказали.

Буду честным, я не сдержал слова. Я снял еще несколько заказных сюжетов. Но то ли намекать разучился. То ли просто намекать устал. И, наверное, меня раскусили. И после этого и был этот телефонный звонок. Позвонила Лена Кобелева. Сотрудник пресс-службы "Евразруды". Я с ней работал когда-то в городской газете "Франт". Я тогда руководил молодежной редакцией. А она была еще молодой и перспективной, но уже опытной журналисткой. Но потом ушла в пресс-службу. И у нас были хорошие отношения. Но после фразы "Тебе за это платят деньги", я не стал слушать дальше и повесил трубку. И вовсе не потому, что мне действительно не платили отдельно за эти сюжеты. Я тогда подумал только об одном: Лена, как же так получается, ты ведь еще полтора года назад была таким же журналистом, как я, а сейчас мы разговариваем на разных языках.

Читайте так же:
Как работает моновпрыск гольф

Потом позвонил начальник Лены, Женя Фридрих, который извинялся. Я знаю почему. Негласный договор на том и основывался: мне дают относительную свободу в обмен на мой опыт. Но ездить на шахты я перестал. А вскоре и вовсе уволился и уехал из города.

После переезда из Новокузнецка я снимал "джинсу" еще пару раз. И можете вновь кидать в меня помидорами. Однажды — работая в моей любимой телекомпании "ТВ-2". О том, что сюжет "заказной" я узнал только после того, как уже снял его. Продюсер Лена Изофатова меня не предупредила заранее. И я догадываюсь почему. Она, скорее всего думала, что после этого я откажусь ехать на съемку. Но в этом случае, так или иначе, мне не пришлось ни под кого подстраиваться. Это было редакционное задание, был информационный повод. На то, как я об этом расскажу, не влиял никто. Также было и во втором случае — уже в "Русской службе новостей". Съезд партии "Патриоты России". Хвалить не нужно, сказали мне сразу же. Нужно было только рассказать то, что я увидел. И я рассказал. Видимо. сейчас главное для этой партии — хотя бы упоминание.

За все это время "джинса" никуда не исчезла. Напротив, она стала неотъемлемой частью российской журналистики. И сейчас, смотря федеральные каналы, я могу с 99-процентной уверенностью сказать, заказной сюжет или нет. Сколько стоит такое удовольствие? В те времена, при моей зарплате в семь с половиной тысяч один снятый мною сюжет приносил телекомпании 60 тысяч. Я знаю это точно, через меня пару раз передавали официальные бумаги. Можно попробовать проиндексировать на нынешние зарплаты. Называлось это тогда "информационное сотрудничество". Сейчас. думаю, как-то похоже.

Не стоит судить строго журналистов, снимающих "джинсу". Все судят журналистов. А я вам честно скажу, мало кто из них любит такие "заказухи". Ну если только тот, у кого в голове смешались люди, кони и, быть может, хомячки. Никто не судит главных редакторов, владельцев каналов. Никто не судит комитеты рекламы и информации, прокуратуру. А ведь все прекрасно все знают и понимают. И даже заказывают. Думаете. прокуратура не покупает "джинсу"? Может быть не за деньги, но покупает. Кому нужно, обо всем об этом известно. В конце концов, "джинса" идет на самом верхнем уровне — на федеральных каналах. Впрочем, на федеральных каналах идет и то, по сравнению с чем "джинса" — мелкие забавы.

Я долгое время хотел об этом написать. Хотел, и не решался. И прекрасно знаю, что многое из написанного известно. Но, быть может, известно не всем. Теперь можете меня подвергать обструкции.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector